ЛЮБОВЬ НА СЕНОВАЛЕ

Страница: 1 из 2

Запрещенный плод всегда самый сладок. Еще с тех Древнейших времен, когда Первобытный Змей соблазнил Еву, а та в свою очередь подговорила Адама попробовать райского яблочка. С тех пор абсолютно ничего не изменилось и самым желательным в дальнейшем остается то, что не разрешено, и о чем вообще не стоило, было бы думать. В этой многовековой мудрости я наглядно убедился в прошлом году, когда поневоле и не на шутку увлекся Анной.

В то время я только что устроился работать грузчиком на небольшую мебельную фабрику в нашем райцентре. Работа была не слишком сложной, коллектив оказался не многочисленным, нередко выпадала минутка-другая свободного от труда времени. В таких условиях все мебельщики прекрасно знали друг друга, а между некоторыми из них даже сложились достаточно дружеские отношения.

Не стал исключением из этого правила и я. Не прошло и недели работы, как я незаметно подружился с Андреем. Веселым, товарищеским и приязненным мужчиной среднего роста с густой черной шевелюрой на голове. Мы были практически однолетками, поэтому для дружеских бесед тем хватало. Сначала говорили о всяких будничных разностях. Потом начали откровенно рассказывать о себе, своей прошлой жизнь и непростом настоящем. Откровенно делились планами и надеждами на будущее.

Из этих рассказов я узнал, что Андрей родом из отдаленного хутора нашего района. Вот уже более десяти лет живет в зятьях вместе женой Анной, двумя маленькими детьми, и стариками тестем и тещей. Раньше, чтобы заработать на ломоть хлеба, мужчина был вынужден батрачить заграницей на заработках. Но блуждание чужбиной ему уже сильно поднадоело, поэтому новоиспеченный приятель теперь принципиально сидит, дома подрабатывая, где и как только придется в райцентре, или окружающих селах.

О том с кем и как живется другу я вскоре смог увидеть наглядно. Доброжелательный и искренний за своей натурой Андрей не стал долго медлить, а уже через месяц нашей дружбы пригласил меня к себе в гости. У его старшей дочки через несколько дней должна была отпраздновать свои именины, поэтому друг не придумал ничего более оригинального, как на этом семейном торжестве и познакомить меня со своей семьей.

Конечно, я попробовал, было отказаться от этого приглашения. Но приятель оказался достаточно настойчивым, поэтому мне не оставалось ничего другого, как, в конце концов, согласиться. В ближайшее воскресенье я с подарком, под мышкой, для именинницы очутился в доме друга, где между других домочадцев и гостей праздничной забавы познакомился и с женой Андрея Анной.

Сознаюсь откровенно, сначала женщина не произвела на меня какого-то слишком заметного впечатления. Она была невысокой, худощавой и не по-женски корнистой. Имела мужское строение лица, простое и в то же время эффектное. Такой себе перевернутый треугольник. Острый подбородок, который переходил в сильную челюсть. Уголки губ загнутые вверх. Потом шел заостренный кончик прямого римского носу, крутые скулы, карие глаза с кошачьим разрезом и на конец темный пик кудрявых волос на высоком лбу.

В общении Анна, в отличие от своего разговорчивого мужчины, оказалась не слишком говорливой. За все торжество я не услышал от нее и десятка фраз. Женщина встречала вновь прибывших гостей приязненными улыбками, проворно подносила из кухни тарелки с вкусными блюдами, молча сидела за столом, прислушиваясь к разговорам, которые происходили между нами. А когда что-то и говорила, то делала это приятным мелодичным произношением, чем-то похожей на мурлыкание маленького котенка.

Этот мягкий тембр женского голоса почему-то крепко «засев» в моей памяти. Самовольно поселился в сознании въедливым червячком, чтобы время от времени напоминать о себе странным беспокойством и непонятным волнением. Под их влиянием я начал поневоле все чаще и чаще вспоминать об Анне. Воображение навязчиво рисовало ее образ. И каждый такое воспоминание вызывал неизвестную раньше раздражающую, щемящую боль в сердце.

Растерянный и озадаченный я долго ломал себе голову над причиной такого душевного смятения. До тех пор пока приятель опять не пригласил меня к себе к дому. В этот раз товарищу была нужна моя помощь. Андрей, как всякий добрый хозяин, имел большой участок клевера, который не успевал своевременно скосить. Поэтому друг и попросил меня приехать и помочь ему. Я, конечно, с радостью ответил своим согласием.

Полдня косовице пролетело как одно мгновение. Рассветная прохлада, звонкий посвист стального лезвия, аромат свежескошенной травы сплелись в единственную вязанку невероятных впечатлений, достойно оценить которые может лишь тот, кто родился и вырос в селе. Колючая роса на босых ногах, бодрое утреннее солнышко и приятная усталость в мышцах лишь дополняли эту неповторимую картину.

Когда большая часть работы была уже сделана, и стало достаточно жарко, Андрей забросил косу на плечо и сказал ко мне:

 — На сегодня достаточно. Остальные я завтра сам докошу. А теперь возвращаемся в село, время пообедать.

Дома, у Андрея, на нас уже ожидал щедрый и вкусный обед. За стол, кроме нас двух, села и Анна. Как подобает, после тяжелой изнурительной работы, хозяин вытянул магарыч, бутылку крепкого самогона. Мы выпили по рюмке, потом еще по одной, и еще. За каждым разом я произносил витиеватые здравицы такому трудолюбивому хозяину, искусной хозяйке, и их зажиточному хозяйству.

Приятель на мои многословные пожелания отвечал благодарностями, а его жена заметно зарделась. Однако то ли под воздействием моего красноречия, или благодаря выпитому алкоголю, и женщина стала значительно более говорливой. Она начала непринужденно разговаривать с нами, весело смеяться из моих анекдотов и присказок, ба, в конце обеда, даже задала мне несколько вопросов достаточно-таки личного характера. Я радостно на них ответил, чувствуя как хмелею от неугомонного волнения и безудержного возбуждения.

Домой я вернулся с твердой уверенностью в том, что что-то таки чувствую к жене своего друга. Что это было за чувство догадаться нетрудно. Я был юным, темпераментным и горячим парнем, она — молодой и все-таки достаточно миловидной женщиной. Отсюда и ураган пламенных эмоций, вихрь неконтролируемых желаний, буря неоднозначных мечтаний и страстных фантазий которые вспыхнули в моей душе таким обжигающим жаром, что я надолго потерял покой.

Долгими бессонными ночами я думал об Анне. Вспоминала каждую ее улыбку, каждый жест, каждое потихоньку сказанное слово. Мучил себя образами женского личика, такого простого и в то же время невероятно желанного, ее тонких вишневых уст и пронзительно-искрометных глаз. Я истязал свое сознание запрещенными мечтами, неразрешенными фантазиями, недостойными помыслами. Во сне и наяву я желал завладеть чужой женой нисколько, невзирая на все возможные и невозможные последствия этого греховного желания.

Днем же, на работе, осторожно выведывал у Андрея все, что только можно было узнать о его суженой. Интересовался женскими вкусами, вкусами, увлечениями. Ненавязчиво выспрашивался обо всем том, что мало хоть какое-то попутное отношение к Анне. А еще искал самого малого случая, чтобы опять попасть в гости к приятелю, и хоть еще раз увидеться с его женой. Наивно надеялся, что, встретившись с ней, смогу хоть немножко угомонить собственную похоть и навести порядок в своей голове.

Ясное дело эти надежды были напрасными. Вскоре Андрей во второй раз попросил меня помочь ему по хозяйству. Я охотно согласился, съездил к другу в село, увиделся с Анной. Но никакого облегчения эта поездка мне конечно не принесла. Как и не помогли несколько следующих случайных «свиданий» с женщиной. Демона страсти, в душе, не так просто было угомонить. Он требовал своей жертвы нисколько, невзирая на слабые протесты остатков здравого смысла, мужской порядочности и обычного человеческого достоинства.

По-видимому, со временем, эта плотская похоть, в конце концов, сама бы приутихла, если бы я был абсолютно уверен в том, что никогда не дождусь взаимности ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх