Охота на куропаток. 08-09. Парень нарасхват

Страница: 3 из 4

и подозреваю, что вы этим хотели сказать, но всё же попросила бы разъяснить.

 — Извольте... Это слово происхождения французского и означает некую особость меж двумя лицами разного пола, скрытую от других...

 — Что ещё за особость? И почему скрытая?

 — А зачем вы закрыли дверь на ключ?

 — Чтобы нам никто не мешал...

 — Вот и я о том же, чтобы нам никто не мешал... Но помешать могут не только посторонние люди, но и плохие стулья под нами... Поэтому позвольте мне усадить вас на этот стол и сесть рядом с вами...

 — На стол?... Что ж, давайте... Помогите мне только на него взобраться...

 — Извольте!

Яшин берёт меня под мышки и приподнимает... Я обхватываю его за шею и игриво спрашиваю:

 — Я не очень тяжела для вас?... Хотя откуда?... Ведь я такая тощая...

 — А вот это-то мы и проверим! — восклицает он и, усадив меня на крышку стола, начиная шарить руками по моим бокам и бёдрам.

 — Ну и как? — спрашиваю.

 — Тут требуются более тщательные исследования!

 — Что вы говорите? А что для этого надо?

 — Прежде всего — удобная позиция...

Он усаживается рядом со мною и обхватывает меня за плечи.

 — А что ещё?

 — А ещё неплохо бы получить поощрительный поцелуй...

 — Поцелуй?... Пожалуйста!... Даже с удовольствием! Я же только и мечтала об этом!... Ну, а дальше?..

 — Если вы имеете в виду более тщательные исследования, то им сильно мешает ткань вашей одежды...

 — Вы что же, предлагаете мне раздеться? Прям-таки сразу?

 — Вовсе нет... Пока будет достаточно и того, чтобы расстегнуть несколько пуговиц вверху... Причём я это сделаю сам... Вот так... Теперь одна из моих дланей может проникнуть внутрь и дотронуться до ваших грудок...

 — Вот именно грудок... Они настолько малы, что их, наверно, и найти на ощупь трудно...

 — Вы не совсем правы, лично я обнаружил их легко, но, чтобы судить лучше, хорошо бы было взглянуть на эти сокровища...

 — Вы так считаете? Ну что ж, пожалуйста!... Однако боюсь разочаровать вас...

Я сама расстёгиваю свой бюстгальтер и вытаскиваю из-под его чашечек и сорочки две свои грудки с острыми сосками...

 — На что тут смотреть?..

 — Вы не правы, — не соглашается он. — Есть тут на что взглянуть, что потрогать, что поцеловать... Вот так... Какая прелесть!... И разве вам самим это исследование не нравиться?

 — Не пора ли нам перейти на «ты»?

 — Согласен... Наш интим стал настолько сердечным, что можно уже обойтись и без «вы»... Но я не получил ответа на свой вопрос: нравиться ли тебе то, что я делаю?

 — Мне-то нравится... Но меня смущает всё то же: как ты продолжаешь находить меня?... Кожа да кости?..

 — То, что я держу в ладонях и целую, достойно восхищения и весьма возбуждающе на меня действует... Хочешь убедиться в этом?... Дай руку... Опусти её сюда, на низ моего живота... Чувствуешь?..

 — Нет!..

 — Плутовка!... Вот ты кто... Ужо подожди, пока расстегну пуговицы на брюках...

Яшин просовывает мою ладонь в ширинку и кладёт её на свою плоть.

 — Ты хочешь, чтобы и я тебя исследовала?... Пожалуйста... Но что это такое там у тебя?..

 — Уж будто не ведаешь? Не хочешь ли ты сказать, что всё ещё прохлаждаешься в девушках?

 — Я ничего такого сказать не хочу, но признаюсь, что в руках такую штучку держать не приходилось...

 — А видеть?

 — Если только мельком...

 — Хочешь взглянуть?

Я молчу, но пальцы мои продолжают перебирать предмет нашего разговора.

 — Что ж, всему своё время... А пока я продолжу своё исследование... Ну-ка, покажи мне свои коленки!... Да, остренькие...

 — Уколоться можно...

 — Не думаю... А что там выше?...

 — Говорю же: кожа да кости!..

 — Ну, ты скажешь тоже... Есть, что пощупать... Но хотелось бы взглянуть на бёдра... Может, снимем всё-таки платье!

 — Нет, нет! Давай без этого!

 — То есть, без платья?

 — И не думай об этом!

 — Почему?

 — Тут так светло, и я буду смущаться...

 — Чего?

 — Своей худобы...

 — Далась тебе твоя худоба... А что мне делать с твоими штанишками? Они мне мешают...

 — Мешают, говоришь? — переспрашиваю я и, вынимая свою ладонь из его ширинки, предлагаю: — Встань-ка на минутку и не смотри на меня... Займись лучше своим костюмом... Или он тебе не мешает?..

 — Ты имеешь в виду брюки?

 — И пиджак...

 — А трусы?..

 — Какой ты догадливый... Давай, давай, поторапливайся... И позволь мне заняться собой...

Яшин вскакивает на пол и принимается расстёгивать ремень на брюках, а когда те падают на пол, выходит из них, после чего снимает с себя и вешает на спинку стула пиджак, в то время как я, водрузив на крышку стола свои ноги, опрокидываюсь навзничь, приподнимаю таз и пытаюсь освободиться от трусов.

 — Помочь? — спрашивает он и берётся за подол моего платья.

 — Не тронь, тебе говорят... И не смотри!... Отвернись же!... Займись лучше своими!..

 — Хорошо, хорошо!...

 — Не подглядываешь?

 — Нет!..

Правда, в стекле книжного шкафа смутно отражается его силуэт. А значит и он может разглядеть, как я, задрав подол платья, стаскиваю с бёдер трусы, отбрасываю их в сторону, после чего натягиваю подол на бёдра и снова ложусь на спину.

 — Ну вот, — говорит он, оборачиваясь ко мне.

 — Что вот?

 — Теперь мы в равном положении, без исподнего...

 — И что из того? Долго ты в таком виде будешь маячить передо мной?... Начал, так доводи дело до конца... У нас не так уж и много времени...

 — Тогда подвинься, позволь мне поместиться рядышком... Вот так... Поцелуемся?..

 — Чего-чего, а это с удовольствием!

Я живо поворачиваюсь, обнимаю Яшина за шею и впиваюсь в его губы. Одна его рука оказывается прижатой мною к крышке стола, другую же он устремляет к краю подола, а затем — уже под ним — вверх по бёдрам, которые, на секунду сжавшись, потом покорно сами собой раздвинулись.

 — Продолжаешь исследование? — спрашиваю я, оторвавшись от его уст, чтобы перевести дыхание. — И как находишь?... Не укололся ещё?..

 — Ну что ты! — успокаивает он. — Тут так приятно!..

 — Что же там такого приятного нашёл?

 — Бугорок, покрытый мягким мхом, и щелочку, где, кажется, уже...

 — Молчи! — прерываю я его разъяснения, закрыв ему рот ладонью и покрывая поцелуями.

 — Не могу! Мне подол твоей юбки мешает... Приподними-ка попку! Вот так...

Всё дальнейшее происходит почти без слов. Яшин оказывается сверху. Мои коленки подняты и раздвинуты. И ему ничего другого не остаётся, как ввести своё естество в мои открытые настежь врата, углубиться во влажное и тёплое нутро и начать там ёрзать взад вперёд.

«А он ничего! — рассуждаю я тем временем про себя.

Особо не подмахиваю, но глаза закатываю от удовольствия... Сегодня это у него наверняка уже второй раз, да и выпить ему пришлось порядочно, так что есть надежда, что скорого финиша не будет... Не разочаруем ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх