Знакомство на Новый Год

Страница: 2 из 5

не помню). Она сидела от меня в пол-оборота за столиком. Длиннющие ресницы, большие-пребольшие глаза, серого цвета (при разном освещении они у нее меняли цвет от желто-зеленого до серо-голубого). Слегка растрепанная прическа. Белый шарфик, который она не сняла — мерзла. Белая блузка, подчеркивающая ее фигурку. Черная юбка, сапожки на высоченном каблуке (всегда ходила на каблуках, стеснялась низкого роста, хотя на самом деле не такая уж и маленькая — чуть пониже меня, а я — 180... насколько ниже — хз, но чтобы целовать нагибаться не нужно).

Разговор у нас не клеился — не было общих тем для разговора, не могли мы их найти. Мое красноречие, которое у меня проявляется всегда и везде — куда-то пропало. Вот никогда не было проблем с отсутствием тем для разговора... с любой девушкой на улице могу запросто побеседовать, пригласить в ближайшую забегаловку попить кофе и развести на номерок телефона или даже пригласить домой... а с ней терялся — двух слов связать не мог. У нее такая же история... сидели и говорили односложными предложениями.

 — как работа?

 — замучилась, устала. Не замерз?

 — ага, погода — так себе, холодно.

Пиздец, светский диалог из учебника английского!

Билеты были на последний ряд, что ее не удивило, скорее обрадовало. На этот раз я уже не особо стеснялся. Она разрешала гораздо больше, чем я ожидал... буквально все разрешала. Целовались на протяжении всего фильма, руки побывали везде, куда можно добраться, не вызывая ажиотажа в переполненном кинотеатре. Попка, грудь, ноги — все поддавалось изучению. Тут уже я не особо наглел видя, что она моя. Рамки приличия сохранили — никаких минетов в кино, как в порнухе не было, но удовольствия получено немерено. Главное, что я уяснил — она мне доверяет свое тело.

Через пару дней она пригласила меня «посмотреть что с ее ноутбуком». Предлог этот нам знаком, набрал служебного софта, антивирусов взял (и nod32 и Contex). По пути поинтересовался: что будем пить? Чай, с конфетами, которые дарили клиенты. От спиртного категорически отказалась. Я тоже не стал ничего брать — хватит, и так неделю не просыхал. Цветочков по пути купить не удалось — закрыто, как ни странно. Короче, явился к ней в гости эдакий сферический айтишник в вакууме: без шоколадок, шампанского, цветов, но за то с кучей дисков и полной флешкой. С компьютером все было нормально, как и ожидалось: обновил антивирь, установил аську на телефон ей. Включили какой-то фильмец с ноута... даже примерно не помню о чем был фильм.

Сидим обнявшись на диване. На мне толстовка, футболка, штаны от горнолыжного костюма. На ней джинсы и веселенькая полосатая футболка. Опять поцелуи, уже уверенные, без боязни. Вроде как прошло куча времени и нам уже не по 16, как казалось в начале знакомства, а по 22 и 24, что соответствует реальности. Только вот разрешает она гораздо меньше, чем в кино! Говорит, что скоро должна придти подружка (сожительница ее, блять)... фак! У меня дома полный дом, к Диману ехать? Рассмотрим этот вариант, конечно... ладно, «досмотрим фильм», а там видно будет.

Постепенно, неспеша, очень аккуратно, кладу ее на спину, целую в губы. Она полностью расслаблена, обнимает меня руками и ногами, выгибается всем телом мне навстречу. Запускаю руку ей под майку — шумный вздох, когда рука добирается до груди в лифчике. Второй рукой пытаюсь снять надоевшую футболку... у нее появляется какое-то напряжение, скованность движений. С меня снимается толстовка. Все! Больше ничего снять не удалось. Как незримая стена: через одежду делай что хочешь: трогай, гладь, мни, кусай, а снять — хрен. Ладно, нам торопиться некуда... не сегодня, так завтра, будем брать измором — мы и не такое видели. Не насиловать-же тебя, тем более еще подружка припереться должна.

Когда пришла подружка, мы уже сидели пили чай. Все очень тихо и мирно. В очередной раз меня одолевал адский стояк. Ей было, мне кажется не лучше — видел что «хочет», но эта ее правильность... хотя если быть честным, эта правильность меня и зацепила тогда в очередной раз. Таких недотрог сейчас фиг найдешь. Не то что не дает, а то, что стесняется дать парню, которого знает неделю. Хочет дать, возбуждена до предела, чуть-ли не кончает в объятиях... но боится! Может девственница? Да нет вроде — парень был, достоверно известно, не один даже. Хотя никому из наших парней не удалось ее уломать за те почти два года, что она общается с нашей компанией (год пока я был в армии, и пол-года с тех пор, как вернулся). В больших пьянках она ни разу при мне не участвовала, иначе пересеклись бы раньше. Хотя рассказывали пацаны как пытались к ней подъехать, получали категоричное «пошел нахуй». Ладно, будем умней, не будем торопиться.

В следующий раз опять-таки к ней домой я явился уже с цветами (пить она опять отказалась). Принес новый фильмец. До прихода подружки с работы часов 5. Ни на что особо не рассчитывал, хотя контексы в кармане штанов по-прежнему томились. Просто приятно проведем время... ну если обломится, то хорошо. Нет — еще лучше.

Не обломилось — дошли до снятых футболок. Лифчик сниматься отказывался наотрез. При этом удивительно что через джинсы я во-всю лапал ее. Не удивлюсь, если она потихоньку даже умудрилась кончить, уж очень хорошо ее колбасило от этого.

Как только руки потянулись к застежке джинс, она сказала: «не надо, пожалуйста». Я заглушил ее поцелуем и ну ушко очень тихо и нежно: « не надо или не хочешь?». — «не надо»... блядь, да что ты будешь делать? Ты же сейчас готова на все на свете! Что тебе мешает, а? какого лешего от меня еще нада? сказать, что люблю тебя? Ты не поверишь, мы с тобой об этом уже говорили на днях, заочно, правда. В слух я этого конечно не говорил, сказал, что не буду ничего делать, пока она не попросит сама. Это ее вроде бы расслабило. Мы даже поменялись местами — она вовсю терлась промежностью о мой вставший член (я тоже в штанах оставался). Прокувыркались мы так до самого прихода ее подружки. В панике оделись — благо, что одевать футболку гораздо проще, чем одеваться целиком. Подружка эта — отдельный пиздец, надо сказать... страшная как исходники в перле! Я опять счастливый поковылял домой. Осталось снять джинсы, лифчик и трусики... три дня с таким прогрессом.

На следующий день она вышла на работу. Под конец рабочего дня звонит:

 — у меня проблемы, можем мы встретиться?

 — да, конечно, в чем дело?

 — я уволилась!

 — давно пора было, с такой-то работой. Не расстраивайся, я сейчас приеду.

 — это не все, — чуть не плачет.

 — что еще?

 — потом.

 — к Димке с Машкой поедем? Расскажешь все как есть, выпьем, отдохнешь, развеешься. Может помогу чем-нить?

 — поехали.

Звоню Машке:

 — Мы с Настей к вам подъедем?

 — а поздароваться?

 — уже здоровались вроде? Привет.

 — че дурак, такие вопросы задаешь? Конечно поъезжайте.

 — У Насти помимо работы еще какие-нить проблемы были? Она уволилась, но говорит, что это еще не все.

 — Она сказала что уволится, если ее маме станет хуже, она и так более постоянно.

 — ебанарот. Мы к вам часа через полтора подъедем, ОК? Димку предупреди что пить нада будет.

По дороге я ее успокаивал по поводу работы, рассказывал как сам два раза увольнялся. Как мы будем отдыхать и что нам ее работа не будет мешать нам встречаться. Тему родителей не затрагивал, типа ничего не знаю: захочет, сама расскажет. Зашли в тот же супермаркет, набрали выпивки, закуси чуток. Машка уже суетилась на кухне, готовила че-то там. Меня заставили чистить картошку... вообще я всегда попадаю на чистку картошки, видимо хорошо получается. Димка уже был слегка ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх