Охота за куропатками во сне и наяву. 10. Аксамит

Страница: 2 из 4

от-крывшуюся перед его взором картину.

 — Вы меня обижаете... Спальня — моя гордость... Неужели ничего в ней не поразило вашего воображения?

 — Почему не поразило? Чего только стоит одна эта широкая, два на два, наверное, кровать!

 — Ах, кровать всё-таки заметили... И какие же мысли, позвольте полюбопытствовать и нам, приходят вам в голову при взгляде на неё?

 — Честно?

 — А зачем же врать?

 — Ну хорошо: я на самом деле подумал, как бы было хорошо вытянуться на ней и поспать...

 — И это всё?

 — Нет, конечно. Хорошо бы, если рядышком, под боком, возлегла... дама сердца...

 — И кто же эта дама вашего сердца? Мы её знаем?

 — Знаете...

 — Вот как? А можете вы назвать её?

 — Нет, не смею...

 — Ну и ладно... Сделаем перерыв в допросе... Садитесь за стол и пейте чай... Выпить не предлагаю, потому что с минуту на минуту жду мужа с целой сворой гостей из Томари, и мне не хотелось бы, чтобы они видели, как я с вами предаюсь здесь удовольствию, которые они, мужики, считают своей монополией...

 — Из Томари, говорите? Это, наверно, те самые рыбаки, что меня сюда на выходные привезли...

 — Вы тоже из Томари? Тогда тем более мне не хотелось бы, чтобы они вас тут видели и задавали ненужные вопросы...

 — Да, но я там в командировке...

 — Всё равно... Допивайте чай и собирайтесь... Надеюсь, что уж осо-бенно вам скучать не придётся... Завидую тебе, Зоечка, по хорошему: такой у тебя сегодня в провожатых приятный молодой человек. В другое время я оказала бы вам большее гостеприимство, но сейчас не могу, так что простите...

Зоя, не открывшая рта в течение всего этого диалога, встаёт и жестом приглашает Женю последовать за собой. Тот также поднимается, но в этот момент слышит на улице шум моторов.

 — Что это? — спрашивает он хозяйку.

 — А ничего, — отвечает она. — Прибыли мои дорогие гости, не запылились...

 — А что нам делать? — спрашивает Зоя.

 — Тебе — ничего, ждать здесь, а твой хахаль — пусть бегом в спальню, и чтобы тихо там! Надо только открыть окно и через него эвакуироваться отсюда... Быстро!..

 — Бегу! — соглашается Женя, направляя свои шаги к спальне, но уже на пороге оборачивается и говорит: — Обещаю вести себя тихо... Однако в окно полезу только тогда, когда кто-нибудь из вас поспешит мне помочь...

И едва успевает закрыть за собою дверь, как слышит громкие и воз-буждённые мужские голоса в гостиной. «Надо же, какая незадача... Даже не успел условиться о встрече!... Ну ничего, сейчас кто-нибудь из этих перепуганных куриц прибежит сюда».

И действительно, не проходит и минуты, как в спальне появляется хозяйка с расширенными от страха глазами и не на шутку рассерженная:

 — Вы что, в серьёз вздумали меня под монастырь подвести? Почему вы ещё здесь?

 — Потому что хотел бы просить вас передать вашей подруге, что я буду ждать её на улице... Это во-первых...

 — А во-вторых?

 — Поблагодарить вас за гостеприимство...

 — Принимаю вашу благодарность, но в свою очередь прошу побыстрее избавить этот дом от вашего присутствия...

Она подходит к окну, распахивает его створки и делает жест, озна-чающий приглашение последовать туда. Он становится рядом с ней, садится на подоконник, перекидывает обе ноги по другую его сторону и спрыгивает на землю, но прежде чем она успевает закрыть оконные створки, оборачивается, берёт её за запястья, притягивает к себе и целует.

 — Вы с ума спятили! — возмущается она и снова пытается закрыть окно. — Явились с одной, а пристаёте к другой!..

 — Передайте, пожалуйста, этот поцелуй ей...

 — Ну вот ещё чего... Успеете сами с ней нацеловаться!... Но не торопитесь отсюда уходить... Кажется, ещё не все приехавшие вошли в дом... Таскают чего-то... Слышите голоса?

 — Мне спешить некуда... Зое, наверно, всё равно не скоро удастся от вас выбраться... Так что подожду здесь... А чтобы я тут тихо вёл себя и не шумел, было бы неплохо получить от вас ещё один поцелуй... Поощрительный...

 — Ещё один?... Как будто я вам уже чего-то давала...

 — Всего один поцелуй!...

 — Да отпустите же меня!... Вдруг кто войдёт?... Мне пора возвращать-ся...

Вырвавшись из его объятий, Люся захлопывает окно и уходит. А Женя минут десять спустя, дождавшись, когда суета между калиткой и крыльцом стихнет, подкрадывается к углу дома, выглядывает из-за него и, убедившись, что машины стоят, а никого нет, в один миг преодолевает десятиметровое расстояние до калитки, оказавшись за нею, поворачивает и уже неспешным шагом идёт вдоль штакетника, раздумывая над тем, что теперь делать: возвращаться ли, не солоно хлебавши, в гостиницу, или околачиваться здесь в надежде на то, что его новая знакомая не променяет его на целую ораву мужиков.

Так он и ходил туда и обратно между только что покинутым домом и площадью, пока не услышал, как его окликают:

 — Женя, это вы?...

 — Зоя?... — поворачивает он ей навстречу и берёт за руку. — Вы не представляете, как я рад опять видеть вас...

 — Да, Люся передала мне, что вы будете ждать меня, и я постаралась там особенно не задерживаться...

 — Да, жаль, что таким недолгим оказалось её гостеприимство.

 — Признайтесь, что она понравилась вам! — несколько игриво подхва-тывает она эту тему и, взяв его под мышку, повисает на локте.

 — Признаюсь... Но если бы меня поставили перед выбором, я бы ока-зался в затруднении... Но это всё — если бы да кабы... А что нам сейчас-то делать? Вернёмся на берег?

 — Вернёмся...

Уже смеркалось, когда они снова оказались там. Стоявший на рейде корабль светился бортовыми огнями.

 — Будем купаться? — интересуется Женя.

 — Нет, мне что-то неохота.

 — Жаль, придётся лезть в воду одному.

 — Ничего, я вас здесь подожду.

 — Вот мои брюки, рубашка и майка, — говорит он, разуваясь и раздеваясь, — садитесь на них и чувствуйте себя как дома.

После чего подходит к воде и входит в неё.

 — Не холодно? — спрашивает Зоя.

 — Да нет, вроде бы, нормально.

 — А как дно? Камней нет?

 — Да такой же мелкий песочек, как на берегу...

 — Ну тогда плывите... Только не далеко, чтобы из видимости не поте-ряться. А я сниму обувку и похожу тут босиком...

Проделав в воде несколько шагов, Женя присаживается на корточки и, оттолкнувшись от дна, начинает плыть кролем, стараясь, чтобы это выглядело стремительно и красиво. Но дыхания хватает только на десяток гребков, после чего приходится переходить на брас, а чтобы заплыв и этим стилем выглядел достаточно быстрым, вынимает голову из воды и делает глоток воздуха только на каждый второй гребок, причём не открывая глаз. Когда же он, по его подсчётам отплыл уже далеко, то решил передохнуть. И тут только обнаружил, что над водой спустился густой туман и ничего не видно: ни берега, ни огней парохода... На секунду даже испугался: где берег и где пароход? И куда теперь плыть, чтобы вернуться назад?

 — Зоя! — стал он звать, поворачивая голову то в одну, то в другую сто-рону.

 — Женя! — донёсся до него её ответ.

И он поплыл в сторону её голоса. Обратный путь занял довольно много времени. Пару раз ему даже казалось,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх