Memoirs of the Elven Whore

Страница: 4 из 5

шею, щекоча ее своей бородкой, и от восхитительного сочетания силы и нежности в его объятиях я сам чувствую прилив возбуждения. Но мы только начали игру, так что я выскальзываю из его объятий и снова поливаю горячей водой себя и его.

Бережно намыливаю ему шею и плечи, заодно разминаю их пальцами, чтоб расслабить мышцы, уставшие от тяжести доспеха, затем становлюсь перед ним и готовлюсь намылить его грудь и живот. Растительности на груди у него немного, зато от живота к паху ведет очень сексуальная дорожка черных курчавых волосков. Айдан, не обращая внимания на то, что я вообще-то его мою, притягивает меня к себе, целует, и вот мы оба блестим от мыльной пены, соприкасаемся скользкими телами, его вставший член упирается мне прямо в живот. Не переставая с ним целоваться, намыленной ладонью скольжу по его груди, пальцем обвожу вокруг сосков, затем веду ее вниз, к заветному боевому копью моего героя. Когда мои пальцы касаются его члена, Айдан возбужденно вздрагивает, а я скольжу намыленными пальцами по его мошонке и вверх-вниз по стволу члена, уже вздыбленного максимально. Пора переходить к делу.

Я поливаю его водой, при этом не переставая ласкать его руками, и когда вся пена с нас смыта, плавно опускаюсь перед ним на колени и одним движением языка снизу вверх слизываю со ствола капельки воды. По выражению лица моего любовника — кое можно непочтительно описать как восторженное офигение — понимаю, что такие ласки ему в новинку. Ах, мой герой, то ли еще будет! Небось в своем приграничье только всовывал в коленно-локтевой местным девкам на сеновале. А мне выпало быть твоим проводником в мир разврата.

Кончиком языка я щекочу его головку, обвожу ее по периметру, повторяю языком контур выступивших венок на его стволе, затем облизываю его яйца и беру их по одному в рот, играю с ними, доводя Айдана до точки кипения, а потом беру головку в рот и плавно насаживаюсь горлом на его член. Ух ты, прочувствовать всю длину и толщину мужского члена можно только во время глубокого минета. Насколько я тренированный, и то сложно не закашляться. Какой же чудесный леденец у него, и сосать приятно, хотя не каждый может орудие таких размеров обслужить (это я хвалю себя, ага). Ого, похоже мой юный друг быстро входит во вкус, кладет мне руки на голову и подает бедрами вперед, трахает в ротик. Спасибо хоть на том, что за уши не хватает — терпеть этого не могу. Эй, а кто это у нас уже готов брызнуть фонтанчик вотпрямщас? А трахаться со мной кто будет? Ну ладно-ладно, не могу я остановиться, когда от моего отсоса герой всея Хенсарии уже вголос стонет.

Он учащает движения, по его телу проходит сладостная дрожь и мне в рот выстреливает несколько порций теплой спермы, кою я предусмотрительно глотаю и невесомо порхаю язычком по не потерявшему еще твердости члену, слизывая остальное. Айдан гладит меня по волосам, и когда я поднимаю голову, вижу, что он смотрит на меня с почти детским восторгом. Ай да я!

 — Мой господин, не хотите ли выпить? — предлагаю я, и когда он утвердительно кивает, грациозно поднимаюсь с колен и нетвердым шагом иду к столику в основной комнате. Айдан следует за мной, и, поблагодарив кивком головы, берет у меня чашу с вином. А себе я наливаю другую. Терпкое вино сразу заглушит привкус спермы. Да и за моего последнего клиента в этом заведении тоже стоит выпить. Сегодня-то последний день празднеств, значит и мой последний день работы здесь. От этой мысли все мое довольное настроение куда-то испарилось. Что же ждет меня дальше? Потрахушки с пьяной солдатней за пару медяков, а после мучительное издыхание от какой-то гнусной болезни?

 — За вас, мой господин, — поднимаю я чашу с вином, но Айдан не дает ее выпить, молча обнимает меня и когда наши губы соприкасаются, поит меня вином из своего рта. О небеса, такого романтичного и нежного клиента у меня еще не было, даже определиться не могу, это еще приятно или уже приторно? Какой все же он еще неиспорченный столичной развращенностью, надо же. Говорят, ему всего двадцать один год от роду. Ни дать ни взять отважный рыцарь из сказки, в такого не грех и влюбиться, если ты прекрасная принцесса. А если ты — шлюха, то будь добр смотать сопли обратно и отрабатывать заплаченное клиентом.

Айдан вдруг ловко подхватывает меня на руки — я даже понять не успел, что происходит — и несет в сторону кровати. Ну прямо первая брачная ночь! Похоже его представления о сексе исчерпываются несколькими непристойными стишками и наверняка каким-то рыцарским романом, быть может прочитанным в подростковом возрасте в поисках сальных эпизодов. «Лорд жаждал ввести свой нефритовый жезл в ее янтарную пещеру. От страсти по ее телу пошли мурашки, она вся превратилась в огромную мурашку и сказала «ДА» — как же, как же, что-то такое я когда-то читал, и так как сей шедевр известен всем подросткам как самый откровенный в описании постельных сцен, то наверняка его и Айдан когда-то пролистывал тайком от родителей, возможно тщетно ища картинки. Хотя наверное у него и практический опыт был, хоть пару

быстрых спусков с сельскими резвушками — ну не верю я, что такой горячий жеребчик мог двадцать один год в ладошку спускать, тем более, что это не сочетается с образом героя, в конце-концов.

Айдан укладывает меня на кровать бережно, аки тарелку с горячим супом, и сам вытягивается рядом. О да, так целоваться гораздо удобнее, а то с нашей разницей в росте стоя затекает шея. Я пытаюсь взять инициативу на себя, но он ложится на меня сверху и одной рукой прижимает оба моих запястья к постели над моей головой. Ой-ой, я похоже в плену. Ну и хорошо, кто бы спорил, немного перчика нашему сладкому свиданию не повредит. А если клиент захочет, я и картинно потрепыхаться могу, даже слезу пустить, умоляя не лишать меня чести. Кстати странные в обществе представления о местонахождении оной чести — сколько я трахал, сколько меня трахали, а честь мне ни разу не встретилась, ни в попах, ни в кисках. Поэтому как ее можно во время секса потерять — для меня до сих пор загадка.

Но юный Хаардад видимо не любитель принуждения или садомазохистских спектаклей, поскольку ведет себя со мной, аки с девственной принцессой, покрывает поцелуями мне лицо, уши, шею, ключицы. Я только выгибаюсь ему навстречу, тихо постанываю (а то в полной тишине, нарушаемой лишь сосредоточенным сопением, меня всегда тянет заржать), и когда он отпускает мои руки, обнимаю его за плечи. Айдан несколько раз целует меня в грудь и обхватывает губами сосок, м-м-м, посасывает его и нежно прикусывает... О да, мой герой, ущипни мои соски, видишь, как они затвердели... Имитировать стоны возбуждения больше нет нужды — у меня стоит как часовой у дворца, и задница сладко ноет в предвкушении траха. Каюсь-каюсь, соски это мое слабое место. Рукой лезу под подушку — ароматное масло для смазки потайной дверцы спрятано в нескольких местах, в том числе и там. А то клиенты бывают такие затейники...

Вот заветный флакончик в моих руках, и так как просунуть руку под тяжелое тело Айдана — нереально (а если я вслух скажу, мол, дайте подготовить рабочее место, то мало ли, вдруг это романтику испортит), я поднимаю правую ногу, и пытаюсь дотянуться до своей теплой дырочки. Айдан замечает мои маневры и отвлекается от игр с моими торчащими твердыми сосочками, садится так, чтоб видеть мою попку, полностью открытую, так как колени я поднял к плечам. Наблюдает за тем, как два мои пальчика игриво проникают внутрь, дразнят розовую блестящую дырочку, приглашающе раздвигают вход в темные недра. Айдан неуверенно придвигается поближе, и я нежно подрачиваю его твердый член, смазываю его маслом, направляю в свою гостеприимную дырочку. То ли от неопытности, то ли от возбуждения, но он с силой вгоняет в меня свою дубинку, трахает резко и глубоко, так что я неподдельно вскрикиваю при каждом толчке.

Я обнимаю его за плечи, глажу ладонью по щеке, и когда он замедляется, шепчу ему, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх