Не рой яму сестре, - сама в неё попадёшь...

Страница: 6 из 7

киску, словно книгу. Марк склонился надо мной со своим огромным копьём наперевес. Мне стало страшно... Я не хотела секса с ним... Я не была готова к сексу... Я жалобно заскулила..

Но Марку было глубоко наплевать на мои переживания. Он дрожал от возбуждения. Он навалился на меня всем телом, не отпуская мои бёдра и в се дующий миг вогнал свой член в меня... Я жалобно вскрикнула... Короткая вспышка боли, — на миг мне показалось, что он разорвёт меня... Там, внизу Марк оказался очень большим мальчиком. Я застонала, а Марк тяжело задышал мне в ухо.

Следующие минуты моей бедной киске пришлось очень не легко. Такого любовного напора мне испытывать ещё не приходилось. Антон, даже в молодости таким не был никогда..

Темп был, словно у отбойного молотка. Энергичные и невероятно сильные фрикции сына буквально сотрясали моё несчастное тело. Член сына немилосердно буквально разрывал меня изнутри. Шлепки бёдер сына о мои бёдра, казалось, разносятся на весь дом. Диванчик под ударами сына ходил ходуном. Елозия резными ножками по полированному полу, он противно и жалобно, а главное очень громко скрипел, а под конец, совсем уже сдвинувшись в сторону, стал биться резной деревянной ручкой о стену. Этот стук раздававшийся каждый раз, когда Марк с громким уханьем снова вонзался в меня, в ночи казался мне просто оглушительным. Мне стало страшно... Наша спальня с Антоном была в другом крыле дома, но Антон не мог не расслышать смачные шлепки бёдер сына, его протяжные стоны, этот резкий, громкий скрип дивана и стуки диванной ручки в стену. Мне стало страшно... Я даже себе представить не могла, что будет, если Антон застанет нас с сыном вот так..

По телу Марка прошла судорога...

 — Мама... , О, боже... , — простонал он мне на ухо, — я кончаю!!! Мама...

И... это был настоящий вулкан, который просто затопил мою бедную истерзанную киску. Марк изливался в меня долго и бурно, глубоко пронзив меня своим любовным орудием. Будь на моём месте неопытная молодая девушка, ей бы точно не поздоровилось от такого животного совокупления..

Я чувствовала, как семя сына с мощностью настоящего вулкана извергается в меня... Это было дико и противоестественно, это длилось какой-то миг, но какую-то секунду я едва не испытала оргазм, до того был мощен поток обрушившийся в меня... Конечно, же моя киска не могла поглотить такого обилия мужского семени, я чувствовала как горячие струи семени вытекают из меня и стекают по бёдрам.

Потом мы долго не могли прийти в себя. Марк не мог отойти от испытанного сильного оргазма, а у меня просто не было сил.

Я смогла подняться на ноги первая. Марк лежал на полу, рядом с диванчиком, уставившись в потолок и улыбаясь своим мыслям. Казалось, но сейчас замурлыкает от удовольствия. На меня он не обращал никакого внимания..

Я всё ещё боялась, что Антон мог нас услышать. А значит, не взирая на чувства, что бушевали у меня в груди, требовалось немедленно принять меры предосторожности.

Я включила бра. В его свете было видно, что диванчик, мой живот и бёдра обильно измазаны семенем Марка, и она продолжала вытекать из моей киски. В столе у Антона были салфетки. Мне потребовалось почти полпачки, чтобы вытереть на себе и на диванчике следы нашего с сыном преступления.

Марк с интересом наблюдал за мной. Я поправила на себе полотенце, подняла с пола его шорты и швырнула ему в лицо.

 — Оденься! Отец может зайти в любую минуту...

Марк, не вставая с пола, залез в шорты, снова посмотрел на меня. С дьявольской улыбкой на губах сказа:

 — Да, мам, умеешь ты быть умницей, когда хочешь... Ладно, зачёт тебе за старание... Отцу не я ничего не расскажу... , — и добавил, — пока не расскажу..

Я готова была его убить...

Не рой яму сестре, — сама в неё попадёшь..

Глава Третья.

Раскрыть глаза.

 — Я не понимаю, мам. Зачем ты это сделала? Она же твоя сестра! Ты же просто подставила тётю Лизу... Хм, хотя не скрою, Пртём тебе очень признателен..

В голове был пусто. Мыслей не было никаких. Слишком много эмоций за один день я испытала. Мозг, словно хотел отключиться, спрятаться от внешнего мира. Но Марк спрашивал и надо было что-то отвечать..

Ещё глоток из чашки передо мной на столе и горячий терпкий чай обжёг губы. И только это сейчас приводило меня в чувство. Я зябко закуталась (Марк разрешил мне одеться) в халат, на кухне было прохладно.

 — Я люблю Лизку. Но она недавно переспала с твоим отцом. На одной корпоративной вечеринке, — злость снова вспыхнула во мне, — с-сучка, — процедила я сквозь зубы, — я тогда смолчала... Не захотела скандала... Но я ж знаю Лизку... Мужики её раз попробуют и надолго на неё западают... Я хотела отомстить... Ну, и... , — я вздохнула, — Артёма ты знаешь не хуже меня... Он весь в своего папочку. Жуткий собственник и невыносимый ревнивец... И к Лизке он давно уже неравнодушен... как к женщине, а не как к матери... Небось за годы насмотрелся, как Лизку дерут её хахали... Я это и раньше подозревала, но как-то нашла его дневник... И... , — я отпила ещё из своей кружки, — я думаю, что Артём не остановится попробовав Лизку один раз. Я думаю, со временем он подчинит Лизку своим чувствам и желаниям, и у неё совсем не будет ни сил ни времени на других мужиков... Бросить родного сына она тоже не сможет, так что... Антона она уже отбить у меня не сможет.

Марк аж присвистнул. Он сидел за столом напротив меня, и тоже пил чай из своей огромной кружке:

 — Ничего себе, мам... А ты опасная женщина... С тобой лучше не ссориться. — он усмехнулся, — хорошо, что я твой сын... Думаю, мне — то ты мстить не будешь?

На эти слова я только опустила голову. Ненависти к Марку я действительно не испытывала... Да, и. наверное, никогда не смогу испытывать... Слишком сильно я его любила... моего первенца... Слишком много себя я отдала ему, чтобы теперь суметь его возненавидеть. Даже после того, что он надо мной сотворил. Да, я злилась на него, очень злилась... Но по-моему, я злилась больше на себя, чем на него... И снова во всём винила себя, в не сына.

 — А с Максимом, мам? Чёрт, я чуть с ума не сошёл от ревности!!

От этих слов, я чуть не расплакалась. Вот она моя расплата. Объяснять одному сыну, который практически изнасиловал меня 20 минут назад о том, почему я переспала с другим сыном. Мне снова дико захотелось выпить. Глаза Марка, слово, сверлили меня.

 — Это всё моё желание написать докторскую диссертацию... , — понуро стала объяснять я, — из-за неё я совсем потеряла и покой, и сон... И, видимо, остатки разума... За основу я взяла теорию Алекса Габронова... Не буду долго изъясняться, — по этой теории написаны целые тома... Эта теория об инцесте... И в ней много белых пятен, вот некоторые из них я и взялась освещать... Скажу даже больше, — некоторые из моих исследований имели широкий успех и резонанс, и вот это-то мне и вскружило голову, я думаю... Обо мне ведь заговорили! Я должна была продолжать! Но, конечно, не стоило проверять эту чёртову теорию дома, да ещё и на собственном сыне... В том, что произошло между мной и Максимом виновата только я, Марк... Ты должен это понять. Больше мне нечего сказать..

Какое-то время мы молчали. Думали каждый о своём. Я о том, что Марк так и не отдал мне эту треклятую плёнку, и по-видимому и не собирался даже отдавать. Но я даже боялась поднимать на эту тему разговор. Не сегодня... На сегодня моё тело уже с лихвой расплатилось за мою глупость, а Марк вполне мог захотеть продолжения... Но ещё больше меня мучил другой вопрос, — откуда вообще у Марка оказалась эта плёнка?

Наконец, я собралась духом и спросила сына об этом.

Марк пожал плечами:

 — Очень легко мам, — он даже хмыкнул, — мы же ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх