Пара. Новогоднее чудо.

Страница: 7 из 7

рассмеялись.

Я... влюбился?..

Она прищурилась и заговорщицким шепотом спросила: «А твоя девушка тоже обалденно пахнет?»

 — Тебе зачем?

 — Хочу.

И все-таки, демон...

 — Ты меня сейчас использовала? Чтобы подобраться к моей подружке? — с напускной строгостью спросил я.

 — Конечно, глупенький, — она не собиралась сдаваться в этой игре.

 — Ириша тоже что-то говорила про тебя, типа «вот бы её отодрать», — жестко, даже грубо, отпарировал я.

Она не обиделась: «Ты ревнуешь?!!»

 — С чего мне её ревновать?

 — Нет, ты меня ревнуешь!

Её женская логика поставила меня в тупик: я не знал, что ответить. Мне пришлось проанализировать свои слова, чтобы определить их мотивацию... Да, я ревновал! Я уже не хотел её ни с кем делить. Она определила это в одно мгновенье каким-то шестым... или двадцать шестым чувством. Вот чего в нас нет: они чувствуют то, чего нам не дано природой. Только трезво анализировать и осознавать. Может быть, поэтому существует лесбийская любовь?

 — Я думал, что это невозможно, но после оргазма ты стала ещё красивее!

Интонации и формулировки говорили сами за себя: я влюбился!

Она явно была против такого поворота событий и отшутилась: «А ты — до...», и опустила глаза, взглядом указывая на мой стоящий член: «Хочешь кончить?»

Я театрально закатил глаза, сложил губки пельмешками: «Не ожидал такого глупого вопроса от столь прекрасного и умного существа!»

«Ну, ступила», — она по-детски развела ручки ладонями вверх, часто хлопая ресницами. Потом встрепала волосы: «Блондинка-лесбиянка, что возьмешь. Есть презерватив?»

 — Никогда не пользовался.

 — Тогда, извини, родственничек... Она сползла вниз, встала на колени между моих ног. И... стала развлекаться!

Поиграла яичками, сопровождая звуками, издаваемыми пустой банкой, катящейся с лестницы: «Блм-блм-блм». Что-то фольклорное пропела в «микрофон». Взяла член двумя руками и, вытаращив глаза, изображая испуг, медленно провела ими по всей длине от головки до лобка. Приложила к лицу, сравнивая с размером головы, примеряя ладошкой, как это делают дети возле стены, отмечая карандашиком темпы роста. Проанализировала и тут же озвучила, где и на сколько сантиметров член выйдет из затылка, если взять его в рот целиком. Высунув кончик языка от старательности, тщетно пыталась замкнуть на члене пальцы в кольцо. Подытожила: «У тебя очень большой, просто огромный!» Потом перешла к «губкам»: оказалось, она тоже знает про этот «фокус».

 — Ты огромный? — спросила у члена.

 — Да, я огромный! — писклявым мультяшным голосом ответила за него. Одновременно нажимала на головку двумя пальчиками, заставляя «губки» шевелиться.

Во время всего этого милого импровизированного спектакля я едва сдерживался от смеха и комментариев.

Прозрачная жидкость, капельками проступавшая из члена во время предыдущих ласк, стала липкой и тоже приобрела характерный запах. Её ноздри снова стали широко раздуваться.

 — Ты тоже вкусно пахнешь. Мы оба вкусно пахнем... , — начала было она, но я её прервал: «Не отвлекайся, дорогая».

 — Хорошо, ДОРОГОЙ!

От этих, в шутку сказанных ею слов, закружилась голова. Мне уже не хотелось просто заниматься с ней сексом. Мне хотелось быть с ней вечно. Я взял её за плечи, потянул вверх. Она, повинуясь, привстала и, расставив ноги, села мне на колени. Я взял её за талию и притянул к себе... И утонул в бездонных серых томных озерах. Наверное, именно так умирает «Я хочу тебя. Давай переспим», и рождается «Я люблю тебя. Выходи за меня замуж».

Я не озвучил этот глобальное демографическое событие. Я, со своим идиотским мужским рационализмом (кому он нужен?!!), трезво осознал, что этому не суждено случиться НИКОГДА. Обида, гнев, ненависть, отвращение... Казалось бы, сильные разрушительные чувства.

Но это просто детские наивные капризы, по сравнению с жестоким, неотвратимым и беспощадно бессмысленным «НИКОГДА»! По-видимому, эта убивающая безысходность отразилась на лице. Она ласково, именно ласково, как любящие мамаши на своих малышей, посмотрела на меня, погладила по щеке, наклонилась, и, слегка приоткрыв ротик, поцеловала в губы. Долго, нежно. Потом положила голову мне на плечо. Прошептала мягко, но настойчиво, чеканя каждое слово, как разговаривают психиатры с душевнобольными: «Тебе. Просто. Нужно. Кончить. И все. Пройдет». Заглянула в глаза: «Да... дорогой?»

 — Да, дорогая...

На самом деле — НЕТ! Я нежно держал это сокровище за талию, любовался, не отрывая глаз.

Спустя вечность, чтобы хоть как-то отвлечься, спросил: «А ты правда Ирку хочешь, или это у тебя шутки такие?»

Она приблизилась вплотную так, что были видны только огромные черные зрачки, со страстью процедила сквозь сжатые зубы: «ты даже не представляешь, как!»

 — Успокойся, я представил, — передразнивая её, глазами показал на стоящий член, — у тебя в запасе десять часов до нашего отъезда.

Вспомнил позу любимой с членом Дюси в руке: «но, желательно поторопится, можешь не успеть»

В дверях возникла чем-то недовольная Ириша.

 — Воркуете, голубки? Ну, и как она? О, какой засос! (Аня удивленно подняла брови и вопросительно посмотрела на меня)

Моя любовница, всю ночь вытворявшая на моих глазах бог весть что с другими мужиками, приревновала?

 — Я ж не спрашиваю, как тебе Дюся и Саша.

 — А ты спроси! Сбежали они оба. У них там дети сопливые некормленые, семеро по лавкам. Пошли грудью кормить, или что там у них есть.

Понятно. Двое ушли, третий с бабой на кухне обжимается... Ирке, в её-то состоянии, обломился утренний секс! Аня, продолжая сидеть у меня на коленях с раздвинутыми ногами, боялась повернуться, похоже, прикинулась мертвой. Только хлопала ресницами. Я поспешил её успокоить, давая понять, что ничего страшного, это мы так развлекаемся, «милые бранятся... «.

Демонстративно поцеловал в губы: «Я тут стараюсь, про твою прическу договариваюсь, а ты?»

 — Старатель ты мой. ТАК я могу и сама договориться!

Подошла, погладила Аню по волосам, по плечам: «Красивая... «. Аня вздрогнула от неожиданного прикосновения, мгновенно ожила, глазки заблестели. Игриво подмигнула, намекая, что у неё всё получается.

 — Вот и славненько! Баба с возу... , — включил иронию, чтобы не выдать реальных чувств. Встал, придерживая, нет — трепетно прижимая Аню за талию. Затем поспешил покинуть помещение, оставляя двух голых, знойных, безумно красивых и безумно любимых женщин наедине.

 — Смотри, не тресни, парламентер, — Ирка шлепнула меня по стоящему дыбом члену, когда я проходил мимо.

 — Девчонки, вы тут сильно не деритесь...

Когда я вышел из кухни, закрыв за собой дверь, они дружно расхохотались. «Похоже, Аня, у тебя сегодня, всё-таки, будет Ира...»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх