Охота за куропатками во сне и наяву. 10. Аксамит

Страница: 3 из 4

что он гребёт не в том направлении, и он снова кричал:

 — Зоя!

И плыл, ориентируясь на её голос. И уже когда почувствовал дно под ногами и встал на них, понял, почему возвращаться пришлось так долго: сильное течение относило его в сторону, а ориентация на голос Зои заставляла его грести против течения.

 — Женя! — доносится до него снова.

 — Ау! — отвечает он, выходя на берег и ничком падая на прибрежный песок.

 — Женя! Вы где?

 — Где-то рядом и сейчас подойду!

Он собирается с силами, поднимается и идёт на её голос. Увидев его, она кидается ему на встречу:

 — Ну, наконец-то! Я так перепугалась, когда вдруг всё кругом затянуло тьмой и вы пропали из вида...

 — Мне тоже, признаться, стало малость страшновато... Но ничего, всё обошлось... Я услышал вас и смог сообразить, куда плыть... Позвольте в знак благодарности за моё спасение поцеловать вас...

 — Успеете... Вам, наверно, прежде всего надо одеться... Небось про-дрогли?

 — Вначале высохну... Чего ж напяливать одежонку на мокрое тело?... Продрогнуть я не успел, так что высохну в один миг... А вот поцелуй не помешает... Поделитесь-ка со мной лишним теплом... О, как здорово! Спасибо!

 — Может присядем?...

 — С удовольствием... Но только шмотки свои я оттащил бы подальше от кромки берега... Видите, прожектор пограничников зашарил по морю и вот-вот повернётся сюда и обнаружит нас... Зачем нам это?

 — Ну да...

 — Прибежит ещё наряд и станет интересоваться, что мы тут делаем, не намериваемся ли переправиться в Японию...

 — Да вы что? Какая Япония? До неё же километров пятьсот, поди...

 — Поменьше, триста шестьдесят...

 — Тоже немало...

 — А вдруг мы тут сидим и ждём чего-нибудь...

 — Ну да, у моря погоды...

 — Или когда всплывёт на связь с нами американская подводка... Вот тут, кажется, у забора есть выступ... Давайте спрячемся за него...

 — Давайте...

Женя переносит свою одежду и обувь за этот выступ, усаживает Зою и располагается рядом.

 — Я боюсь, как бы вы не простудились, — продолжает она беседу.

 — Потрогайте мою кожу, она почти сухая.

 — Да, почти, но ещё не совсем.

 — Можно я займу у вас ещё малость теплоты?

 — Душевной?

 — В душевной я уже убедился, когда вы бегали по берегу и звали меня... А вот в телесной хотелось бы лишний раз удостовериться...

Он обнимает, целует её, гладит плечи и грудь, расстёгивает верхние пуговицы её лёгкой блузки и просовывает внутрь ладонь, его пальцы проникают под чашечку бюстгальтера и начинают исследовать скрывающуюся под нею мякоть. Не прекращая поцелуя, она хватает его за запястье и вытаскивает ладонь из-за пазухи. Тогда он отправляет эту ладонь в прогулку вокруг её талии, поглаживает выпуклость живота, бёдра, совершая при этом круговые движения, от которых ткань юбки собиралась таким образом, что подол поднялся к самым коленкам. Тут доходит очередь и до этих самых коленок. Зоя поднимает их и прижимает к груди, но его ладонь успевает проникнуть между ними и помешать им соединиться. Попытка Зои извлечь её оттуда оказывается на этот раз безрезультатной, да и показалась она Жене не столь уж и решительной.

 — Как хорошо, что ввиду жары вы без чулок, — комментирует он. — Какое наслаждение ощущать аксамит вашей кожи!

 — Аксамит? Что это ещё за штука?

 — Так немцы некогда называли бархат, — разъясняет Женя.

Зоя молча обхватывает его за шею и отдаётся его поцелуям и ласкам, как бы теперь не замечая продолжения поглаживания и беспрепятственного, но неторопливого продвижения его длани всё дальше и дальше между подрагивающими от прикосновений ляжками. Вот, наконец, и трусики. Их нижние края не очень-то плотно прилегают к коже, что позволяет двум его перстам проскользнуть под них, но не так далеко, как хотелось бы. Причём не только ему, но, кажется, и ей...

 — Вы мне там ничего не порвёте? — отрываясь на долю минуты, чтобы передохнуть, от его губ, интересуется Зоя.

 — Чтобы, не дай бог, этого не случилось, следует кое от чего освободиться, — разъясняет он, вынимая из-под подола руку.

 — От чего? — спрашивает она, опять приклеивая свои губы к его губам.

 — От юбки, например, и от кофточки.

 — Стоит ли? Не достаточно ли того, что один голый здесь уже есть... Вам, кстати, не зябко?

 — Мне, рядом с вами, прижавшись к вам, как можно думать об этом?... Я весь пылаю!..

И кинувшись в который раз целовать её, обхватывает обеими руками спину и грудь и заставляет приземлиться на лопатки, после чего одну из освободившихся рук использует для того, чтобы ещё больше задрать подол и таким образом получить больший простор для исследования того, что скрывалось под ним. Так как колени дамы оставались поднятыми и расставленными, ничто теперь не мешало ему заняться этим. Скользнув поверх ткани трусов и обнаружив, что в районе промежья эта ткань уже довольно влажная, Женя устремляется дальше, цепляется за резинку и тянет за неё к низу живота. Зоя услужливо приподнимает свой таз, и вот уже её штанишки стаскиваются им через бёдра к коленкам, а потом через голени и к щиколоткам, после чего ему остаётся только сбросить их с одной из лодыжек, оставив болтаться на другой.

Продолжая возлежать на боку возле распростёртой перед ним жен-щиной и почти безотрывно целуя её, он ухитряется освободиться и от собственных плавок, после чего наваливается на неё всем телом, распирая своими бёдрами её ляжки, подаётся чуть назад, малость привстаёт на коленках и пальцами одной руки нащупывает под собою края её расщелины, а пальцами другой направляет туда свой напрягшийся тычок. Почувствовав его там принятым и совершив для пущей убедительности один-другой пырок, он на несколько секунд останавливается, чтобы просунуть освободившиеся руки к ещё не расстёгнутым пуговкам Зоиной блузки и вынуть их из петель, затем запускает обе ладони под чашечки бюстгальтера и, погрузив пальцы в мякоть грудей, приклеивает свои уста к раскрытым навстречу ему губам Зои. И только после этого возобновляет неторопливые, медленные движения. Когда же наступает момент, чтобы в очередной раз сделать вздох, он поднимает голову и к ужасу своему в проёме тына, на расстоянии вытянутой руки видит силуэт чьей-то головы и плеч...

 — Ну и что? — обращается он к этому силуэту. — Чего надо здесь?

 — Это ты ко мне? — удивлённо переспрашивает Зоя.

 — Да нет, — отвечает Женя, не прерывая свои неспешные движения. — Какая-то фигура в дырке забора маячит и за нами подглядывает...

 — Ну да? — уже испуганно произносит она. — Ты уверен?

 — Как и в том, что тебя вижу...

 — Ну тогда пусти...

И с неожиданной силой столкнув его с себя, садится и начинает спешно приводить себя в порядок. Он тоже нагибается за плавками и напяливает их на себя.

 — Ты точно кого-то видел? — опять задаёт тот же вопрос Зоя.

 — Точно... Правда, теперь уже нет... Вот смотрите — здесь оказывается открытая калитка, а за ней кустики... Из них и выглядывал тот, кто подсматривал за нами...

 — Быстрей одевайся... Надо уходить отсюда...

 — Зачем?... Тут так приятно было!

 — Пожалуйста, не спорь... Я не знаю, кто за этим забором живёт, но боюсь, вдруг это кто-то из тех, кто меня знает...

 — У вас тут много знакомых?

 — Имеются....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх