Личный прием

Страница: 4 из 4

по сравнению с заезженным телом его жены, так как ее «Гайка», наверняка, не была так сильно разработана, как «Гайка» его жены.

Все это молниеносно пролетело в его мозгу, член встал так, что казалось, им, словно дубиной, можно убить это молодое белое тело, страстно желающее наибольшего удовлетворения. И он вставил ей в «Очко» так, что у той от удивления широко раскрылись глаза, изо рта вырвался крик раненой птицы, которую жестокий охотник принялся добивать. И он «добил» ее, так глубоко засадив ей член, что той показалось, будто это злой янычар забивает ей в попу осиновый кол. Он был в трансе и уже не помнил, как он драл это еще полудетское тело, которое явно не находило желаемого удовлетворения в руках ее мужа.

Эти воспоминания первых дней его командирства на артиллерийской базе вновь всколыхнули его чувства. Тогда, утром, проснувшись в объятиях двух страстных, молодых женских тел, с одной из которых он только поиграл в любовь, удержавшись от настоящего сношения, позволили ему вскоре вновь установить положенную дистанцию между начальником и подчиненной, предварительно объяснив ей, что тогда в его теле бушевали не чувства, а выпитая водка. Молодая женщина, казалось, успокоилась и несколько разочаровалась, поверив подруге, что заняв ее место, она станет истинной хозяйкой базы, и он будет плясать под дудку ее чуткого и мудрого руководства. Но этого не произошло, так как Зуев упорно считал секс в попу простым, дружеским развлечением, приравнивая этот вид сношения к элементарной мастурбации.

... На следующий день в установленное время в его кабинете появилась знаменитая на всю базу Наталья Привезенцева, которую застукали в позе с мичманом Бабенко на караульной вышке.

 — Наталья Михайловна, — начал Зуев, — это ваше заявление?

Та, молча кивнув, опустила голову.

 — Вы серьезно хотите покинуть нас? — продолжал наступать командир.

 — Да, — почти прошептала та.

 — Почему? — задал издевательский вопрос Зуев, претворившись незнайкой.

 — Из-за Владимира Степановича...

 — Мичмана Бабенко, что ли?

 — Угу, — почти промычала та.

 — И чем же он так вам насолил? — вопрос звучал инквизиторски.

 — Ну, вы же сами все знаете, — смахнула непрошенную слезинку женщина.

 — Позвольте. Я ничего не знаю, оттого и спрашиваю. Вот скажите, что я должен делать с этой бумажкой? — помахал он в воздухе заявлением Натальи.

 — Не знаю. Вы — командир, вам — решать...

 — А у вас какое образование?

 — Высшее, техническое...

 — Вы что заканчивали?

 — Питерскую техноложку.

 — Диплом с вами?

 — Конечно.

 — Можно полюбопытствовать?

Наталья, молча, вынула из сумочки диплом и протянула начальнику. Тот несколько минут разглядывал его, а потом поднял на молодую женщину удивленные глаза.

 — И с такой бумагой вы на караульной вышке паритесь?! — его вопрос прозвучал в шутливо-угрожающей форме.

 — А что делать? У нас в управлении части только блатные сидят...

 — Так уж и все... После ухода Нины Федоровны с должности секретаря и перевода на эту должность Татьяны Зацепиной, должность инженера в техническом отделе до сих пор вакантная. Пойдете?

 — А что там делать?

 — Решать технические вопросы...

 — А я справлюсь?

 — Ну, знаете, «Не боги горшки обжигают». Поработаете, присмотритесь, если что-нибудь будет непонятно — объясним, если возникнут трудности — поможем, так что дерзайте. Вот вам лист бумаги, пишите заявление о переводе на новую должность. Только с мичманом Бабенко и начальником охраны придется завязать. Вам ясно?!

 — Конечно, — покраснела женщина и начала писать заявление.

Подписав его, Наталья протянула его начальнику. Тот тут же наложил резолюцию: «Секретарь! В приказ!».

 — Ну, а теперь, Наталья Михайловна, не мешало бы обмыть это событие. Ваше мнение?

 — Прямо здесь?

 — Ну, зачем же. У нас для этого есть отдельный кабинет, — сказал Зуев и открыл дверь, спрятанную под висевшим на стене ковром.

Наталья шагнула через порог и обомлела: это была не просто комната, а алтарь любви. На стенах висели крупные фотографии совершенно голых женщин из управления части. Открывала экспозицию всем известная Нинка, у которой было на что посмотреть, Танечка была запечатлена в любимой позе буквы «Г», голая главбух, сидя в кресле, откровенно мастурбировала горлышком небольшой бутылки из-под «Пепси». И что удивительно: на стенах не было ни одной фотографии мужчины. Натаха оцепенела от такой неожиданности, а потом, придя в себя, повернулась и хотела было бежать, но ее остановила властная рука начальника.

 — Ну, куда вы, Наташенька. У нас тут такой закон: кто входит в эту комнату, без своего фото на стене не выходит. Это своеобразная визитная карточка. Так, что садитесь, милая, сейчас обмоем ваше назначение на новую должность, — сказал шеф и выставил из холодильника бутылку коньяка и скромную закуску.

 — А вы не боитесь, что там (она ткнула пальцем в потолок) узнают про все это, — она кивнула в сторону одной из стен.

 — Не беспокойтесь. Там (он тоже ткнул пальцем в потолок) тоже все схвачено. Но я не завидую тому, кто попытается проболтаться об этом. Вам все понятно, милая?! — он так посмотрел ей в глаза, что у той побежали по телу мурашки.

Они выпили, закусили. Он глянул на часы.

 — О! Время приема по личным вопросам уже давно истекло. Пора к делу приступить. Вы не против?

Наталья улыбнулась, встала и начала медленно раздеваться. Оставшись в плавках и лифчике, подошла к столу, подняла рюмку с коньяком и залпом выпила ее. Зуев протянул ей длинный, полуспелый банан. Наталья многозначительно посмотрела на шефа, встала, подошла к дивану, сняла плавки, повернулась лицом к шефу, села на диван, широко раздвинула ноги и, откинув голову на спинку дивана, закрыла глаза, поднесла банан к своей «щели», вставила и стала совершать им медленные поступательно-возвратные движения. Зуев смотрел это кино немигающим взглядом, потом стал тоже раздеваться. Сняв все, он с торчащим членом подошел к женщине, которая, закрыв глаза, постанывала в так своим движениям.

 — Тебе помочь? — спросил шеф.

 — Да. Поработай ты, только медленно. И пожалуйста, сними шкуру с банана: без нее приятнее.

Зуев сделал так, как она просила. Он мастурбировал бананом, а она стонала все громче.

 — У тебя есть скоч? — внезапно спросила она.

 — Есть. А зачем?

 — Заклей мне рот, а то орать буду.

 — Что, так страдаешь?

 — От избытка чувств.

Он выполнил ее просьбу, а затем взял фотоаппарат и щелкнул фото. На экране аппарата появилась голая Наталья с заклеенным ртом и торчащим бананом между ног.

 — Это для коллекции, — пояснил он и, опустившись перед ней на колени, припал губами к банану. Сначала он поиграл им в игру «Ванька-Встанька», а затем стал по кусочку откусывать. Когда банан был съеден, Зуев припал губами к ее «щели», поиграл языком с клитором, а затем стал отсасывать из этой узкой подрагивающей скважины появляющуюся в ней жидкость. Натаха мычала, как стельная корова, извиваясь на диване, словно пришпиленная к земле змея. Затем она так стала поддавать ему тазом, что чуть не разбила лобком его губы.

Она вцепилась своими ногтями в кожу его головы так, что чуть не сняла с него скальп. Ее движения все убыстрялись до тех пор, пока струя мокрого оргазма не окропила его с головы до живота. От неожиданности он отпрянул, но струя достала его.

« Вот это баба! Никогда у меня не было такой супер-сексуалки. Она станет бриллиантом первой величины в моей коллекции», — подумал он, глянув на стену, где висели фото побывавших здесь женщин. Затем он уложил ее на ковер, лежащий на полу, раздвинул ноги, лег сверху, вставил член и начал ее драть со всей ожесточенностью, словно мстил за только что мощную струю, окропившего его. Он сразу понял, что у них одинаковые калибры. Члену в ее «пещерке» было до чертиков приятно и уютно, а совершая привычные движения, он испытывал такое сладостное чувство удовлетворения, которого он доселе не испытывал никогда. Куда-то вниз провалился секс с его женой, довольно-таки холодной особой, строго регламентирующей их сношения, не позволяющая никаких излишеств, называющей минет «ужасом», бурный, но не столь сладостный секс с бывшей секретаршей, думающей в такие минуты только о самоудовлетворении, детские шалости в попу с дальновидной и расчетливой Танечкой. Она сначала очень медленно работала тазом, постепенно убыстряя движения. Он изнывал от страсти, пару раз окропив ее «сокровище» счастливыми слезами своего «воина», и странным было то, что тот еще не падал от усталости и продолжал стоять «насмерть», словно солдат в окопе с гранатой в руке в ожидании надвигающегося танка.

И «танк» вскоре наехал на него, придавив и задолбив ударами ее таза по его телу так, что пол под ковром стал дрожать, как при землетрясении. Наталья глядела на него выпученными глазами, и ему стало страшно, как бы ее не хватил удар. Но двадцатипятилетняя «лошадка» еще не израсходовала свой сексуальный потенциал и неистово гнала сорокалетнего «мустанга» по бескрайней «степи» всесокрушающей любви.

... Сколько прошло времени, они не знали. Он завершил эту скачку мощной струей оргазма и упал с нее на ковер, словно воин с лошади, сраженный копьем на поле сечи. Они лежали и молчали, тяжело дыша. Затем он тихо сказал:

 — Ты достойно выдержала этот сложный экзамен. Через три месяца главный инженер уезжает с Танечкой в Питер. Поступает в академию. Займешь ее место при условии, что впредь будешь трахаться только со мной.

 — А с Колей? — спросила она о муже.

 — На него уже пришел приказ. Будет служить на самой престижной атомной субмарине. А там сплошные автономки.

Он тебе — деньги, а ты мне — секс. Ну, а ему, бедолаге, только с презервативом, ибо секс с ним и за секс не считается. Скажешь, что радиации боишься. Поняла?

 — Ой! Как здорово ты все это придумал! Теперь мичман Бабенко у меня попляшет...

 — И не вздумай! Наталью Ивановну я тоже иногда потрахиваю. Надо же укреплять их семейные узы. Будь вежливой и предупредительной, а настанет время, подружись с ней. Не с бутылочкой же ей все время веселиться, — хохотнул он, глянув на стену. — Кстати, она не прочь поиграть в эту игру с молодой женщиной. Будешь ее напарницей. И еще. Не обессудь. Иногда будешь ложиться под адмиралов и председателей проверочных комиссий...

 — Как так?! — подскочила Натаха.

 — А так! Это входит в обязанности секретарши. Поняла?

 — Поняла, — прошептала она, прильнула губами к его все еще пылающим губам, и тут же добавила: — Но только в презервативах.

 — Идет, — он звонко хлопнул ее по аппетитной ягодице.

... Прошло время, и на артиллерийской базе установился должный порядок и спокойствие. Прекратились сплетни и ссоры на семейной почве. Натаха была тонким и умным руководителем всех этих отношений. Теперь список желающих попасть к командиру на личный прием резко сократился, но в каждом списке последним посетителем в нем всегда значилась Наталья Привезенцева.

Эдуард Зайцев

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх