Седьмая луза

Страница: 3 из 4

маской. На ленточке груди белой краской было написано «Мисс 7-я луза». На ногах у девушки были высокие, в обтяжку, красного цвета ботфорты. Она подошла к столу, Армен услужливо подал ей кий, которого Алексей про себя назвал «копьем». Девушка повернулась лицом к присутствующим, приставила «копье» к ноге, словно часовой на посту, играя мышцами своего сильного, спортивного вида тела.

Алексей ожидал увидеть здесь кого угодно, даже «гориллу», но только не эту красавицу, которая смахивала на античную богиню красоты. Она была действительно прекрасна. Ее голое, загорелое тело было настолько стройно сложенным, что наш претендент на победу не мог оторвать от него глаз. Еще бы! Полоска на груди практически прикрывала только соски, набедренная повязка, шириной сантиметров в десять, фактически прикрывала только черный треугольник. Ее тело дышало силой и необузданной страстью.

«У бильярдного стола шесть луз. Почему у нее седьмая?» — недоумевал Алексей, не отрывая взгляда от девушки.

Бросили жребий. Разбивать треугольник выпало девушке. Она наклонилась над столом так, выставив перед собой кий, что Алексей ясно разглядел ее «Сокровище» явно побритое и приукрашенное макияжем. Эта картинка так возбудила его, что он не услышал удара, увидев только разметавшиеся по столу шары. Один из них оказался в лузе:

 — Одын эсть! — торжественно возвестил Армен, вынимая из лузы шар величиной с два кулака, а Алексей, казалось, не слышал его голоса, внимательно разглядывая ее сравнительно небольшие, с «ямочкам» на «щеках», ягодицы. Второй шар медленно катился к боковой лузе, подкатился, на мгновение замер и все же упал в сетку.

«Господи! Только за одну ночь с этой красавицей можно пожертвовать этим «Гранд-призом», — подумал Алексей, вздрогнув от раздавшихся вокруг аплодисментов.

Девушка небрежным кивком поблагодарила немногочисленных зрителей, нанеся резкий, короткий, сильный удар по очередному шару. Шар влетел в лузу, словно пушечное ядро. Следующий шар, стоящий у самой лузы, она забила, лежа на спине на одной из панелей стола, «фотографируя» всех своим передком. Алексей смотрел не на стол, где решалась судьба его пятидесяти тысяч долларов, а на эту «гимнастку», делающую «мостик» и бьющую кием наверняка. С каждым ударом ее улыбка становилась все шире и приветливей. Но, он чувствовал в ее движение и некоторое сожаление и даже сострадание к нему за эту жестокую, игровую расправу.

 — Партыя! Ура! — заорал Армен и бросился вынимать последний шар из лузы.

 — Поздравляем вас, мисс, — подошла к ней леди со стеком, обнимая и целуя в щечку.

 — А я поздравляю вас, — подошел тощий Альберт, — протягивая бледную ладонь проигравшему.

 — С чем? — не понял Алексей, не подавая ему руки.

 — Ну, как же. С правилом бумеранга. Вы точно также выиграли у меня и теперь также проиграли...

 — Господа! Надеюсь, с решением жюри все согласны? Игра проведена по всем правилам. Не так ли? Если нет возражений, то играющих вместе с членами жюри прошу подписать протокол по результату игры, — взмахнула стеком леди и торжественно удалилась.

Подписывая протокол о своем поражении, Алексей вдруг услышал шепот у своего уха:

 — Ты проиграл «Гранд-приз», но выиграл меня. Армен укажет тебе дорогу...

Алексей подумал, что он ослышался, но увидел, когда она скрывалась за своей дверью, легкий кивок в свою сторону.

Игра закончилась, все ушли, кроме Армена и Алексея. Зал вновь погрузился в дрему, так как потолочные лампы погасли и горела только одна лампа над столом.

 — А ты настоящий джигит. Нэ разу нэ сказал против. Молодэц! А тэпэр пошли, — дернул его за рукав азербайджанец.

... В комнате был полумрак. Только ночничок слабо горел на тумбочке у двуспальной кровати. Кондиционер тихо шуршал, освежая прохладой. Над кроватью, в полный рост висела картина в богатой багетовой раме, изображающая «7-ю лузу», голую и почти лежащую на бильярдном столе с огромным кием в руках. Художник постарался прописать даже волосики, ясно видные на ее «Сокровище». На столике рядом с кроватью стояла бутылка армянского коньяка, две рюмки и ваза с фруктами.

Не успел Алексей осмотреться, как где-то наверху из невидимого динамика раздался тихий, вкрадчивый голос: «Вы в гостях у мисс «7-я луза». Чувствуйте себя свободно, раскрепощено. Разденьтесь и ложитесь в постель. Мисс сейчас будет».

Не успел Алексей выполнить рекомендации невидимого советчика, как бесшумно появилась она. На девушке была только полупрозрачная туника на древнеримский манер, да неизменная маска на глазах.

 — А ты и здесь выступаешь в роли инкогнито? — спросил Алесей, присевшую на край постели девушку и целующую его в горячие губы.

 — Условия контракта. На территории заведения я должна находиться только в маске.

 — И никто из них не видел твоего лица?

 — Никто. Кроме мадам...

 — Это железная леди со стеком?

 — Да...

 — Слушай! Ты классно играешь в бильярд. Где училась? — сел в постели Алексей.

 — А разве ты видел мою игру?

 — Конечно...

 — А я думала, что ты больше смотрел на мои прелести, как и все прочие, разве что, кроме мадам.

 — Ты права. Но почему ты меня сюда пригласила? Я же проиграл...

 — Вот поэтому и пригласила. Впрочем, не только поэтому...

 — А почему?

 — Ты просто мне очень понравился. Есть в тебе что-то чисто русское, Есенинское...

Он обнял ее за плечи и уложил на себя. Он чувствовал, как его «Боец» уже стоит, как дуб в лесу, которого просто невозможно завалить без женской помощи. Она почувствовала это, ухватилась за него рукой и стала медленно массажировать. Затем взяла его в рот и стала отсасывать. Алексею всегда нравилось то, как это делает женщина, но то, как это делала сейчас она, могло довести любого мужика до сексуального безумия. Она работала профессионально, медленно, нежно, постепенно открывая мантию, оголяя головку, облизывая ее губами и щекоча дырочку языком. Видя, как он подрагивает, она наезжала на него ртом так, что «Боец», казалось, достигает ее желудка.

Она замирала, ждала, пока он не попроситься наружу и тогда съезжала с него, отсасывая и проглатывая те первые «слезки», которыми начинал плакать «Боец». А он в это время уже щекотал пальцем вход в ее «Киску». Тут он познакомился с ее клитором, который тоже просил, чтобы его пощекотали. Тогда он развернул ее на сто восемьдесят градусов и, не вынимая «Бойца» из ее рта, припал губами к раздвинутой пальцами щели. Первые же прикосновения языка свели ее ноги страстной судорогой, она сжала ногами его голову, прижалась к его рту тазом и, совершая небольшие круговые движения, начала сливать. Делала она это осторожно, и в то же время страстно. Он, боясь, что их подслушивают, зажимал ее рот ладонью, заглушая ее страстное стенание. Она отдавалась мужчине полностью, ничего не оставляя себе. Но он понял, что она отдает больше ему, чем он ей. Он вновь развернул ее к себе и усадил прямо на «Бойца». Он боялся, что у них будут разные «калибры», и он не сможет в полную меру удовлетворить ее. Но к его удивлению, у этой женщины оказалась узкая и не глубокая щель, и его двадцатисантиметровый орган как раз уместился в ней.

 — Смотри. Мы как раз подходим друг другу. Мне так приятно, словно мы в раю, — сказала она и стала потихоньку работать тазом. Он не поддавал ей, стараясь не мешать ее наслаждению. Он не видел ее глаз из-за этой проклятой маски, но был уверен, что они сейчас подернуты пленкой страсти.

... Она скакала на нем, словно всадница на горячем скакуне, убегающая от стаи страшных голодных волков. Теперь она неистовствовала.

 — Давай! Жми! Гони! Дери ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх