Охота за куропатками. 02. Практикант

Страница: 3 из 7

вы, вот кто! И вас никогда никто там не целовал? А пальцем-то хоть в состояние полной боевой готовности приводили? Или сразу тычут тыкалкой?

 — Поцелует, облапит и сразу тычет. А как иначе?

 — Можно и иначе, Аня. Показать как? Поцеловал в губы... Вот так... Потом ещё... Потом в ушко...

 — Ой, да щекотно же!

 — Потом опять в губы... А свободными руками... не лапаю, обращаю внимание, а легонько поигрываю грудками... Но бюстгальтер, чтобы не мешал, неплохо было бы предварительно снять...

 — Ладно уж, уговорил, практикант, давай сниму...

 — Нет уж. Не лишай меня такого удовольствия... Да и тебе разве не приятны эти дополнительные прикосновения моих пальцев к твоей коже на лопатках? Помяв легонько соски, можно поцеловать их... А тем временем свободные руки гладят живот, лезут под резинку трусов, и спереди и сзади... Вот так... Поглаживают ягодицы, пытаются проникнуть в промежность... И всё это легонько, ласково, чтобы было приятно... Надеюсь, ты, Шурочка, подтвердишь, что у нас с тобою то же так было? А так как трусики всё же мешают, аккуратно стаскиваем их... Помоги, пожалуйста, приподними свой задок... Так, ладненько... Заодно уж пора освободиться и от рубашки... Ты, Шура, можешь сделать то же... А теперь позвольте мне встать на колени, чтобы продолжить это приятное занятие и с одной, и с другой, обеими руками... А своими можете снова потеребить мою пташку... Вот так... А ещё лучше, если каждая из вас своими пальчиками станет перебирать мои тестикулы...

 — Это ещё что такое?

 — То, что в старину называли муде... Теперь соображаете? Да, да, мошонка самца вместе с ядрами, яички... Отлично! Но хотел бы задать ещё один вопрос...

 — О господи! — взмолилась Аня. — Доконал ты нас, практикант чёр-тов... Сил больше нет... Заканчивай своё чёртово дело!... Шурка, ты это дело затеяла, тебе и карты в руки!..

 — Можно зажечь свет?

 — Зачем? Мало того, что довёл нас до изнеможения, так ещё полюбоваться нашим отчаянным положением хочешь? Умоляю...

 — Да и так уж довольно светло, почти всё видно, — по-своему пони-мает и отвечает Шура, добавляя: — Другое дело, что не мешало бы поплотнее задёрнуть занавески на окне...

Она встаёт, подходит к окну и поправляет занавески, после чего возвращается на своё место в кровати, занимая ту же позу, которую только что покинула: на спине, с приподнятыми и раздвинутыми ко-ленками и протягивая левую руки к моей промежности. Я же сижу в позе Будды или Шивы между бёдрами обеих женщин и расхваливаю их:

 — Ах, какие вы у меня молодцы! Теперь нам осталось только дого-вориться о самом главном...

 — С кого начинать, что ль? — снова подаёт голос Аня. — Сказано ведь уже: Шурка всю эту канитель затеяла, с ней и шуруй...

 — Шура, так Шура, с превеликим удовольствием... Но не о том мне хотелось бы спросить вас...

 — Опять спросить!... Да ты что?... До каких же пор только и спрашивать будешь?...

Аня резко поднимается, при этом пальцы её сильно сжимают мою мошонку, я инстинктивно пытаюсь освободиться от них, а она продолжает изливать свой гнев:

 — Всё, хватит с меня! Вон уже на самом деле светло... Пора вста-вать... Я иду на кухню... А вы оставайтесь тут, продолжайте... Только что мне говорить, если вдруг придут наши мужики?

 — А зачем тогда Шурочка занавески плотнее задвигала? Не на этот ли случай? Да и не придут они, отсыпаться будут. А если и заявятся с утра опохмелиться, то постучат в дверь и в окно, подумают, что никого нет, и уйдут восвояси. Надеюсь, ключей-то у них от вашего жилья нет?

 — Слава богу, нет, — говорит Аня и, ласково мною подталкиваемая, снова принимает горизонтальное положение.

 — Ещё немного... Но это очень важно... Сами убедитесь... Речь идёт о том, как заканчивать наш и вправду слишком затянувшийся первый акт. Именно заканчивать... Вы меня поняли? Как у вас дела обстоят с менструальным циклом? Понятно? Врубились?

 — У меня закончился чуть ли не вчера, — отвечает, первой «врубив-шись», Шура. — Поэтому и повздорили с Иваном.

 — Ну да, наверно, он, не зная, как с этим обстоит дело сейчас, и не явился к вам сегодня.

 — А Славик с ним заодно! Вот оно в чём дело!

 — Ну вот, и Анечка наша довольна тем, что для неё вдруг открылась причина неявки её возлюбленного, — говорю я, снова беря её правую рука и направляя к себе в промежность. — А как давно у тебя были месячные?

 — У меня? Да вроде бы давно... Но без всякой опаски можно будет обойтись только дня через три-четыре...

 — Ага, диспозиция ясна... А презервативов у вас, случайно, не найдётся? Нет? Ну что ж, на нет и суда нет. Обойдёмся подручными средствами. Поясняю для вас, неграмотных, как я это понимаю... В самый для меня острый момент моей пташке придётся покинуть ваше гнёздышко... И чтобы она, то есть пташка, не испачкала вам простынь, прошу попридержать её немножко в своей ладошке... И мне будет приятнее... Договорились?... Ну что ж, принимаемся за дело...

Я приподнимаюсь на коленях и перемещаюсь на позицию меж Шуриных ног.

 — А теперь слушайте и повинуйтесь, милостивая Сашенька. Ножки согнуть в коленках ещё больше. Пятки подтянуть как можно ближе к ягодицам... Вот так. Чувствуешь, как я прохожу первый створ, трусь о клитор наверху, пытаюсь обнаружить второе отверстие, что гораздо меньше и находится внизу? Помоги мне, пожалуйста, пальчиками, направь меня туда... вот так, молодец... Теперь дай мне свои губы... ох, как и тут и там сладко! Не правда ли?

 — Угу! — только и мычит Шура, крепко прижимая меня к себе и сразу же начиная тяжело дышать.

 — А тебе, Анечка, видно, что мы делаем? Желаешь, чтобы Саша быстрее кончила? Тогда повернись на правый бок, правую руку положи ей на грудь, а левой поиграй с её попой... Так... И считай мои толчки и её встречные движения...

 — Зачем?

 — Досчитаешь до ста, и настанет время вам поменяться местами.

 — Поняла... раз, два, три, четыре, пять...

 — Вышел зайчик погулять... — я прерываю её счёт и останавливаю свои движения. — Ты знаешь, Аня, что такое зайчик? Преждевременная эякуляция... Это когда мужчина кончает раньше чем женщина, оставляя тем самым её неудовлетворённой. Ты же не хочешь этого? Так что не гони лошадей, а считай по мере наших с Шурою покачиваний...

Но тут вдруг раздаётся стук в дверь...

Мы все замираем... Стук возобновляется... Некоторое время спустя послышались голоса у окна и лёгкое постукивание пальцами по стеклу.

 — Аня! Саша! Вы спите? Пустите нас...

 — Что будем делать, пустим? — спрашивает Аня.

 — Ты что, в своём уме? — в свою очередь обращается к ней Шура.

 — Ладно, успокойся и не шуми, — отвечает та.

Наше трио замирает в тревожном ожидании. Голоса за окном то удаляются, то приближаются вновь.

 — Да куда они могли деваться? Дрыхнут, наверно, постучим ещё.

 — Это Славка! — в тихом голосе Ани можно было уловить нотки торжества.

Постукивание в оконное стекло возобновляется..

 — Аня, пусти согреться... Слышь, чем стучу?

Аня прыснула:

 — Видел бы ты, дорогой, за что я держусь!... Ба, да воробышек совсем выпал из гнёздышка, скукожился. От страха, что ли? Вот весело! Может быть, на помощь всё же позвать?

Она вдруг соскальзывает с постели, просовывает голову и руки в рубашку, после чего, обойдя кровать, направляется к ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх