Почти правдивая сказка

Страница: 2 из 4

Н. мягко прикоснулась к выпирающему бугру на джинсах, легко расстегнула пояс и молнию, извлекла самую важную для П. на данный момент часть тела. Член был слегка увявшим от её отказа, но почувствовав нежный обхват пальцев начал быстро твердеть; пару легких движений — и вот он набух, слегка изогнулся вверх и дрожал от возбуждения. Головка легко вышла из крайней плоти, побагровела и блестела натянутой кожицей. Н. мягко обхватила её своими губами, сжала их посильней и впустила горячий уголек в свой рот. Пальцы нежно погладили яички и основание члена, голова задвигалась ритмично, член то утопал во рту по самый корень, то только головка была обласкана умелыми губами и ласковым язычком. Тут П. Охватила лёгкая паника — «Я же сейчас кончу, куда сбрызнуть сперму?». Но подруга, словно угадав его страх, просто сжала корень покрепче и чуть сильнее сжала губы. Еще пару движений — и П. улетел в рай, его член упруго сжимался, выталкивая сок любви, а его подруга глотала эту горячую, пахучую жидкость, доставляя тем самым еще больше блаженства партнеру, не избалованному такими ласками. Она еще поласкала своим ртом опадающий фаллос, слизала с головки последнюю каплю семени и поцеловала упавшего в полный ступор П. в уголок рта. Он было дернулся ответить на поцелуй, но Н. мягко остановила этот порыв:

 — Ну все, пора ехать.

Счастливый и обалдевший П. бездумно вел машину, его сердцу ликовало и пело, только на самом дне оседала лёгкая горечь от утраты тех самых, наисчастливейших минут перед отказом Н.

Прошло несколько месяцев.

Еще раз Н. подарила пару дней счастья и лёгкой эйфории, П. ухаживал за ней всё настойчивей, и наконец они вновь оказались наедине в его машине. На Н. был надет красивый белый сарафан, длиной до колен. Сев на соседнее сиденье, Н. открыла взору водителя пару округлых чуть загоревших коленок. Это были сладкие коленки, чистые, гадкие, не чета цыплячьим острым коленкам худющих сотрудниц. Они прямо требовали прикосновений и ласк. П. не заставил себя ждать и положил правую на ближайшую точеную ножку с удивительно гладкой, мягкой кожей.

 — Проверяешь побрила ли? — блеснула глазами из под опущенных ресниц.

 — А ты везде такая? — полушутя бросил П., — можно проверить?

Н. чуть раздвинула ноги, и водитель, не рискуя отрывать взгляд от дороги, провел ладонью по внутренней части бедра, пока она не уперлась в полупрозрачный шелк трусиков. Затем властно просунул руку под резинку и ощутил под пальцами нежную плоть, сочащуюся желанием. Девушка приподнялась, опустила трусики чуть ниже и пошире раздвинула ноги.

П. стал гладить нежные складки, получалось неуклюже, нужно было следить за дорогой, да и форма писечки заметно отличалась от привычной супругиной.

 — Покомандуй мной, — попросил он.

 — Выше! — отрывисто бросила она, прерывисто дыша, затем чуть повела попой, чтобы палец удобнее лег на клитор. — Ещё, быстрей, — так же отрывисто управляла она послушным орудием, затем резко подала таз вверх и буквально насадилась на охотно скользнувший во влагалище палец. Позволив ему помассировать себя изнутри, Н. вернулась к прежней позе, предоставив П. поласкать клитор. Так повторилось несколько раз. На крутом повороте водителю пришлось оторваться от возбужденной партнёрши, после переключения передачи он жадно облизал свои пальцы, покрытые её смазкой, Простонав от наслаждения, он начал гладить её писечку снова. Свернув на уже знакомый проселок, П. проехал пару сотен метров и остановился в той же ложбинке. Теперь в его распоряжении были обе руки. Но тут, хитро улыбнувшись, П. достал с верхней полки чёрный непрозрачный пакет, и жестом фокусника извлек из него купленный накануне вибратор. У Н. слегка расширились глаза, затем она как–то очень эротично простонала что то невнятное, что П. принял за полное согласие с таким поворотом событий. Любовник осторожно ввёл вибратор во влагалище и включил малую скорость. Губы его проскользили вниз по животику, покрытому нежной тканью сарафана, поцеловали родинку на лобке. Вдруг Н., нащупав рычаг, положила сиденье, подвинулась на нём вверх и наконец широко раскинула ноги, дав простор для рук и рта партнёра. Он, повозившись, устроился поудобней и начал то посасывать губки то облизывать клитор, то касаться языком входа во влагалище, чувствуя вибрацию фалоиммитатора. Включив скорость повыше П. начал массировать вибратором влагалище и ртом всё остальное. Н. твердо взяла его руку и стала направлять её, задавая ритм и глубину ввода игрушки. К громкому дыханию стали примешиваться стоны, становящееся всё ритмичней и громче.

 — Ещё, ещё, — выдыхала она, и наконец сжала руку, держащую вибратор, и сильно подала её внутрь. Её тело стали сотрясать сокращения внизу живота, клитор ритмично вздрагивал, и дергался, она удерживала руку с вибратором внутри и громко стонала.

П. перестал ласкать её, и просто наслаждался волшебным видом крупных, набухших и блестящих губ, жемчужинки притаившегося между ними клитора, слегка покрытого послеродовыми шрамами входа во влагалище и вдруг они стали ему такими милыми, такими родными, что он вновь припал к этой розе губами и чувствовал как утихают волны оргазма, как спазмы становятся слабее и реже, пока не утихли вовсе.

П. осторожно вынул игрушку, выключил её и неожиданно для себя облизал с неё сок своей девушки и был он до того приятным и сладким, что он вновь набросился на горячий открытый зёв влагалища, ввел язык как мог глубоко и стал кончиком лизать милую изнутри.

 — Ну всё, хватит на первый раз — мягко, но настойчиво отвела голову любовника Н.

 — Ты прямо сразу всего хочешь, не торопись, оставь про запас для следующего раза, — улыбалась она, зная что он непременно будет, этот следующий раз, ведь этот иногда смешной, иногда чересчур назойливый, а иногда и очень милый парень нравился ей больше и больше.

 — Я дам тебе понять когда буду готова на всё — твердо пообещала Н., и П. поверил ей сразу и безоговорочно.

«Между присказкой и сказкой»

П. был просто переполнен энергией, радостью, аж светился, Н. же наоборот, — чем ближе подъезжали к дому, тем печальнее и озабоченней становилось её лицо, а тут ещё звонок мужа — и она прямо поникла. От той, что буквально 5 минут назад стонала от удовольствия, не осталось ничего, просто рядом сидела грустная красавица, внешне очень похожая на ту, раскрепощенную и смелую жрицу любви, но где были её мысли — не знал, да, наверное, и не узнает никто. С лица П. тоже медленно сползла блаженная улыбка, он не мог понять, что не так.

 — Мы ходим по земле, и нельзя отрываться от неё, полёт заканчивается падением. И чем выше взлетел — тем сильней земля бьёт тебя при встрече с ней. — медленно, с расстановкой произнесла Н. каким то уставшим, серым голосом, — Очень больно бьёт, — тихо добавила она, глядя прямо перед собой.

У П. от радости тоже не осталось и следа. Он пробовал поймать её взгляд, но она упорно смотрела на дорогу, видимо не желая никого и ничего видеть и слышать. П. пробовал заговорить о чем то другом, как то отвлечь её, но броня отчуждения твердела на глазах, голос женщины стал сухим и звенящим. П. понял, что сегодня он совершил величайшую глупость — обманом взял то, что ещё не заслужил, и ругал себя, свой эгоизм и самоуверенность.

 — А ты ведь обо мне, моих чувствах и не думал, — нарушила затянувшуюся паузу Н., — тебе ведь плевать на меня, мой мир, а ведь у меня семья, уже 13 лет, а ты тут такой быстрый — пришел, увидел, наследил, — горечь её голоса буквально отравляла П., заставляла отрезветь и взглянуть на всё произошедшее с её стороны и картинка выходила вовсе не такой яркой и праздничной.

Дома Н. встретил насупленный и явно возбужденный (не в сексуальном плане) муж. О чём они говорили ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх