Разноцветная история

Страница: 1 из 2

Не знаю, подойдет ли эта история для эротического сайта... Секса как такового в ней мало, я хочу только поделиться своим восторгом — рассказать про зверские эротические впечатления, которые буквально взорвали нас с женой совсем-совсем недавно, меньше недели назад. Рассказ — полностью правдивый, это и не рассказ даже, а скорее репортаж. Интересно — читайте, нет — так нет :-)

Это было четыре дня назад, когда мы отдыхали в Коктебеле (я удрал с работы на недельку). Там нудистский пляж, Даша впервые побывала там, ходила голышом, общалась, рисовала на голых пляжниках, и они на ней... море впечатлений, в общем. Но я не об этом, хотя тут тоже была масса позитива. А вот о чем: в одном из баров сделали такой аттракцион — прямо в резиновый резервуар (или бассейн) с бортиками вылили большие такие массы яркой краски — типа гуаши, она была такой густой, что не растекалась, а стояла, как студень или вязкая грязь. Ну, как гуашь обычно в баночках... только тут ее были центнеры, наверно. И за деньги приглашали туда кувыркаться народ. Мы как увидели это, и разноцветных визжащих девушек там, похожих не на людей, а скорее на инопланетян или на торты — так все замерло внутри от предвкушения какого-то нереального телячьего счастья. Там было много цветов, ярких-ярких на южном солнышке. И — мы туда...

Это был такой удар по нервам, что я не могу описать. Столько позитива я в своей жизни вообще не помню. Когда густая масса всех цветов облепляет все твое тело, и ты становишься такой живой сверкающей палитрой, и покрываешь яркими-яркими красками тело любимой, и волосы, и все-все-все безо всяких комплексов и преград, и незнакомые обнаженные девушки швыряют в тебя комьями краски и размазывают ее по твоему телу, цепляя гениталии, а парни лапают твою голую жену, поливают ее яркими ручейками, и все смеются, как сумасшедшие, визжат, пищат и т. п... И в зрителей мы бросались, и боролись в разноцветном киселе, и все табу были очень быстро забыты, и мы хватали друг друга за все интимные места без разбора, как дети. Особый кайф был, когда груды краски еще не разнесли по всему и вся — окунать с чавканьем голову в такую груду, как в тесто, и с грохотом выдергивать ее оттуда. Брызги краски — на два метра, и по ушам хлопает, будто выстрел, и глаза невозможно разлепить — слипаются ресницы. Дашка когда так сделала — вокруг взорвался фонтан белых хлопьев (она окунулась в белила). А еще кайф — на один цвет лить другой, и смотреть, как зеленые ручейки текут по белой Дашкиной макушке, растекаются, смешиваются с белым, и еще туда — красного, желтого, синего...

Мы туда залезли, как приличные люди — в купальниках, в плавках. Но очень скоро все вошли в такой раж, что стали стаскивать друг с друга все тряпки (не мы первые начали). И, конечно, скоро мы полностью оголились, а безнадежно перепачканные тряпки подевались невесть куда. Таким образом мы остались голыми посреди города без возможности одеться... эта мысль наполняла нас какой-то особой сладкой жутью, которую очень трудно описать.

Мы там барахтались долго — до тех пор, пока вся краска не начала превращаться в бурое месиво, и мы сообразили, что это не интересно, хочется остаться разноцветными, и выбрались оттуда. И вот, покрытые толстым слоем краски всех цветов (она переливалась на нас, как эмаль, это выглядело шокирующе, аж самим жутко было, но и потрясающе красиво), ни одного клочка кожи не осталось чистого, и макушки были, как глазурированые чайники или кремовые торты — оба голые, без единой тряпки (были только сумки с полотенцами и деньгами, но мы не решились их брать в таком виде, оставили в баре) — вот в таком виде мы оказались среди довольно густой толпы обыкновенных пляжников. Тут же куча народу о нас перепачкалась (без обид, правда, со смехом — благо, море рядом, и все в одних купальниках).

Как другие «мурзилки» выбирались домой (они ж тоже голые были) — не знаю. Это все было не на самом нудистском, а примерно в 300 метрах от него, на обычном, «текстильном» (как говорят нудисты) пляже. Наверно, другие просто полезли сразу в море, а потом уж голые бежали за одеждой — не знаю... А мы, во-первых, не решились пачкать море там, где другие купаются, а во-вторых, конечно, здорово хотелось побыть еще вот так, живыми ходячими радугами, и голышом — без возможности одеться. Здорово стыдно было, даже голова кружилась, и член торчал, как пушка, но в душе такая эйфория была, что просто хотелось летать. А о Дашке и говорить нечего: она визжала еще долго после нашего выхода из аттракциона, и скакала, и пугала прохожих, и мазала их краской. Она потом сказала мне, что ей тоже было жутко стыдно, и чтобы заглушить стыд, она вела себя, как дикая обезьяна. Ну, я-то знаю, какой телячий восторг ее распирал :-). Как другие «мурзилки» выбирались домой (они ж тоже голые были) — не знаю. Это все было не на самом нудистском, а примерно в 300 метрах от него, на обычном, «текстильном» (как говорят нудисты) пляже. Наверно, другие просто полезли сразу в море, а потом уж голые бежали за одеждой — не знаю... А мы, во-первых, не решились пачкать море там, где другие купаются, а во-вторых, конечно, здорово хотелось побыть еще вот так, живыми ходячими радугами, и голышом — без возможности одеться. Здорово стыдно было, даже голова кружилась, и член торчал, как пушка, но в душе такая эйфория была, что просто хотелось летать. А о Дашке и говорить нечего: она визжала еще долго после нашего выхода из аттракциона, и скакала, и пугала прохожих, и мазала их краской. Она потом сказала мне, что ей тоже было жутко стыдно, и чтобы заглушить стыд, она вела себя, как дикая обезьяна. Ну, я-то знаю, какой телячий восторг ее распирал: — ).

А было не очень жарко, относительно, конечно, краска на нас была влажная, липкая, густая, и очень не хотелось все это смывать, и мы просто пошли голяком по направлению к нудистскому. Дашка дурачилась, я тоже, даром что без пяти минут адвокат: — ), мы выглядели, конечно, нелььзя описать как, и чувствовали себя тоже. Мы шли так босиком по песку, оставляли вначале разноцветные следы, потом песок налип на покрашенные ноги... Потом, когда шли через нудистский, нас приветствовали воплями вчерашние знакомые, но никто не узнал. Только когда Дашка подошла к ним — только тогда... То-то смеху и веселья было! А потом мы пошли наверх — на горку, от моря в сторону.

В общем, чтоб не затягивать рассказ, скажу, что мы так вот — голыми и покрашенными — пробродили целый день, до вечера, и это был самый сумасшедший и незабываемый день в нашей жизни. Только затемно уже искупались — долго-долго смывали в довольно-таки холодной воде засохшую краску, которая превратилась в настоящий цемент, особенно в волосах, и потом оказалось, что смыли процентов 40 — когда в номер пришли и посмотрелись в зеркало. Потом доооолго под душем мыли друг дружку — и все равно и кожа, и волосы заметно подкрасились, так что мы еще пару дней были похожи на индейцев или панков.

Так вот, мы долго бродили голышом по горам, зашли на могилу Волошина, плясали там на склонах, и везде нас видели десятки людей, и все были в ауте. Потом уже краска на нас подсохла, потрескалась, и мы были похожи на старинную глазурь или орнаменты в трещинах. Через пару часов уже сильно тянуло в воду, но так не хотелось прекращать все это безобразие, что мы слонялись по склонам, катались по траве, дурачились, красовались и пугали людей часов до пяти. С нами все просились фотографироваться, и мы, пока еще не подсохли, мазали всем краской носы... а вот моя камера осталась в номере: — (.

Мой член вначале все время торчал вверх, а потом сник, но все равно ныл от напряжения, у меня в паху будто все время плескалось клейкое, обволакивающее море. Это было невыносимо, и я упросил Дашку — мы зашли за кустик, и она занялась мной: взялась за мои гениталии (они были бело-зелено-желто-голубые) так, как ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх