Некрасивая

Страница: 2 из 3

 — нет, а то Ваша мама выгонит меня из квартиры, смеясь ответил я.

 — тогда договорились

Бля, ей 28 лет, а она явно члена не видела, подумал я, явно не подозревая, на что это невинное создание способно.

Мне стало просто интересно, я захотел, что бы она открылась мне, излила душу. Она явно была несчастной и виной этому была мать.

Я оделся и вышел за покупками. Я решил устроить праздник, небольшое пиршество. Я зашел в начале в ресторан, заказал салаты, парочку мексиканских горячих блюд. В магазине накупил холодных закусок, фрукты, вино, тэкилу и т. д.

Вернувшись, я все отдал Ире, а сам залез под душ. Когда я вышел, все уже было готово. Я попросил соль в блюдечке тонко нарезал лимоны. Тэкила ей понравилась. От еды она была в восторге, явно никогда не видела такого, подумал я. И мне стало приятно, что я смог сделать приятное.

Мы вели не принужденный разговор. Ира оказалась очень умной и начитанной девушкой. Она работала в Комитете по Статистике, в экономическом отделе. Делала экономические анализы и прогнозы.

Когда я, заметив, что она уже начинает хмелеть, начал подводить разговор о ее семье.

 — Ир, давайте перейдем на ты. Я понимаю, Вы старше меня, но...

 — конечно, Заур

 — у меня к тебе один вопрос. Можно?

 — давай

 — ты все время просишь разрешения у своей матери? Ты же взрослая девушка и должна у же быть самостоятельной.

У нее испортилось настроение

 — она... она хороший человек, она любит и заботится обо мне.

 — мне кажется она переусердствует с заботой

 — откуда тебе знать

 — тебе 28 лет, прости что говорю о твоем возрасте, но именно в этом возрасте, девушка проводит как минимум выходные, или со своим парнем или с подружками. Все воскресенья, я вижу тебя дома. Ты посмотри на себя, ты высокая стройная, красивая (соврал я)

 — спасибо тебе. Она молчала в минуту. Потом продолжила

 — когда мой отец узнал, что мать беременна, он бросил ее. Она умаляла не бросать нас, но он не послушал ее. Когда его мать узнала об этом, а она в советское время работала на очень высоком посту в Москве, она позвала мать, дала ей эту квартиру и устроила на работу как откуп за то, что бы мать молчала. Мама согласилась, а что ей оставалось делать, она приехала с Владивостока, не пропадать же ей. Вот тогда и она возненавидела всех мужчин. И мне с детства внушала, что все мужчины гады. Она не хотела тебе сдавать квартиру, просто у нас выхода не было. Она не разрешает мне красится, ходить в парикмахерскую, даже подруг заводить не пускает. Говорит, что они все проститутки.

 — извини за вопрос конечно, но так получается, что ты ни разу не была с мужчиной.

 — нет, я старая дева. И она зарыдала.

Бедная девушка, вот мать тиран.

 — Так, перестаем плакать. Я пью этот бокал за тебя. У тебя все впереди и все будет хорошо. Возьми себя в руки.

И мы выпили этот горячительный напиток

 — ты сказал, что я красивая, это ты просто сказал или...

 — конечно красивая

 — мама говорит, что я уродина и любой мужик попользуется мной и бросит

 — Ира, сейчас уже не пользуются, сейчас просто спят, занимаются сексом, кто по любви, кто ради удовольствия, и это сейчас норма. Никто не считает это проституцией или еще чем то

Я разлил тэкилу

 — ты знаешь, что такое пить на брудершафт?

 — знаю, но видела только в кино

 — давай так выпьем?

 — ты пристаешь ко мне?

 — нет, просто это дружеское. Ты же излила мне душу

 — тогда можно

Мы встали, подошли друг к другу и выпили. Я ее крепко поцеловал в губы. В начале она была напряжена, но потом расслабилась, я обнял ее. Поцелуй был долгим, она это делала неумело, но я старался приложить максимум нежности и страсти, чтобы она поняла, как это приятно. Неожиданно она отстранилась.

 — Боже, что мы делаем, что я делаю. Нет, она схватилась за голову, потом посмотрела на меня, обняла.

 — Заур, ты не представляешь, что сделал?

 — извини, я не хотел делать тебе больно

 — нет, мне никогда не было так приятно.

 — мы можем повторить?

 — не слишком много на сегодня?

 — давай не будем останавливать теченье до того момента, пока оно само не остановится

 — я боюсь

 — чего

 — а если мама узнает?

 — если ей никто не скажет из нас двоих, то вряд ли

Она подошла ко мне, обняла меня

 — ты ведь будешь первым у меня. И я рада этому. Ты мне сразу понравился

Бля, что я делаю, какого хрена. Ведь эта дурочка влюбится в меня, а потом может повториться судьба ее матери. И как у меня на нее встанет, нет я пьян, если целуюсь с ней

 — Ирочка, давай договоримся не влюбляться. Это будет просто наслаждение.

 — нет, ты научишь меня всему, так можно? У нас много времени. Мать еще не скоро вернется. Я пьяна, я знаю, но я всегда хотела этого, но всегда боялась мать

 — так, нужно выпить для разрядки

Я разлил рюмки, предварительно смазав солью края. Мы выпили и опять слились в страстном поцелуе. Я целовал ее шею, обсасывал мочки ушей, она начала стонать. Руки медленно спускались вниз, я начал лапать ее попу, другая рука ласкала ее маленькие сиськи. Вдруг, она опять неожиданно остановилась

 — знаешь, у меня там... это

 — что, спросил я удивленно

 — ну это, я там никогда не... и она покраснела

 — ты не бреешь там?

 — да, я один раз попробовала, мать как то заметила и такое устроила

 — так это не проблема. Я могу дать тебе свою бритву и даже помочь тебе.

 — Нет уж, спасибо. Я как нибудь сама справлюсь

После не долгих ожиданий, она вышла ко мне в халате.

 — пойдем ко мне в комнату.

Не смотря на рост, она была очень легкой. Я положил ее на кровать, начал целовать губы, лицо, шею. Раскрыл халат, провел руками по животу, поднялся чуть выше, нащупал ее соски, они взбухли как почки деревьев весной, я целовал ее ниже и ниже. Когда я опустился до грудей, они формой и размером напоминали блюдце кофейной чашки. Может чуть выпуклее. Соски торчали уже колом. Я взял один в рот, поиграл я зыком, немного покусывая один, другой сосок я теребил пальцем, она стонала, выгибала спину. Языком я буравил ее пупок, ее дыханье учащалось. Я ласкал ее долго и нежно. Когда я опустил руку к ее киске, то там бал настоящий водопад из ее соков. Я начал пальцем теребить ее клитор. Почувствовав, что она на кульминации клиторального оргазма, я немного замедлил действия, но потихоньку, лаская живот, пупок языком, я спустился к ее киске. Я впился в клитор губами, ласкал его языком, покусывал, посасывал малые губы... и вот дрожь ее тела, это первый ее оргазм за сегодня, но не первый клиторальный оргазм по жизни.

 — не останавливайся, прошу тебя. Сделай это, я хочу.

Я продолжал ласкать ее языком, но уже дырочку. Я засунул в нее язык как можно глубже и вертел им. Соки лились из ее дырки. Я спустился чуть ниже, к ее анусу и начал ласкать ее. Опять она начала доходить до апогея. Тут уже я воспользовался моментом, пошли обратные ласки вверх. Пупок, соски, шея, губы. Мы слились в страстном поцелуе. Я развел ее ноги по шире, приставил головку члена к входу, резко ввел и остановился.

 — ой, она крикнула вцепившись в меня ногтями.

 — шшш, все, все позади.

 — целуй меня, не останавливайся, прошу.

Я целовал ее все лицо, одновременно лаская ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх