Охота на куропаток. 08-09. Парень нарасхват

Страница: 4 из 4

и мы его...

 — О чём ты думаешь? — спрашиваю я, заметив, что его взгляд устремлён куда-то мимо моего лица.

 — Не о чём, а о ком.

 — О ком же?

 — О нас с тобой.

 — И что же, интересно?

 — Хочешь непременно узнать?

 — Да.

 — О том, когда ты кончишь...

 — Зачем?

 — Чтобы и себе это позволить...

 — Ты так можешь? Захотел — спустил, не захотел — держишь в себе? Да разве так бывает?

 — Не знаю... Но хотелось бы, чтобы сегодня получилось именно так...

 — Ну ты даёшь! Первый раз встречаю мужика, который, занимаясь этим делом, не о себе думает...

 — Да, как видишь, встречаются такие придурки...

 — Ладно, не придуривайся... Значит, ждёшь, когда я кончу?... Ну, так я признаюсь тебе, что сделала это уже много раз!

 — Правда? Что-то не верится...

 — Почему?

 — Не охаешь, не ахаешь...

 — Тебе ещё надо, чтобы я кричала истошно?... Чтобы дать знать не только тебе, но всякому, кто идёт по коридору?... Я обхожусь без этого. И не подмахиваю особенно как раз потому, чтобы чересчур тебя не возбудить, чтобы ты, не дай бог, быстро не спустил, чтобы продлить удовольствие... Мне так хорошо с тобой... Вот, вот! Ещё раз! И почему я только сегодня, когда ты уезжаешь, тебя захомутала? Почему не получилось раньше?

Я покрываю его поцелуями и, наконец, начинаю довольно заметно подмахивать ему. Всё это так возбуждает все его чувства, что он, впившись губами в мои губы и вцепившись пальцами в мои ягодицы, принимается наносить такие быстрые и энергичные удары, что уже очень скоро понимаю: вот-вот его накроет волна блаженства, а когда это действительно наступает, из его уст вместе с обильной слюной понеслись какие-то невнятные, мычащие звуки...

 — Спасибо, — только и может что произнести он. — Так было здорово!

 — И мне... Жаль, что рабочий день кончается, а то бы я с удовольствием повторила всё это!

 — Я то же.

Мы обмениваются долгими нежными поцелуями и размыкаем объятия.

 — Встаём?

 — Да, и приводим себя в порядок... О, чёрт!

 — Что такое?

 — Да ты мне всю юбку смял... И пятна насадил!...

 — Надо же... Виноват, конечно... И как это я ухитрился?... Но и ты тоже хороша... Надо было снять... Предлагал же...

 — Надо было, надо было!... Что теперь говорить... Как теперь на глаза людям показаться?... Стыд-то какой!..

 — Ещё раз прошу прощения... Не хотел этого...

 — Мало не хотеть... Думать надо!..

 — Да ладно тебе!... А ты о чём думала?... Давай теперь подумаем лучше, как выйти из этого положения... Чем я могу помочь?..

 — Ты? Ничем... Во всяком случае сейчас... Но так просто, тебе от этого не отделаться... Ты уже оделся?

 — Как видишь...

 — Эти шмотки твои? — спрашивает Рита, указывая на свёрток, принесённый Мурченковой.

 — Мои.

 — Забирай их и иди. Оставь меня здесь одну, я попытаюсь что-нибудь сделать с этой чёртовой юбкой...

 — Ещё раз извини за эти хлопоты, виновником которых я невольно стал...

 — Извинения твои я буду принимать позже, когда и если окажусь в Южном... Напиши-ка адресок, чтобы предупредить тебя заранее об этом... Ты не против?

 — Что ты! Как можно? Сейчас...

Яшин достаёт авторучку и листок бумаги, кладёт его на стол и, не присаживаясь, пишет свой южносахалинский адрес и телефон.

 — Вот, пожалуйста... Буду ждать с нетерпением...

 — Жди, — говорю я, рассматривая запись.

И, повеселев, добавляю:

 — Тебе моя испорченная юбка так просто прощена не будет... Придётся попотеть при встрече... Так что готовься... А теперь беги!...»

 — Вот что мы услышали от Риты и чуть ли ни дословно тебе передали, — завершает свой рассказ Нина. — Всё так и было?

 — Вроде бы всё так...

 — Добавить ничего не хочешь?

 — Да вроде бы нет... Разве только то, что всё услышанное тут так меня возбудило, что я готов нарушить все свои обещания не приставать к вам и...

 — Нет, нет! — возражает Нина. — И не думай! Мне сейчас не до этого, а Ленку и Верку ты без моего согласия, хоть расшибись, не заполучишь... Придётся тебе подождать нашего возвращения... Кстати, сколько сейчас времени? Не пора ли нам собираться и двигаться в аэропорт? Ага, уже почти одиннадцать... До автобусной остановки нас проводишь?

 — Охотно, тем более что мне нужно вернуться в город...

 — Встреча с Аллой? — интересуется Вера.

 — Любопытной Варваре нос оторвали! — отвечает Женя, слегка дёргает её за нос и целует.

 — Уверена, что с кем-нибудь ещё! — замечает Лена.

 — Ты права, — соглашается он и тоже целует её.

 — Так что, девахи, — подводит итог Нина, — у нас через месяц будет такая возможность выслушать здесь все его россказни о его новых похождениях... А теперь пожелаем друг другу удачи и каждый — в свою сторону: мы — в Хабаровск, он — к Алле, или ещё к кому-то...

 — Ну конечно ещё к кому-то, — слышат они низкий голос Аллы. — Видели бы вы, какую шикарную мамашу с детишками он сегодня выгуливал!..

 — Алла? Какими судьбами? — спрашивает Женя, судорожно соображая, что ему теперь с ней делать.

 — Ну ладно, — говорит Нина, — вы тут разбирайтесь, а нам следует уже торопиться, а то самолёт улетит ещё без нас...

 — Да, — соглашается Женя, — уже пора.

И вдруг предлагает Алле:

 — Давай проводим их до автобуса на аэропорт, а потом я провожу тебя до дома...

 — Да тебя не узнать сегодня, — отвечает та. — Выпроваживаешь, чтобы потом привести сюда кого-нибудь ещё?...

 — Если ты мне поможешь, то я избегну такой напасти.

 — Напасти, говоришь? Сам, поди, накликал, а теперь помощи просишь... Не дождёшься, выпутывайся, как хочешь...

 — Я думаю, что это и в твоих интересах, — говорит Женя, закрывая за вышедшими девицами дверь и выходя с ними во двор.

 — В чём же тут мой интерес?

 — Я должен встретиться с этой, как ты говоришь, «шикарной мамашей» и передать ей кое-что для её мужа, моего знакомого, но боюсь, как бы она, не воспользовалась его отсутствием и не попробовала склонить меня к ночной прогулке с нею, дабы помочь ей развеять её сегодняшнее одиночество...

 — И ты, дамский угодник, собираешься отказать ей в этом?... Да кто ж тебе поверит?..

 — Тогда бы я не просил тебя о помощи...

 — Устал бедненький!... Неужто?

 — А ты как думала?... Вторую ночь подряд не спать, легко ли?... Тем более, что завтра с утра надо идти на работу... Но не в этом дело... Я бы с удовольствием...

 — Кажется, из центра идёт автобус, — вмешивается в их разговор Нина. — Мы побежим на ту сторону улицы, и если это будет наш, то мы с вами прощаемся... До свидания! Спасибо за гостеприимство! На обратном пути их Хабаровска рассчитываем снова им воспользоваться...

И поронайки, внимательно и с нескрываемым интересом следившие за выяснением отношений между Женей и Аллой, торопливо переходят на другую сторону. Автобус на самом деле оказывается следующим в аэропорт. Они в него вскакивают и уже оттуда машут руками.

 — Будем ждать своего, или пешком пойдём? — спрашивает Женя.

 — Да пройдёмся... Ведь ты ещё не опаздываешь... Так на чём мы остановились?... Ты, кажется, хотел сказать, что с удовольствием бы...

 — Да, я бы с удовольствием, несмотря на усталость, погулял ещё раз до утра, но только с тобой...

 — Да ладно тебе! Так я и поверила! Врун несчастный!..

 — Давай проведём эксперимент: если наша с ней беседа покажется тебе затянувшейся, ты подходишь к нам, разыгрываешь удивление, гнев и ещё чёрт знает что, ругаешься, наконец, и бесцеремонно меня уводишь... Идёт?

 — Вон идёт автобус... Бежим на следующую остановку!

В автобусе же Алла спрашивает:

 — Когда у тебя встреча с этой мамашей?

 — В двенадцать.

 — А где?

 — Напротив её дома, это в двух кварталах от твоего...

 — Нет, ждать почти целый час я не стану, так что оставляю тебя один на один с женой твоего приятеля и пойду спать... Завтра вечером чего делаешь?

 — Дожить ещё надо до вечера... Значит, не желаешь помочь мне, бедному?

 — Да ладно прибедняться-то! Не в первой поди? Оклемаешься... Вот и приехали... Выходим...

На углу Ленинской и Сталинской у ступенек гостиницы и ресторана встречают знакомых, обмениваются с ними несколькими фразами и шагают дальше, продолжая прерванный разговор.

 — Ты говоришь «оклемаешься», — говорит Женя. — Надеюсь... Но вот когда — не знаю... И в каком состоянии буду после работы, тоже не ведаю. Но подходи к шести часам к совнархозу, там увидимся и определимся, что делать... Вот, кстати, и лавочки перед ним, на которых сегодня утром мы так приятно посидели... Не желаешь ли ещё?

 — Нет!

 — Почему?

 — Да потому что приставать начнёшь, а я на тебя обижена... Проводи-ка ты меня до дома, а потом делай, что хочешь...

 — Значит, отказываешься помочь?

 — Отказываюсь.

 — Что ж, на нет и суда нет... Только не беги, пожалуйста...

 — Ну да... А то потом, после расставания со мной, тебе до нового свидания скучно будет... Не так ли?

 — Понятливая ты моя!...

 — И вовсе я не твоя!..

 — Да, к сожалению, это так...

 — Это как сказать, к сожалению или к счастью... Чего молчишь-то? О чём думаешь?

 — О чём, о чём... О невезучести своей, естественно...

 — Ну поплачь, поплачь!... С удовольствием посмотрела бы на твои слёзы... Но разве этого от тебя дождёшься?..

 — Злая ты какая!..

 — С кем поведёшься, от того и наберёшься...

 — Я сейчас на самом деле заплачу... Скоро тебе сворачивать со Сталинской... Давай, немного присядем...

 — Присаживайся!... Дальше я могу дойти и одна, без тебя...

 — Ну уж нет!... Не доставлю тебе такого удовольствия...

 — Вот в этом весь ты...

Так, препираясь, они и доходят до конечной цели своей прогулки, но при прощании Алла вдруг сменяет гнев на милость и, когда Женя потянулся за поцелуем, не отказывает ему в этом...

 — Ладно, милая не дуйся, — говорит он, — а пожелай мне спокойной ночи...

 — Желаю... Хотя и понимаю, что это, наверно, бесполезно...

 — А на мой день рождения не передумала придти?

 — До твоего дня рождения мы ещё не раз, думаю, увидимся... Пока!..

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх