Личный прием

Страница: 3 из 4

свои аппетитные ножки, едва прикрытые пятнадцатисантиметровой мини-юбкой. Эта яркая блондинка с очаровательной синевой лукавых, но с первого вида глупых глаз, широко растягиваемым в смехе большим ртом и пунцовыми, словно созданными для минета, губами, была не отразимой, что не могло не впечатлить нового начальника.

Он тут же смекнул, что эта девочка если и подставит свое «сокровище», то взамен ничего не попросит, предпочитая быть любовницей самого командира, и своими умелыми ручками с пальчиками ребенка будет фактически командовать управлением базы. Одним словом самой судьбой было предначертано, чтобы путь этих людей неотвратимо пролег через постель, что и случилось ровно через неделю, после вступления Зуева в новую должность. Их такой быстротечной близости помог случай: заместитель командира базы по воспитательной работе (убежденный холостяк) убыл в очередной отпуск, чтобы размяться в санатории, вручив Зуеву ключ от своей уютной однокомнатной квартиры, дабы оная была под надзором и помогла командиру коротать дни и ночи в ожидании получения своей квартиры. Зуев ежедневно разговаривал с женой и детьми по своему модному мобильнику, как правило, по завершению рабочего дня, которые жили в отдаленном гарнизоне и с нетерпением ждали получения новой квартиры в этом большом и шумном приморском городе. Едва он положил ключ в карман тужурки, как тут же «нарисовалась» секретарша. Небрежно сев на край стола так, что Зуеву «засемафорили» ее моднейшие стринги, тронув носком туфельки его коленку, секретарша пустила в лицо начальника колечко дыма из своего очаровательного рта, к губам которого прилипла дорогущая сигарета и деловито спросила:

 — Ну, что обмоем?

 — Что именно?

 — Золотой ключик. Уверена, что он уже в кармане нашего богатенького Буратино.

 — Слушай! Тебе не идет эта вульгарность... , — начал было Зуев, как Нинка, тут же уперла в потолок тоскливый взгляд своих неотразимых глаз и деловито предложила:

 — Не будь занудой. А?! Прямо скажи: трахаться хочешь?

 — С кем?

 — Ты, что? Тупой?...

 — А-а-а, — протянул тогда Зуев и нежно погладил ее по коленке.

 — Наконец-то, созрел. Ровно в двадцать ноль — ноль буду у тебя. Вот ужин, — протянула она ему увесистый целлофановый пакет, — это на три персоны...

 — Слушай, шаловливое дитя, в таких ситуациях третий лишний...

 — Ты уверен?

 — Угу,

 — А что говорит нам народная мудрость?

 — И что же она глаголет?

 — Бог троицу любит, неуч? И чему только вас в ваших высших училищах учат! — фамильярно хлопнула она его по погону и слезла со стола. Закрыв задом дверь его кабинета, Нинка потянулась, словно встала с постели, и уселась за свой компьютер.

«Хорошо, что эта сцена прошла без свидетелей», — засуетился Зуев, боясь потерять свой командирский авторитет, барахтаясь под юбкой этой нахальной бабы, «и не мешало бы осадить ее», — подумал он, отнеся исполнение этого мероприятия на вечернее время.

«А все же интересно. Кого еще притащит она?» — размышлял офицер, сгорая от любопытства.

Но Нинка не была бы Нинкой, если бы «приволокла» кого-нибудь другого, а не свою лучшую подружку Танечку, дочь главного инженера базы, работающую в техотделе. Танечка знала, что Нинка скоро выскочит замуж за одного богатенького фирмача и заранее метит ее на свое место секретаря командира базы, которая должна держать все реальные бразды правления в своих руках, умело управляя командиром так, чтобы тому казалось, будто базой командует именно он. Зуев чуть не поперхнулся, открывая дверь еще одной из своих подчиненных, которая была явно лишней. Ведь ее присутствие явно лишало его звания «любовника-невидимки», что совсем не входило в его планы.

 — Заходи! Не трусь! — подтолкнула Нинка в спину подругу, замешкавшуюся в дверях.

Девочки быстро вошли, деловито шмыгнули на кухню, и пока новый «хозяин» квартиры обмывал свое бренное тело горячими струями душа, в темпе накрыли стол. Водка, коньяк, шампанское, колбаса, сыр, шпроты и другие гастрономические изделия из супер-маркета мигом оказались на столе. На плите уже закипала молодая картошка, а селедка, украшенная зеленью, томительно ожидала ее на этом небольшом, но уютном столе.

 — И в честь чего такой сабантуй? — спросил вошедший в комнату с капельками воды на лице командир и указал на стол.

 — Это сюрприз, Александр Иванович. Моя дорогая подруга выходит замуж, — осторожно начала Таня, вопросительно глянув на Нинку.

 — Ах! Вот оно что! А я-то думал...

 — Будет и то, о чем вы думали. Одно другому не помеха, — озорно хохотнула Нинка и подтолкнула начальника к столу.

... Напившись и наевшись все трое порядком опьянели, бухнули на диван и началась борьба. Девчонки с остервенением срывали с него одежду, а он пытался тоже сделать с ними. Наконец все стали голыми. Нинкины разорванные стринги валялись на полу, но это ее не убило. Когда подруга спросила, как же она пойдет домой, та, усмехнувшись, ответила: «Ножками».

Нинка быстро распределила обязанности. Уложив шефа спиной на диван, она уселась на него сверху и быстро воткнула в себя его член, который изнывая от вожделения, уже начинал пускать «слюни». Танечка уселась своим «сокровищем» прямо на лицо шефа лицом к подруге. Они обнялись, крепко и надолго впились губами друг в друга, словно пили воду из живительного источника, а затем, оторвавшись, звонко шлепнув своего «коня» по упругой ягодице, быстро «поскакали».

 — Ох! Ох! Ох! — на лбу Нинки мелким бисером засверкали капельки пота.

 — Ах! Ах! Ах! — вторила ей подруга, стараясь по шире раздвинуть ноги, чтобы язык «коня» как можно глубже проникал в ее тело.

А «конь» в это время, балдея от сладострастия, жадно пил «нектар», поступающий капельками из одного молодого женского тела, отдавая свои капли другой. Нинка почувствовала это, мигом соскользнула с «коня» и тут же захватила жадными губами начинающего плакать его «молодца».

Она так энергично стала его отсасывать, словно вакуумный насос живительную влагу из артезианской скважины. Мужчина, видимо, никогда раньше не подвергался столь сильному напору женской страсти. Его тело выгнулось дугой, таз приподнялся над диваном, он ухватил Нинку за затылок и сильно прижал ее рот к своему «бойцу», накачивая девушку со всей силой. Наконец мощная струя ударила той в рот. Девушка, захлебываясь, глотала ее, а ее подруга в эти минуты, вскрикнув, стала заливать своей жидкостью рот мужчины, который был настолько возбужден, что стал так интенсивно вылизывать ее «киску», едва не откусив у той клитор. Татьяна шлепнула его по щеке и звонко расхохоталась.

 — Откусишь, дурень! Чем я тогда порадую тебя в следующий раз.

 — Следующего раза не будет! Ты порадуешь меня сейчас, — ревел в теле мужика дикий зверь!

 — При одном условии. Если ты сольешь мне в пипу, то женишься на мне! — продолжала дразнить его проказница. Мужчина затих, что-то соображая.

 — А ты ломани ей в попу. Надеюсь, что это тебе дешевле обойдется, — рассмеялась Нинка.

 — В попу я даю без условий, — Танечка слезла с мужика, подошла к столу, сдвинула на край посуду с остатками пищи и легла на него грудью, переминаясь ногами, и притягательно покачивая ягодицами. Мужик не заставил себя долго ждать. Эта поза, которую он называл буквой «Г», ему всегда нравилась, и ее частенько занимала на кухне его жена, когда видела, как торчит в трусах его «Болт». И он, осатанев, тут же страстно накручивал на него ее широкую «Гайку». Вот и сейчас Танечка была в такой же позиции, только ее более стройное, молодое тело выглядело наиболее соблазнительным ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх