Моя девочка Эз

Страница: 1 из 2

Было как никогда прохладно. Но, эта прохлада оказывалась слишком горячей, когда рядом со мной появлялась она. Сочная девушка, только налитая родниками вдохновения, с длинными волосами, в которых хотелось бы утонуть, представляя, что в океане. А ее губы, как лепестки неизвестных цветов, в которые так же хочется окунутся, и испить таинственный нектар. Подобные мысли часто посещали мою больную голову, когда она находилась рядом и даже когда была далеко.

Сегодня мы решили совершить что-то необдуманное, давно хотели жить на спонтанностях, они добавляют адреналина в кровь, чтобы она быстрее циркулировала и передвигалась, как машина на гонках. Здесь неподалеку есть табун мустангов, которых держат то ли для размножения, то ли для удовольствия, но на полях их ни разу не видел если честно. Ах, да, девушку звали Эзильда, для меня просто Эз, а вот мое имя не имеет никакого значения. Сегодня мы затаили грязные делишки, угнать двух скакунов, чтобы немного порезвится на ветру.

Подождав, пока все фермеры уснут за своим субботним покером, мы пробрались к дверям стайни. Но, увы, нас ожидал ключ разочарования — замок. И что же делать? Милая Эз вытащила из волос свою резинку и попыталась заколкой повторять движения ключа, и, слава богам, у нее это получилось. А ее волосы дерзко распустились, как водопад среди пустыни, и укрыли нежные плечи. Но теперь они закрывали шею, на которую я, как вампир, пристально смотрю уже какой час, и теперь меня мучает это обстоятельство. Но об этом позже. Угонять лошадей — дело не хитрое, особенно когда их хозяева уже витают в мире алкогольных грез.

Лошади достаточно мощные, и ощущать себя сверху них это конечно привилегия. Ты как будто укрощаешь само воплощение силы, хотя, по сути, так оно и есть. Моя милая девочка наступив одной ножкой на крепления, так широко запрокинула вторую, чтобы попасть в седло, что я заметил ее достаточно хорошую растяжку, и меня это порадовало. Я тоже не медлил, чтобы не отставать от нее.

Как только мы выехали на более открытую дорогу, нас начали преследовать всевозможные ямы, и они тоже меня порадовали. Каждый раз попадая в такой просак, ее грудь перевоплощалась в пружину, по крайней мере, мне так казалось. А прозрачная блузка даже не пыталась ничего скрыть от моих дерзких глаз. Я уже видел, как постепенно набухают ее соски, как будто пытаясь вырваться из плена одежды. И я мог бы помочь им в этом. Конечно же, юная девушка, которая ощущает под собой пульсирование мощного создания, просто не может не возбудится. Я все еще надеялся на то, что при резком порыве ее кофта просто слетит с нее, либо же растает, как делает это снег при появлении палящего солнца. Или же ванильное мороженое при встрече с сочным язычком. Но все же этого не происходило.

Мы доехали до последнего пункта наших грязных дел, где они и совершились, даже более грязные, чем я на то рассчитывал...

Мы отпустили лошадей, так как в них более не было надобности, а сами пошли в местный трактир, чтобы выполнить наше пари, кто же выпьет большее количество холодного пива.

 — ты все еще рассчитываешь на свою победу? — произнесла девушка вполне самодостаточным голосом.

 — да, — я был не многословен. Да и какие могут быть разговоры, когда я мысленно говорил только с ее набухшими сосками, как будто они даже отвечали мне, и я почувствовал как их ответы набухают и во мне, в моем члене, который, собственно, налился достаточным количеством крови. Да и если подумать, именно ее уверенность в себе так меня заводит, мне хочется показать ей, что ей нужно, может даже сломать, но она такая нежная, что я оказываюсь в замешательстве, что же мне делать.

Мы заказали одну партию кружек, потом другу, потом даже четвертую и на пятой у нас закончились тосты, даже у таких прогнивших алкоголиков как мы заканчиваются резервы. И тут я решил проявить дерзость, пьяная кровь тому способствовала:

 — Эз, а у тебя чудная грудь, ты так повзрослела, может давай выпьем за дальнейшее ее процветание? Хе хе, — немного даже рассмеялся я.

 — да ты просто пьяный, но так как и я пьяна, давай за это выпьем! — даже не ожидал положительной реакции, но это хороший знак.

Но по правде говоря, сдерживаться я не мог, как только она отошла в дамскую комнату, я последовал за ней, как охотник следует за наивной жертвой, в той комнате не было зеркал и она видимо не увидела, когда умылась, что я был сзади, как самый подлый враг. Я обхватил ее за талию и игриво прижал к себе, мой уже подготовленный член оказался вплотную между ее полушарий и я даже почувствовал, как по ее телу пробежалась дрожь, да, ей это нравится. Или нет?

 — послушай, может не стоит, ты пьяный, завтра пожалеешь об этом, а я уже протрезвела даже. Давай забудем и я обещаю, что никому не скажу, правда правда! — почти клятвенно стала умолять меня эта деваха.

 — мм, думаешь я не наслышан о твоих похождениях, думаешь я не давился слюной при одном только твоем виде так много времени, а ты просто не обращала на меня внимания. Ну уж нет, теперь ты поплатишься сполна! — я ощутил себя диктатором, говорил это внятно и медленно, наслаждаясь каждым словом.

 — нет, я буду кричать, отпусти меня! — не на шутку она перепугалась, однако.

 — если хоть пикнешь, если из твоего блядского рта вылетит хоть один крик, кроме постанывания от удовольствия, то завтра же твоему милому младшему братику отрежут его достоинство. Как оно, а? как оно, чувствовать ответственность за жизнь других? Я не слышу, ты что, проглотила свой милый язычек?

Ответа все не было, и я резко развернул ее цветущее тело лицом к себе и раздал несколько смачных оплеух.

 — ну что молчишь, сучка? Или тебе мало, может добавить?

 — нет нет, я поняла, мне не стоит дергаться..

 — вот и умница.

Я с трепетом рассматривал ее лицо, позже мой восхищенный взгляд (вместе с руками), перешел к пуговкам на одежде, я расстегивал их как никогда аккуратно, чтобы насладится ею сполна. Таким не хитрым образом я снял с нее эту ненужную вещь и отбросил в сторону, не важно куда. Как я и предполагал, она была без нижнего белья, теперь ее сосочки только дерзко посматривали на меня, и я не смог отказать им в нашем любезном общении. Я опустил голову чуть ниже, и прикусил один сосочек, после нежно его облизав, а потом и вовсе моих губ было не оторвать от ее груди. Я мял ее, сжимал, тискал, пытался даже порой сделать больно, чтобы услышать ее нежные вскрикивания, мне нужна была ее реакция, и я ее получил:

 — ты... ты делаешь мне больно... аа... может, может все таки не стоит? — и она попыталась отодвинутся от меня, но двигаться то было не куда, мои руки были достаточно крепки, а стена достаточно близка.

 — ты что, плохо уяснила ситуацию?

 — ну ты и поддонок! — пускай это было оскорбительно, но, черт побери, я же вижу как ей нравится это, небось всю дорогу только и мечтала, чтобы с ней обращались как с последней дрянью, деревенской шлюхой. Ну, сейчас мы ей это устроим.

 — ей, шлюха, а теперь как отпустись на свои прекрасные коленочки и сделай то, о чем ходит так много сладких слухов.

 — я не буду сосать!

 — ух ты, как прямолинейно. А я тебе и не конфета, чтобы меня сосать, ты будешь делать мне минет, да так, чтобы я закрыл глаза от удовольствия, ибо трахну твое горло так, что ты глотать еще долго ничего не сможешь, кроме моей спермы, разумеется.

Она встала на колени и дрожащими руками достала мой агрегат, могу сказать, что он был внушительных размеров. Наверняка ее нежнейшие губки задрожали в такт рукам, когда увидели, чем им придется орудовать, но выхода у нее не было все равно.

Сначала она захватила правой ручкой основание моего «друга», и тут же обхватила его головку своим трепетным ротиком,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх