Пара. Новогоднее чудо.

Страница: 4 из 7

мужика.

 — не знаю, не измерял, — ему явно было приятно признание его достоинства.

 — нет, правда, интересно, сколько. Давай померяем.

Всё казалось просто невинным спором двух пьяных мужиков. Он ничего не подозревал (или нет?).

Я измерил длину ладонью. От запястья до конца мизинца.

 — 15 см, — объяснил я.

Он не сопротивлялся. Его, похоже, самого заинтересовал этот «научный эксперимент». У него даже не возник вопрос: а почему это делаю я, а не он сам?

 — Теперь в состоянии эрекции... Я взял член в кулак, и стал медленно оголять головку. Член встал, как по команде! От запястья до конца среднего пальца у меня 20 см. Он был чуть короче.

 — Все 18! — мне даже не пришлось изображать восхищение. — И сантиметра 4 в диаметре. Наверное, все бабы без ума, — неся эту хвалебную чушь, я продолжал медленно дрочить.

Он не отвечал. Я с трудом оторвал взгляд от предмета своего вожделения и взглянул на лицо: его глаза были закрыты, рот приоткрыт, он медленно и глубоко дышал. Я получил «доступ к телу»! Осмелев, положил вторую руку на сжавшуюся упругую мошонку и стал нежно гладить и слегка сжимать крупные яички. Его ягодицы напряглись, приподнимая таз. На кончике члена появилась прозрачная капелька. Я залез на диван с ногами, встал на колени и наклонился над его пахом. Залюбовался. Лоснящаяся головка, как шляпка гриба венчает массивный, покрытый набухшими венами, ствол. Миниатюрные розовые «губки», окаймляющие отверстие, спереди переходят в бороздку, в стороны от которой расходится сочный валик, образуя вокруг головки корону.

Вид и запах члена сводили с ума. До предела отодвинув вниз нежную кожицу крайней плоти, целиком взял головку в рот и начал водить вокруг неё языком. Он положил одну руку мне наголову и тихонько теребил волосы, а второй гладил шею и спину, медленно продвигаясь вниз. Я прогибался под ладонью, поднимая попку и нетерпеливо извиваясь. Добравшись до поясницы, рука стала возвращаться назад. Я непроизвольно издал недовольное капризное мычание. Он всё понял и положил рука на ягодицу. Я удовлетворенно шумно выдохнул. Он стал поочередно крепко сжимать мои булочки. Второй рукой начал ритмично давить на затылок, заставляя сосать активнее. Одной рукой я обхватил его ствол у самого основания вместе с мошонкой, другой гладил мохнатый лобок. Стал медленно скользить ртом по его члену, расслабляя губы, когда он входил в меня и сильно сдавливая при обратном движении. Язык продолжал гулять по головке. Он сильно возбудился, шумно дышал, движение руки по ягодицам стали быстрее. Он попытался просунуть руку под джинсы, но она не пролезала. Я нетерпеливо, едва не сломав молнию, расстегнул ширинку и стянул джинсы вместе с плавками на бедра.

Член, оставшись без поддержки, с чмокающим звуком выпал изо рта и, с громким шлепком, ударил его по животу. Он весело хмыкнул. Одной рукой поднял член, а другой взял меня за подбородок и потянул головке. Я продолжил сосать, а он гладил и массировал мою уже голую попку, все чаще проводя по углублению между ягодицами, касаясь дырочки. Низ живота ныл от желания. Возникло ощущение самки, жаждущей секса. И хотелось, чтобы мой самец осознавал, что ебёт именно самку. Он молчал, а мне так не хватало пошлых грубых комментариев, как это делала Алла. Я не выдержал: «Я хорошо сосу?»

 — да...

 — Я хорошая сосочка?

 — хорошая...

Разговорить его было не просто. Похоже, выражение «женщина любит ушами» было для него пустым звуком...

 — я заслужила хороший секс?

Наконец-то до него дошло: «девочка хочет, чтобы её отъебали?»

 — самочка очень хочет! — уточнил я своё амплуа, снова взял член в рот и повыше поднял попку.

Его тоже возбудил этот диалог и моё поведение. Он достал из ящичка в ручке дивана какой-то тюбик и презерватив. Да, ничего не скажешь, эта комната была оборудована идеально! В тюбике был обычный силиконовый любрикант. Но мне и не нужен был другой — желание и так било через край, а после водных процедур сфинктер был расслаблен, и вход в попку был свободным даже для такого агрегата.

 — Не надо презерватив, я не заразная, — я продолжал настаивать на своей роли самки. Это меня ещё сильнее возбуждало. Лишало рассудка. Оставалась только похоть!

Он выдавил из тюбика значительное количество смазки прямо на дырочку и стал размазывать по всей промежности, свободно проникая сначала одним, а потом двумя пальцами внутрь. Возбуждающий холодок смазки и его ласки доводили до экстаза. Я встал перед ним, потянул за плечи. Он поднялся. Я снял с него водолазку, опустился на корточки и, пока снимал джинсы, не удержался, чтобы ещё раз не взять член в рот. Когда он был окончательно раздет, повернулся к нему спиной и, прижавшись попкой к горячему члену, стал тереться об него. Он тоже раздел меня, повернул лицом к дивану и, обняв одной рукой за талию, другой надавил на спину, заставляя встать раком. Я, широко расставив ноги, встал коленями на край дивана, облокотился на спинку и прогнулся, чтобы моя попка была повыше.

 — какая у нас попочка, — восхитился он и звонко шлепнул по ягодице.

Я застонал от удовольствия: «еще!»

Его уже не надо было упрашивать. Он сам возбудился. Несколько раз ощутимо хлестанул ладонью по попке. Смазка снаружи высохла. Он выдавил большую порцию себе на головку и, держа член рукой, стал массировать членом мой анус. Я раздвинул ягодицы двумя руками, подался назад, и член вошел сразу почти наполовину. «А ты и правда уже не девочка!». Он взял меня за бедра и потянул на себя, вводя член. Войдя полностью, уперся лобком в попку. Волосы приятно ласкали кожу. От распирающего попу ощущения кружилась голова. Он ебал меня быстрыми, мелкими движениями, как маленький похотливый кобелек. Член ходил не больше, чем на 1—2 см где-то в глубине, и я, практически, его не ощущал. Мелькнула мысль: «он и с женщинами так?» Уже хотел попросить «сильнее», но тут заиграла рок-баллада «Woman» (с тех пор я эту композицию спокойно слушать не могу). Начал подмахивать в ритм сочного трагичного баса. Саша, невольно, тоже стал двигаться в этом темпе. Он медленно вынимал почти полностью, а потом жестко с силой вгонял в меня член на всю длину, притягивая руками за бедра.

Саша долбил задницу. Басы долбили мозг: «тум, тум, тум, тум... « Клаус голосил «Woma-a-a-n you can cha-a-nge my world!». Сашин живот звонко шлепал по моим ягодицам. Яички приятно бились о мою мошонку. Огромная ребристая головка массировала зону простаты. Приятные ощущения перерастали в экстаз. Накатывал оргазм. Но Саша неожиданно вышел из меня. Я едва не заорал: «какого хрена?». Он стянул меня с дивана, заставил лечь на спину прямо на палас, лег сверху и бедрами широко развел мои ноги. Я с готовностью приподнял таз. Он дотянулся до подушки и подпихнул мне под зад. Я взял его член в руку и нетерпеливо приставил к дырочке. Он медленно, без усилий вошел. Я обхватил его таз ногами и стал нажимать на ягодицы в нужном мне темпе. Он держался на локтях, но мне хотелось почувствовать всю тяжесть ебущего меня мужика. Я обнял его за плечи и силой притянул к себе. Его движения стали более размашистыми, он замедлился и стал бурно кончать. Впился губами в шею. Член, уменьшаясь, начал выходить, но меня это не устраивало. Во-первых, я не кончил. Во-вторых, я прекрасно знаю мужскую психологию: после оргазма наступает полная апатия, а в нашем случае, возможно, и отвращение.

Я прижал его к себе за ягодицы: «подожди», сжал сфинктер. Кровоотток перекрылся, член стал опять увеличиваться. Сработала банальная рефлекторная «трехнейронная дуга», как в коленной чашечке: мозг, приняв чисто механическую эрекцию за возбуждение, послал команду мышцам. Он снова начал энергично ебать меня, но я резко отодвинул попку и член выскочил из неё. Он недовольно замычал. Задача была выполнена: он ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх