Охота за куропатками. 02. Практикант

Страница: 6 из 7

понял ваше последнее движение, мадам? Можно? — спрашиваю я и становлюсь на колени между её бёдрами.

 — Не дождёшься! — неожиданно взбрыкивается Аня, пытаясь вы-скользнуть из-под меня.

 — Шура, держи! — только и успеваю я вскрикнуть, наваливаясь на неё всем телом и охватив руками её ноги.

Шура, словно давно ждала этого призыва, тут же наваливается на грудь подруги, разводит в стороны её руки и говорит, целуя:

 — Ну что ты, Анечка? Бог с тобой! Не выступай!

 — А почему не ты, почему я? — спрашивает та, не оставляя попыток вырваться из их рук.

 — Да потому что я уже была на твоём месте, причём два раза. И не жалею об этом. А теперь твоя очередь...

Я же между тем, просунув локти под колена Ани и подняв их к себе на плечи, приникаю своим ртом к её чреву, и мой язык начинает тот же путь, что только что был проделан пальцами, особо задерживаясь при этом на клиторе. Бёдра её снова оживлённо задвигались, ритмично раздвигаясь и сжимаясь около моих ушей, а руки судорожно сомкнулись у меня на затылке, так сильно прижав моё лицо к своему лону, что мне трудно стало дышать. Поэтому я вынужден был прервать свои лобзания.

Я опускаю на простынь её ноги и поясницу, и говорю:

 — Вот теперь, вижу, всё готово для главного... Итак, грудь к груди, уста к устам, мы занимаем исходное положение... Вот так... Ох, как сладок этот язычок!... А кстати, как называется то, что я только что проделал своим языком с твоим лоном?

 — О господи! — не выдерживает Аня. — Я сейчас его убью... Дай мне, Шура, что-нибудь такое, чтобы можно было проткнуть его и покончить с этим мучением!..

 — Ну зачем же так? — успокаиваю её я. — Уж если и протыкать кого, так тебя... Вот сейчас мы этим и займёмся... Раз, два, три... А ты, Шура, смотри!... Ну как?...

Аня молчит. Уста её слиты с моими, руки сплетены вокруг моей шеи. Ноги её я закинул себе за спину. Движение наших чресл сопро-вождается довольно звучным хлюпаньем...

 — Вот, изверг, довёл до какого состояния! — смущённо сетует она и со стоном впивается зубами в моё плечо.

Молчит и Шура. Повернувшись на левый бок, она следит за на-шими движениями и, наверно, вспомнив наглядные уроки, протяги-вает правую руку к вздёрнутым ягодицам подруги, начиная их нежно массировать. Ритмичные движения Аниных бёдер, поначалу соответствующие моим толчкам, постепенно убыстряются и становятся стремительными. Она начинает охать и ахать. Мгновение спустя моё тело вдруг цепенеет, а затем резко подаётся назад. И Шура тут же, наверное, ощущает, как на тыльную сторону её ладони, только что ласкавшей ягодицы подруги, начинает что-то брызгать. Опять-таки, всё ещё держа в памяти недавние наставления, она переворачивает ладонь и, подставляя её под струю, намеривается сжать пульсирующий фаллос. Но её опережает другая рука: Аня, несмотря на экстаз, в котором она пребывала, также не запамятовала о столь необычной просьбе.

 — Спасибо, милые мои, — благодарю я их, нежно целуя Аню.

 — Спасибо и тебе, — отвечает та, также нежно и долго целуя меня.

 — За что, простите? Чем я обязан вашей благодарности? Только ли моей осторожностью или чем-то иным? Аня кладёт палец мне на уста и весело говорит:

 — Помолчи, практикант!

 — Итальянец! — со смехом дополняет Шура.

 — Вот-вот, итальянец! — подхватывает Аня.

 — Это как изволите понимать?

 — Как хочешь, так и понимай, — как бы подразнивая отвечает Аня. — Пора, впрочем, уже и честь знать... Надо вставать и завтракать... Поди проголодался? Тогда выпусти меня... Совсем уж придавил...

Я скатываюсь с неё на своё изначальное место и, повернувшись на спину и не стыдясь явленной женским взорам своей немочи, заявляю:

 — Да, естественно, жрать хочется. Но не менее, а более мне хочется слышать из ваших уст искренне признание в чувствах, которые вы испытываете ко мне. Остались ли они такими же холодно нейтральными, какими были ещё вчера, или стали иными?

 — Иными, — отвечает Шура. — Не так ли Анечка?

 — Иными, значит изменились, — продолжаю я. — А в какую сторону? В худшую или лучшую?

 — Зачем тебе это знать? — в свою очередь интересуется Аня.

 — Чтобы знать, как вести себя с вами в дальнейшем. Могу ли я рассчитывать на ваши милости в другой раз?

 — Ишь чего захотел! Мы не бляди, говорили тебе уже, вроде бы, об этом. И пока наши мужики с нами, мы их ни на кого не променяем.

 — Да кто же вам это предлагает? Такими не бросаются, согласен. Речь идёт лишь о крохах милости, которые в силу времени и места, вроде вчерашних, им всё равно не достанутся.

 — Опять мудрёно говоришь, итальяшка.

 — Чего ж тут непонятного? Сегодняшняя ночь останется у меня в сердце надолго, я с самым тёплым чувством буду вспоминать о ней и о вас, конечно.

 — И рассказывать о ней другим...

 — Смотря кому и как: Ивану и Славе знать об этом ни к чему. Во всяком случае, пока они с вами. Но главное, как это преподнести...

 — И как же ты это будешь преподносить? Говори, как на духу!

Аня наклоняется надо мной, чтобы заглянуть мне в глаза, тогда как левая её рука упирается в моё бедро и касается умерщвлённой плоти.

 — Шура, взгляни на него! Он намекает нам, что не прочь бы про-должить с нами шуры-муры. А чем стучать-то будешь?

И она со смехом перекидывает мои увядшие причиндалы из одной стороны в другую. Шура, прыснув, присоединяется к её забавным манипуляциям.

 — Смотри, — восхищённо говорит она, — кажется, оживает...

 — Ну ладно, вы тут продолжайте в том же духе, а я всё же пойду завтрак готовить.

Аня садится, спускает ноги с постели и натягивает через голову комбинацию.

 — Ты начни, — в спину ей говорит Шура, не выпуская из рук инстру-мент и наклонившись к нему губами, — а я малость спустя...

 — Вот-вот, малость спустя!

Аня встаёт ногами на пол и идёт на кухню. В голосе её нет ни тени былого раздражения.

 — В случае чего мы тебя позовём! — заверяю я её и, протянув руки к ягодицам Шуры, начинаю легонько их поглаживать, а почувствовав прикосновение её губ к своей плоти, просовываю пальцы дальше, в промежность, приоткрываю щель.

И по мере того как она начинает скользить ртом вдоль моего стерженька, придавая ему прямо на глазах былую величину и твёрдость, мой палец натирает ей клитор, а потом вагину, причём так, что она начинает истекать, издавая при этом какие-то невнятные звуки.

 — Погоди секунду, — велю я ей. — Разогнись и повернись лицом ко мне, сядь на мои бёдра и сожми их своими. Вот так! Теперь припод-ними малость попу, возьми в руки мою птаху и введи её головку к себе в гнёздышко. Молодец! А теперь попытайся осторожно, без резких движений подниматься и опускаться... Да осторожней ты! Видишь, потеряла! Давай снова... Так, хорошо! Теперь, позволь-ка мне приподняться, взять тебя за твои шикарные груди, стиснуть их и по очереди брать в зубы... Не больно?

 — Больно, но ты не отпускай их... ах, ах, ах...

Шура, охватив мою шею руками, в экстазе прыгает и кричит:

 — Аня, Аня, иди сюда, я больше не могу, я сейчас умру... Выручай меня...

 — Ну что ещё там у вас? — спрашивает та из кухни. — Сейчас, сейчас, погоди, сковородку только прихвачу!

Открыв дверь, она входит в комнату, и я вижу, как остолбенело смотрит на огромную задницу Шуры, склонившейся на коленях надо мной и ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх