Пара. Новогоднее чудо.

Страница: 2 из 7

совершенно не изменился с тех пор, поэтому я облегченно подумал, что хозяева не переехали, и мы попали куда надо. Настроение поднялось.

 — что это было? — моя подруга была в шоке.

 — сам не очень понял...

 — это ты называешь «будет весело»? С ней?

 — я её первый раз вижу!

 — а с кем тебе тут было весело?

 — тут толпа была, а её я не знаю...

 — а я бы ей отдалась!

Так, весело бубня, мы вошли в зал. Там стоял накрытый стол, тихо играла музыка, и какой-то парень в гордом одиночестве пялился в телевизор. Заметив нас, он встал, и протянул мне руку: «Александр».

 — Ириша, — представил я ему подругу и назвался сам.

 — А эта... девушка?... — поинтересовался я

 — Это — Аннели. Аня. Бывшая супруга Ильи. Останавливается у него, когда в Москву приезжает. Она эстонка — по-русски ни бельмеса... или не хочет...

 — Понятно, — теперь я знал имя хозяина квартиры и своего...

Включилась логика: стол накрыт минимум на 10 персон, а в квартире, на первый взгляд всего двое, причем не хозяева. Нас впустили без вопросов, значит, ждут гостей. Вспомнилась та вечеринка, когда здесь был проходной двор.

 — а где народ?

 — К восьми подтянутся.

На часах было 19.30. Ждать оставалось не долго. Или целую вечность?!!

«В определенном смысле то, что мы называем счастьем, случается в результате удовлетворения длительное время сдерживаемых потребностей»

(Зигмунд Фрейд)

Моя подруга решила не тратить время зря и пошла принимать ванну. Мы остались в комнате вдвоем.

 — А я тебя вспомнил, ты был здесь несколько лет назад по Новый Год. Но быстро срубился, и Коля оттранспортировал тебя в спальню.

 — Да, в позапрошлом году. А ты Колю откуда знаешь?

 — Вместе учились на юрфаке, теперь работаем в одном холдинге. А вы с ним земляки?

 — Ну, да, одноклассники. Отца в Москву перевели, он с ним и уехал.

 — По пивку?

 — А есть?

 — А-то!

Он пошел на кухню за пивом, и я его рассмотрел. Высокий, спортивного телосложения. На нем была обтягивающая водолазка и обтягивающие светло-голубые джинсы стрейч. Эта одежда так плотно облегала его тело, что казалось это боди-арт — отчетливо выделялись каждая мышца, каждый бугорок, каждая впадинка — хоть анатомию изучай! Но больше всего меня заворожили круглые ягодицы и припухлость спереди. Казалось, что там, в штанах, что-то невероятное! Невольно представил, как расстегивается ширинка и появляется большой красивый член! И сам испугался — так мне часто описывали свои ощущения женщины! Но сразу успокоил себя: «просто красиво, как античная скульптура». Никто же не называет человека, любующегося статуей Давида, гомиком!

Под пиво у нас завязался чисто мужской, непринужденный разговор: политика, спорт, бабы. Он был интеллигентен, начитан, остроумен, не ханжа. С ним было легко и комфортно — как будто знал его всю жизнь. Наши взгляды на жизнь, в основном, совпадали.

После четырех бутылок я узнал, что жену Ильи зовут Алла, что сейчас они у её родителей в Питере и будут там до конца Рождественских каникул, а хозяйкой оставили Аню — существо безобидное и жизнерадостное, даже несколько взбалмошное. Такая характеристика никак не вязалась с первым знакомством, но я не стал заморачиваться, может у девчушки проблемы... Хозяева предоставили квартиру для празднования, потому что это традиция — праздновать Новый Год у них, и они действительно бисексуалы, и большинство их друзей — тоже. По его разговорам и поведению мне показалось, что он что-то знает, но прояснить ситуацию не удалось: из ванной вышла Ира. Она была явно голая, только завернулась в короткое махровое полотенце, которое едва прикрывало соски и попку. Без макияжа, с ниспадающими на обнаженные плечи черными вьющимися мокрыми волосами она была сама Венера. Я залюбовался. Саша — тоже... Увидев наши откровенные взгляды, она даже слегка смутилась, что на неё было не похоже.

 — А в этом доме есть фен?

 — Сейчас сорганизуем, — Саша быстро пошел в спальню.

Через несколько секунд он вернулся с большим профессиональным феном и брашингом. Ирка удивилась — она-то понимала толк в этих вещах.

 — Откуда такое счастье?

 — Я не говорил? Аннели... Аня — парикмахер. Приехала на конкурс стилистов. Сидит там, прически моделирует. Уже вторые сутки.

 — Что ж ты раньше молчал? Хочу прическу!

 — Это вряд ли. Занята она очень.

 — Жаль. Ирка пошла в ванную сушить волосы.

 — Красивая, — он произнес это так, словно мне её сватал.

 — Все говорят.

Тут зазвонили в дверь. Начали подтягиваться гости.

Всё было, как в прошлый раз: шум, гам, хаотично сменяющие друг друга гости, бесшабашный разгул девчонок. Ирка, любительница ночных клубов, была в восторге! Она нравилась всем парням сразу, и это её возбуждало! К бою курантов она уже была изрядно пьяна и целовалась со всеми, кто приближался к ней на расстояние вытянутых губ. Не зря в народе говорят: «Баба пьяная — пизда чужая». Во время массового женского стриптиза на парнях (как я понял, тоже традиция), когда все участницы остались в одних трусиках и закончили выступление, Иришка повернулась к зрителям спиной, слегка развела ноги и наклонилась, оттопырив попку. Трусики врезались в писюльку. На них было мокрое пятнышко от эротических выделений. Она завела большие пальцы под резинку трусиков и медленно начала их снимать. Воцарилась тишина.

Только музыка. Когда резинка была уже на бедрах, и оголилась вся попка, трусики вышли из влагалища. Между ног показались пухлые, тщательно выбритые, влажные от смазки, приоткрытые половые губки, между которыми красовалась головка набухшего клитора. Народ хором шумно выдохнул и забесновался! Ирка бросила трусики в толпу, как «венок невесты». Счастливчик, которому они достались (все звали его «Дюся», по-видимому, Андрей), поднес их к лицу и жадно нюхал. Было жалко смотреть на её «шест» — парень просто обалдел, когда она голая запрыгнула на него спереди, обвила ногами и стала под медленную музыку тереться интимным местом об его восставший в штанах член. Все мужики, и не только, были её. Странно, но я не ревновал. Я гордился: это моё!

Когда всё закончилось, девчонки стали выкупать свою разбросанную одежду за те деньги, которые им давали за стриптиз. Платье у одной из девушек Ира выкупила быстро, но за трусики Дюся заломил бешеную цену, и на бюстгальтер у неё уже не хватило. Так она и осталась в трусиках и коротком облегающем платье, под которым крупными горошинами топорщились возбужденные соски.

Все пошли на улицу пускать фейерверки и валяться в снегу. Ириша повесилась на меня и, глядя в глаза с похотливым прищуром, прошептала: «Серёжка, классно! Всегда мечтала о стриптизе! Это лучший Новый Год в моей жизни! Все мужики меня любят! Нет, это я всех мужиков люблю! Нет, хочу! Люблю только тебя!»

После стриптиза и прогулки на свежем воздухе наступило затишье. Пары танцевали под негромкую лиричную музыку, велись «светские» беседы.

В зале стояло пианино. Точнее, шикарное старинное немецкое фортепьяно с гравировкой и четырьмя бронзовыми подсвечниками. С глубоким, почти органным, тембром. Два парня фальшиво и сбивчиво взялись играть на нем «собачий вальс» в четыре руки. Ириша, услышав это, взбунтовалась: «Э, мужики, хорош инструмент насиловать! Сереж, сыграй. Он классно играет».

Я когда-то закончил музыкальную школу с отличием, благодаря усердию и силе воли... моей матушки. Учителя заставляли идти в училище. Я выбрал мед. Дома в одиночестве часто играл для души. А играть ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх