Не рой яму сестре, - сама в неё попадёшь...

Страница: 4 из 7

потом узнала, Артём чуть не лишился чувств, когда Лизка вплыла к нему в комнату покачивая бёдрами, с томной блядской улыбочкой на губах.

Я ухмыльнулась, — не знаю, как и чем эта дурочка испытывала на предмет сексуальной стойкости своего сына по отношению к своему телу, но результат был на лицо...

Лизка была уже без трусиков... Сейчас они служили кляпом для её рта. Артём поставил её на колени на диван, а сам, стоя сзади, спокойно связывал своим ремнём заведённые назад руки матери. С первого же взгляда на него было видно, — парень невероятно возбуждён... Ну, ещё бы ждал весь вечер, томился, переживал и надеялся... Я не обманула его чаяний..

Лизка была перепугана, но сопротивлялась отчаянно. Впрочем, без шанса на успех. Артём знал, чего хотел, и без обиняков шёл к своей цели. Его член стоял, словно стойкий оловянный солдатик.

Вот руки Артёма сжали бёдра матери и потянули Лизоньку на восставший член сына. Короткий вскрик Лизки и сладострастный стон Артёма, — парень наконец-то воплотил свою самую сокровенную мечту, — насадил мамочку на свой член.

Я вернулась на кухню. Выпила ещё рюмочку коньяка и в мыслях пожелала сестрёнке побольше оргазмов. От чистого, кстати, сердца.

Больше здесь пока мне делать было нечего. И главное, сейчас, наверное, совсем не стоило мешать Лизке и Артёму. Что-то мне подсказывало, — этой ночью они узнают много нового друг о друге.

Не рой яму сестре, — сама в неё попадёшь..

Глава Вторая.

Старший сын.

До дома я добралась на такси уже к двум часам ночи. Антон, наверное, уже давно спал. Завтра ему вставать полшестого, — ехать к зам. министра на какое-то совещание по очередному инвестиционному контракту. Он знал, что я у Лизки и не волновался, — частенько я даже оставалась ночевать у сестры.

Рассчитавшись с таксистом, я вылезла из машины... и еле-еле удержалась на ногах, в голове зашумело...

О, подружка, да ты пьяна в стельку, — сказала я сама себе. Коньячок-то давал о себе знать.

Дома меня ожидал ещё один сюрприз. В дверях меня встретил Марк. Хм, если бы я знала тогда, что за эт у ночь это далеко не последний сюрприз..

 — Получил увольнительную, — широко улыбнувшись и чмокая меня в щёку, сказал он, — папа уже спит, а я решил тебя дождаться. Он обнял меня и почувствовала, что сын невероятно напряжён, он чуть ли не дрожал..

В холле он помог мне раздеться. Я велела ему поставить чай и приготовить нам по кружке чая, пока я быстренько приму душ. И, потом, за чаем мы поболтаем перед сном.

В ванной я быстро скинула шмотки, прыгнула в душевую кабинку, — я торопилась, с Марком мы последнее время виделись редко, и я дорожила минутами, проведёнными с ним.

Я намылила шампунем голову и подставила волосы под струи воды и когда я снова смогла открыть глаза, Марк стоял передо внимательно разглядывая моё тело...

 — О, господи, Марк!?, — вскрикнула я инстинктивно становясь к нему боком, чтобы он не видел мою киску, и пытаясь прикрыть руками грудь. Впрочем, последнее мне удалось только частично... Моя грудь всегда была предметом моей гордости, пышная, упругая, третьего размера, многие мужчины теряли из — за неё голову, когда я на утренней пробежке не одевала под спортивную маечку бюстгальтер, — что ты делаешь??? Немедленно выйди!!

Марк похотливо ухмыльнулся и причмокнул губами:

 — Мам, перестань, ты шикарная штучка!! Нечего стесняться! Таким телом нужно гордиться!!, — он даже не потрудился взглянуть мои глаза, когда говорил, а откровенно пялился на мою грудь.

Я вжалась в стенку душа вне себя от смущения и возмущения. Я не знала, что и думать! Марк... Такой всегда внимательный, нежный, заботливый, — да что это с ним?! Марк был обнажён по пояс, в одних шортах и мне прекрасно было видно, как в паху вздыбливается ткань шорт. Он был возбуждён!

 — Немедленно выйди вон!!!, — прошипела я. От такой наглости сына у меня даже проорал голос, — что ты себе позволяешь, щенок!?

Марк изобразил на лице гримасу искреннего и неподдельного удивления:

 — Да, ну, госпожа психолог?? А где же Ваши профессиональные навыки? Может поставите мне диагноз, а?! Как же Ваша грёбанная теория Алекса Габронова?! Мне просто показалось, что Вас весьма интересуют исследования в области данной теории?!, — Марк осклабился, — мам, может проведём научный сеанс?

Я так и застыла, с бешено бьющимся сердцем. На душе стало тоскливо, а мысли беспорядочно заметались. Господи, ну, только не Марк? Откуда? Как? Неужели, Максим проговорился? Нет, он, не мог!!! Наутро, весь в слезах он валялся у меня в ногах, умоляя всё забыть и ничего не говорить Антону... На миг я даже забыла, что стою перед сыном голая.

Марк видя мои душевные мучения, только хмыкнул. Одну руку он держал за спиной, и теперь он её вытащил, — в ладони он сжимал карманный магнитофон. Он щёлкнул кнопкой и я услышала свой голос:

... Я его целый час мучила. То попкой к его паху прижмусь, то грудью на него навалюсь, то обниму его... Вот... В общем, сама во всё виновата... , — Марк нажал перемотку, и снова включил, — ... в конце концов он вскипел, и перестал совсем соображать... Навалился на меня всем телом, начал целовать, лапать. Я особо не сопротивлялась, — хотела проверить, насколько далеко он решится зайти. Думала, всегда успею его остановить... Но... я немного не рассчитала, что мальчику уже пятнадцать и он уже гораздо сильнее меня. В общем, не буду вдаваться в подробности, — маленький негодяй просто изнасиловал меня, и я ничего не смогла с этим поделать. Он быстро подвил мои любые попытки к сопротивлению, и в конце концов, мне пришлось просто ждать пока это животное кончит в меня. Хорошо, что для этого ему не понадобилось много времени. Он просто залил меня своей спермой, мерзавец!!! — опять Марк щёлкнул кнопкой, — ... и так, всю ночь... Пять раз подряд... Он у меня затейником оказался, вертел меня, как хотел. Имел меня вовсюда, словно шлюху, куда только мог засунуть в меня свой член, негодяй. И в ротик, и в попку, я уж не говорю про мою несчастную киску. Измотал меня всю.

У меня уже не то что сил не было сопротивляться, я даже ругаться на него перестала. Иногда только скулила, чтобы он меня отпустил, да он совсем не обращал на меня внимания. Просто трахал и всё. В общем утолял свои эротические фантазии, — я даже сама некоторые позы такие до него не пробовала...

 — Ну, и!? — Макс нарочито грозно воззрился на меня, держа магнитофончик в руке над головой, словно палач топор над жертвой, — и что ты скажешь в своё оправдание испорченная развратная женщина?!, — его тон был наигранно торжественен.

У меня пропал дар речи. Я чуть прям в душе не рухнула в обморок... Но... Но... Это я рассказывала Лизке... Откуда у Марка эта запись??? Господи, кто сделал эту запись?! Я хотела что-то сказать, но не смогла. Я была просто в панике.

Марк только усмехнулся глядя на меня. Он снял с крючка полотенце и кинул его мне.

 — Оденься, — приказным тоном сказал он, — я думаю нам стоит продолжить это разговор в отцовском кабинете. Там нас не будет слышно, — он подмигнул мне, — ты же понимаешь, вообще-то, как добропорядочный сын, я обязан с утра вручить эту плёнку папе. Но, возможно тебе удастся найти доводы, чтобы я этого не делал... , — он озорно улыбнулся мне, — в папином кабинете очень шикарный диванчик, мам, и я думаю, на нём тебе будет удобнее убеждать меня не отдавать это плёнку папе...

Я была подавлена и повержена этим молниеносным танкообразным напором сына. Он не оставлял мне ни секунды на передышку или раздумье, а эта плёнка в его руках... Эта плёнка мой крах... Моя смерть... Конец всему... В реакции Антона я не сомневалась...

Едва я обернулась в ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх