Не рой яму сестре, — сама в неё попадёшь...

Страница: 1 из 7

Не рой яму сестре, — сама в неё попадёшь..

Глава Первая.

Сестринская месть.

Лиза хоть уже практически и лыка не вязала, но когда я ей стала рассказывать, как проверяя эту чёртову теорию Алекса Габронова об Эдиповом комплексе (я так и сказала, — чёртову теорию, — с лёгким нажимом на этом слове), я поздно вечером, предварительно подслушав и убедившись, что мой младший сын Максимка снова мастурбирует, внезапно вошла в его комнату в коротенькой ночной рубашонке и без трусиков, якобы вся перепуганная приснившимся мне кошмаром..

Моя Лизонька аж икнула:

 — Да, ладно, Свет... Ты, правда, это сделала?, — она не могла поверить своим ушам, — но это же... я всё, конечно, понимаю, но это совсем ни в какие рамки не лезет.

Я только пожала плечами:

 — Это исследование для меня очень важно. Наш ректор готов выложить за необходимые изучения в этой области огромный грант. На самом деле Эдипов комплекс в свете теории Габронова совсем не изучен. Ну, и сама понимаешь, добровольцев на подобные испытания этой теории днём с огнём не сыщешь...

Лизонька икнула ещё раз:

 — М-да, в жизни бы не подумала, что вы психологи такие чокнутые... Ради каких-то исследований... м-да... — моя сестрёнка недоумённо встряхнула своей красивой белокурой глупенькой головкой.

Мы сидели на кухне в её шикарной квартире и уже приканчивали вторую бутылку дорогого коньяка. Мы нередко устраивали такие посиделки, потягивая коньячок, и часами болтая о всём подряд, — мы были очень дружными сёстрами.

С мужем (третьим по счёту. Причём каждый раз бросала мужей именно Лизка) Лиза развелась года два назад, так что в квартире кроме нас был только её сын, Артём. Он пришёл, где-то час назад, — Лиза была сама под шофе и не заметила, но от меня не скроешь, — в изрядном подпитии с какой — то дискотеки. Помахав нам рукой, он торопливо скрылся в своей комнате, и скоро оттуда послышались звуки громкой музыки. Спать Артём ложиться не собирался, хотя уже была полночь.

Я как бы невзначай сменила тему и стала рассказывать, что хочу уломать Виктора (это мой муж) весной слетать на Сейшелы. Но впервые в жизни такие вещи не вызвали у Лизы интереса. Очень скоро она меня нетерпеливо перебила:

 — Ну, и Дима, а он что?

«Клюнула, сучка», — как-то злорадно подумала я, но мыслей своих постаралась не показать.

 — Что, Димка? — как бы ничего не понимая, я посмотрела на сестру.

Лиза даже смутилась:

 — Ну... это... когда ты вошла в его комнату в ночнушке и без трусиков... Димка-то что? Что дальше-то?

Я пожала плечами:

 — Он держался, как мог, бедняжка... Я вроде, как стала искать утешения в его объятиях, — он меня неловко утешал, я рыдала ему в плечо и прижималась к нему то грудью, то бедром, — так что он скоро уже просто дрожал от возбуждения, а его штука стала похожа на огромную дубину, сквозь плавки уперлась мне в живот..

Пьяненькая Лиза удивлённо качала головой.

 — Ну, Свет... Ну, ты даёшь... И что дальше? — ей было дико любопытно.

 — Я даже потом уронила серёжку, встала на колени спиной к Максу и долго её искала под компьютерным столиком Макса, извивалась, как последняя шлюха и, давая Максу прекрасную возможность рассмотреть, что я без трусиков, — продолжала я, — бедный мальчик... Мне его даже стало жалко... Представляю, какая буря чувств играла в нём... Он был невероятно, дико возбуждён. Он хотел меня, и был готов просто накинуться на меня. Но в то же время, он любил меня, как мать и между нами стояло тысячелетнее табу...

 — Да... , — протянула задумчиво Лиза, — Представляю себе... бедный мальчик... Ему пришлось очень нелегко... Господи, ему же всего пятнадцать... А тут такой соблазн..

Мы выпили ещё по стопочке. Глазки Лизки совсем заблестели, а речь стала терять связность. Впрочем, я была не намного лучше, но я старалась держать себя в руках. Мне предстояло ещё сделать самое главное.

Лиза была младше меня на три года. И, если быть честной, я всегда ей завидовала, — хотя в жизни бы в этом не призналась, хоть на костре меня пытай.

Нет, я не хотела быть такой, как Лиза. В этом плане, я относилась к ней с изрядной толикой пренебрежения. Лизонька с детства не отличалась изрядным умом или сообразительностью, но господь не обделил её красивой мордашкой, а лет с шестнадцати стало понятно, что он наделил её ещё и шикарным сочным телом, да таким, что в общем-то мозги Лизоньке за всю её жизнь особо ей и не понадобились. Лиза никогда не была расчетливой или хитрой, никогда не пыталась из чего-то намеренно извлечь для себя выгоду, точно так же, как она никогда не пыталась намеренно охмурять мужчин. Напротив, она была всегда, что называется сама очаровашка, вечно восторженная, доверчивая, непосредственная, невинная и беззлобная. Но мужчины всегда толпами увивались за ней, влюблялись и хотели её, осыпая Лизоньку дорогими подарками. Впрочем, хоть Лиза и всегда принимала эти подарки с детским бурным восторгом, но стоило её сердечку охладеть к очередному избраннику (а их, и кроме её мужей у Лизы было много), то никакими подарками её было более рядом с собой не удержать. Я не помнила, чтобы Лиза любила кого-нибудь больше трёх лет. Это было давно, это был её первый муж Игорь, отец Артёма.

И то, ему удалось нелегко... Лиза его очень любила... Но она никогда не считала небольшие курортные или служебные романчики изменой, или просто не могла устоять перед очередным соблазнителем (я бы сказала, что моя сестрёнка была весьма слаба на передок), и Игорю приходилось терпеть всё это, пока хватало сил... Это было трудно, тем более, что Лизка совсем не умела врать, и когда она возвращалась домой поздно вечером оттраханная очередным кобелём, всё красочно всегда было написано на её лице. В общем, блядь моя сестрёнка была ещё та.

Впрочем, её по этому поводу ни чувство вины, ни раскаяния совсем не грызли. Она была просто такая, какая есть. До какого-то времени меня это в общем-то и не заботило вовсе, пока, однажды, эта сучка не трахнулась с моим мужем. Это было по пьяни, случайно, на корпоративной вечеринке (Лизка работала второй секретаршей у босса Антона, моего мужа. Помню, Антон тоже рассказывал, что его босс тоже потрахивает Лизоньку в обеденный перерыв, и периодически изрядно поднимает ей зарплату) и один раз. Но...

Я готова была убить их обоих... Но я сдержалась, и не сказала ни слова... Скандалы были мне ни к чему. К тому же, наверняка, я не была уверена в реакции Антона. Ещё вся заковырка была в том, что мой психоаналитический кабинет только набирал обороты, и не только не приносил прибыли, а ежемесячно ещё приносил изрядные счета, которые оплачивал муж. Поэтому, я всё проглотила, хоть и была вне себя от ревности и ярости.

Лизка снова нетерпеливо теребила меня за руку:

 — Ну, а дальше что? Свет, ну, не тяни... Димка как?, — её лицо раскраснелось, она была уже очень пьяна.

Я надула губы и хмыкнула:

 — Димка оказался молодцом. Не в отца. Держался, как истинный джентльмен и ни полслова не обмолвился мне о мучавших его желаниях, только страшно смущался, и всеми силами прятал от меня свою возбуждённую дубину, — я рассмеялась, — он боялся, что я что-то замечу, и тогда обижусь или рассержусь на него, представляешь? Но он просто изнывал от возбуждения...

Я перевела дыхание. Лизка слушала меня открыв рот.

 — Но мне нужно было доказать это чёртову теорию Габронова! Или убедиться в её несостоятельности, чёрт возьми!, — продолжала я, — я, конечно, не готова была идти так далеко, но стойкость сына не оставила мне выбора... Пришлось сказать ему, что сегодня одной мне спать страшно, — я хихикнула, и подмигнула сестре, — в ту ночь я легла спать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх