Не рой яму сестре, - сама в неё попадёшь...

Страница: 3 из 7

нашей бабушки. Оно досталось мне, как старшей, но я знала, что Лизка всегда мечтала о нём.

 — Меня интригует твоя уверенность в сыне. Это очень похвально. Но я верю в теории Габронова, — в наступившей тишине проговорила я, — заключим пари. Хм... ты веришь в Артёма... И если он пройдёт испытание, это кольцо твоё... А если нет... То тогда ты согласишься завтра у меня в кабинете дать подробное письменное описание о чувствах и ощущениях испытанных тобой во время... ну... ты понимаешь..

Какое-то время Лизонька молчала, потом широко улыбнулась:

 — Ты сумасшедшая... Я всегда мечтала об этом кольце, — честно призналась она, — но никогда не думала, что оно мне достанется, а тем более так легко... , — она даже довольно и весело засмеялась, — что я должна делать?

Я широко улыбнулась ей:

 — Умничка!! Я уже боюсь проиграть, сестрёнка! — похвалила я её, с трудом веря своей удаче. Всё шло по намеченному плану., — что говоришь, надо делать? Ну, говоря по простому, ты должна попробовать в откровенной форме соблазнить Артёма. Возможно, он будет делать тебе какие-то намёки, но ты не должна ни замечать их, ни отвечать на них. Артём не пройдёт испытание, если потеряет голову и наброситься на тебя, не взирая на то, что ты его мама и на то, что ты не разрешала ему так с собой обращаться. Ты не имеешь права сопротивляться, но ты имеешь право остановить его только словами, но в них не должно быть угроз... Скажем так, ты имеешь право оказать полноценное сопротивление сыну¸ чтобы привезти его в чувство, только если он уже стащил с тебя трусики и пытается раздвинуть твои ножки... С этого момента можешь считать, что ты проиграла и прекращать эксперимент, Лизочка.

Лиза довольно потирала ручки:

 — Этого никогда не будет, дорогуша. Считай, что колечко уже моё. Артёмка мой сын, и этим всё сказано... Что-то ещё?

Я кивнула:

 — Да... Я буду за всем наблюдать через окно, с балкона Артёма. Но, обещаю, что немедленно уйду, как только станет ясно, что Артёму не удаётся пройти испыьтание... , — я снова ей улыбнулась., — так что если тебе суждено стать любовницей собственного сына, то свидетелей этому не будет... Наше пари на честность, ты должна РЕАЛЬНО, соблазнять сына, а не ИМИТИРОВАТЬ, я понятно выражаюсь? — и дождавшись, пока Лизка медленно кивнёт, я продолжила, — утром всё спишешь на то, что была пьяна. Если ты будешь плохо играть, наше пари теряет силу.

Лиза снова кивнула. Её глазки горели. Она уже видела заветное колечко на своём пальчике.

 — Умница, — сказала я, — ты выиграешь спор, если Артём продержится час. А сейчас... тебе нужно одеть нечто очень соблазнительное.

Лизка только высокомерно хмыкнула, поднимаясь с места:

 — Дай мне пять минут, сестрёнка..

Она убежала в свою комнату.

 — Тёть Свет... , — от неожиданности я чуть не подпрыгнула от испуга. В дверях кухни стоял Артём. Артём был почти ровесником Максима, старше на полгодика, сыновей с Лизкой мы рожали в один год. Только Артём у Лизки был единственным сыном, а Максим у нас с Антоном был младшим. Старшему, Марку было уже 18 лет, он учился в военной университете.

Артём с Максимом были не очень дружны, но зато с Марком не взирая на разницу в возрасте, всегда были не разлей вода.

Артём был высоким, широкоплечим юношей, всегда таким молчаливым, сам себе на уме. Не знаю, как они с Марком уживались, — ведь Марк, наоборот, был шумным и резвым, как электровеник, вечный балагур и затейник, душа любой подростковой компании.

Я вздёрнула бровь и усмехнулась:

 — Здравствуй, племянничек. Тебе так не терпится??

Я поняла, что он дико смущён. Ну, ещё бы, ведь я знала его самый страшный секрет в жизни... Хм, о его его тайном вожделении к телу Лизоньки... Узнала я об этом случайно. Как-то помогала Лизке в уборке, — Артём тогда был в пионерском лагере, и нечаянно нашла за письменным столом Артёма его дневник. Это было что-то... Своему дневнику Артём доверял все свои тайные страсти и сексукальные фантазии, какие испытывал к матери. И думаю, в этом была виновата сама Лизка, — вечно таскала своих любовников домой и трахалась с ними чуть ли не на глазах у сына.

Артём хотел свою мать. Но он боялся... Ещё бы... На такое сложно решиться..

 — Тёть... ты уверена, что мама будет не против? — прошептал он, красный, как рак.

Я ободряюще улыбнулась:

 — Поверь мне, — тихо, но твёрдо сказала она, — скоро она придёт в твою комнату и будет вести себя, как последняя шлюха. Ты должен вести себя очень скромно и смущённо, — запомним это! Минут через двадцать изобрази дикий гнев, якобы из-за материнского поведения, обзови её шлюхой и сделай вид, что ты потерял голову. Затки ей чем-нибудь рот, или свяжи и бери её. Главное, не останавливайся ни на миг, пока не трахнешь её, как бы она не сопротивлялась..

Артём возбуждённо сопел.

 — А потом? Она же меня не простит..

Я снова усмехнулась:

 — Простит! Ещё как простит... Потом, её во всём и обвинишь... Скажешь, мол, ты ж сама себя вела, как последняя шлюха, а я парень молодой, кровь забурлила, — вот голову и потерял. Главное, не вздумай просить прощения! Во всём виноватой должна остаться она сама! Потом, она первым делом ринется за советом ко мне, — если ты всё сделаешь правильно, я смогу её легко убедить, что во всём проишедшем только её вина, — я улыбнулась Артёму и заговорщески подмигнула, — всё будет хорошо, племянничек! Иди к себе, разбирай диван и жди маму, — у вас впереди бурная ночь!

Артём слабо улыбнулся мне в ответ и на цыпочках убежал к себе в комнату.

Лизка вернулась она через полчаса.

Я чуть не ахнула. М-да, дурочка, видать очень сильно хотела заполучить прабабушкино колечко, и просто, всё делала для того, чтобы у меня не возникло ни тени сомнения, что она действительно выиграла наш спор. Но вопрос был в другом, — неужели она действительно рассчитывала в таком виде не возбудить в сыне похотливых желаний?

Лизке было уже 34 года, но выглядела она великолепно. Это было не удивительно, она всегда тщательно следила за собой, уделяя много времени спорту, диетам и салонам красоты. К тому же природа наделила её просто шикарным телом. Мужчины не зря сходили с ума по ней, мечтая хотя бы о ночи в её объятиях. Стройное, с годами ставшее чуть пышноватое тело, сочная тугая грудь, небольшой пухленький животик, широкие ладненькие бёдра, длинные изящные ноги и упругая красивая задница. Прибавьте сюда кукольное личико Лизки и большой рот с пухлыми изящными губками и вы поймёте, почему мало кто из мужчин мог устоять перед ней.

На лицо был наложен тонкий макияж, белокурые волосы заколоты сзади в аккуратный конский хвостик, а тело Лизы истончало еле заметный аромат дорогих духов.

На ней был короткий совершенно прозрачный белый пеньюарчик, достигающий едва до середины бедра, под которым совершенно отчётливо были видны беленькие невесомые шёлковые красивые трусики и бюстгальтер.

Я только хмыкнула:

 — Время пошло, сестрёнка..

Лиза покачнула бёдрами. Выпила, видно, для храбрости, ещё рюмку коньячку и, подмигнув мне, вышла из кухни.

Я выпила ещё полрюмочки коньячка. Вкуса победы я не ощущала, — всё получилось как-то легко, впрочем, моя сестрёнка особой сообразительностью никогда не отличалась.

Мне всё же немного было жалко Лизку. Но она сама виновата, напомнила я себе, — нечего было спать с моим мужем.

Через какое-то время из комнаты Артёма послышалась возня и приглушённые возмущённые вскрики Лизоньки. Я на цыпочках вышла из кухни, и прокралась к двери комнаты Артёма, — она была приоткрыта... Картина, которую я увидела весьма впечатляла..

Как я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх