Ночью все кошки серы

Страница: 2 из 4

не спускала глаз с его огромной возбуждённой елды. Я до крика хотела его член, а мои трусики были уже насквозь мокрыми от желания. Я текла словно сучка во время течки.

Я думала, что сейчас Джек одарит меня страстным пылким поцелуем, — ну, хотя бы в благодарность за мою доброту и ласку, — но он, видимо, был чудовищно перевозбуждён.

Вместо заслуженного поцелуя, Джек притянул мю голову к своему паху, пока огромная головка его члена не упёрлась мне в губы. Я было дёрнулась, — но мои волосы были в надёжном капкане, я не могла самостоятельно пошевелить своей головой ни на сантиметр в сторону. В другое время, я непременно, устроила бы Джеку разнос за столь унизительное обращение со мной, — но сейчас меня ничего не интересовало кроме этого члена. Это вздыбленное чудовище, одним своим видом заслуживало, чтобы его отсосали. Джек, сжав своего монстра в кулаке, водил им мне по губам, — пока я, наконец, смирившись, не распахнула свой ротик.

Несмотря на бесцеремонное обращение со мной Джека, я решительно была настроена подарить ему самый лучший в его жизни отсос. С огоньком. Что-то, типа, — «знай, наших»! И показать ему, что его любимая женщина в постели с ним может быть искусной развратной самой настоящей шлюхой.

Но на мою решимость подарить Джеку незабываемый пылкий и горячий миньет уже скоро обрушились весьма серьёзные испытания. Богатырские размеры Джека сегодня были просто невероятными. Но мне весьма польстило, что я оказалась способна так легко и сильно возбудить моего благоверного.

Я смачно облизала напряжённую головку Джека, обильно смачив её слюнями и лаская язычком натянутую уздечку. Но Джека уже, видимо, не интересовали изысканные и изощрённые ласки. Он просто хотел отсоса. Его рука с силой давила мне на затылок, насаживая мой ротик на свою вздыбленную плоть. Это было чертовски грубо. Но грубость Джека сегодня отчего-то, лишь ещё сильнее распаляла меня. И с послушной готовностью распахнула свой ротик ещё шире, пропуская в себя Джека. До этого дня, сказать по правде, я думала, что знаю член своего любовника. И, к слову сказать, раньше, — у меня никогда не составляло труда заглотить его член до самого основания. Но сегодня я чувствовала себя чулком, который упрямо, без оглядки, натягивают, не обращая внимания, что размер чулка явно будет поменьше. Наградой мне был возбуждённый прерывистый шёпот Джека..

 — Да... Умничка... Принцесса... , — шептал он хрипло, закинув голову назад, — весь мир к твоим ногам брошу... Любое желание выполню... Только заглоти до конца... Солнышко...

Голос Джека был искажён от страсти. Не припомню, чтобы раньше он меня награждал такими эпитетами. Впрочем, мне некогда было прислушиваться к его интонациям, — все мои усилия были брошены на то, чтобы вобрать в себя его член до конца.

Я встала на четвереньки, распахивая свой рот, как только это возможно, пока не стало сводить скулы, но и на это я не обращала внимания. Могучий ствол, горячий и пульсирующий, миллиметр ха миллиметром протискивался в мой рот. На миг, мне даже показалось, что он не даст мне дышать. От напряжения у меня выступили слёзы, — но ничто не могло меня поколебать. Я знала, что во что бы то ни стало, всё — равно возьму до самого конца в рот эту каланчу.

Я чувствовала, как головка его монстра медленно вошла мне горло. Я даже сдавленно всхлипнула, давясь, и уже с трудом ловя коротким вздохами воздух. Джек же лишь сладострастно стонал. Наверное, он мог бы дать своей женщине небольшую передышку, остановиться, хотя бы на полминуточки, — и дать мне хотя бы немного привыкнуть к его разбухшему до конских размеров чудовищу. Но нет... Казалось, он ни капельки даже не задумывается, каково сейчас мне, — насаженной до горла на его гигантскую елду. Всё так же держа голову закинутой назад, громко и прерывисто дыша, он неумолимо давил на мою голову обеими руками, насаживая меня на член до самого горла. Ей — богу, мне потребовался весь мой опыт и всё моё умение в оральных ласках, чтобы не подавиться. Никогда не думала, что Джек может быть настолько эгоистичен. Сейчас его более ни черта не интересовало, — но лишь бы засунуть свой член в мой рот до самого конца.

И вот это случилось, — не знаю, кто этому больше обрадовался, — я или Джек. Мой носик упёрся в стальной живот Джека. Я чувствовала его яйца у себя на подбородке, а его головка, как мне казалось, находится минимум у меня в желудке. Но я смогла!!! Не знаю чему я так радовалась... Но моя душа просто пела от триумфа. Я всё так же стояла на четвереньках, и мои бёдра просто ходили ходуном, настолько моя киска хотела члена..

На несколько мгновений мы замерли. Джек от кайфа, а я, взмокшая от натуги, разгорячённая и возбуждённая, просто боялась пошевелиться, чтобы не задохнуться, головой насаженная, словно тетерев, на этот живой кол.

Но всё-таки в конце концов не в силах более вздохнуть, — мой рот наполнился обильной слюной, — я подавилась. Я уж думала, что мне конец, так и помру от удушья на члене любовничка. Но Джек неожиданно смилостивился. Он и сейчас не отпустил моих волос из своего кулака, но больше не давил с силой, прижимая мою голову к своему паху. Когда он меня отпустил, и я смогла соскочить с его члена, — из моего рта на мою грудь хлынула слюна. Я с трудом шумно дышала и откашливалась, а Джек нежно гладил меня по голове.

Я потянулась к нему, выпячивая вперёд губки. Я хотела его поцелуя, хотела, чтобы он заключил меня в свои объятия и поцеловал, — страстно и нежно. Ведь я заслужила этого..

Я даже захныкала от какой-то детской обиды, когда Джек вместо поцелуя, снова, наклонил мою голову к своему члену и, снова сжав свой член у себя в руке, принялся водить им мне по губам и щекам. Ему явно нравилось лицезреть происходящее, его это явно возбуждало. Ну, не хочет целовать меня в губы, — буду целовать туда, что предлагают, — с обидой подумала я. О сопротивлении я и не помышляла, — слишком уж дико я была возбуждена.

Разомкнув губы, я сомкнула их на головке члена Джека, и смачно засосав её, скользнула ртом вниз по напряженному стволу. Рука Джека снова надавила на мой затылок, и мне снова пришлось постараться, чтобы полностью принять его член в рот до самого горла. И так медленно, с короткими паузами, то и дело замирая от наслаждения, Марк трахал мой послушно распахнутый рот до самого горла. Потом, всё более входя во вкус, сжимая мою голову уже обеими руками, он долго жёстко и яростно насаживал меня ртом на свой член, всё более ускоряя темп. Его бёдра каждый раз устремлялись мне навстречу и тугие яйца Джека шлёпались о мой подбородок.

Я всячески помогала Джеку. Старательно сжимала губы вокруг его члена, нежно покусывала, ласкала головку и ствол язычком.

И скоро Джек, словно, уверевшись во мне, отпустил мою голову и теперь я всё делала сама. Снова усевшись на колени между его широко расставленных ног, я нежно и старательно отсасывала ему, пальцами массируя и перебирая его яйца. Мой рот только и летал верх-вниз по толстому стволу елды Джека. Иногда, я вытаскивала мокрый от моей слюны член и нежно его вылизывала. Или тщательно обсасывала головку, надрачивая член рукой.

Джек уже урчал от наслаждения, опять откинувшись на спинку дивана. Я чувствовала, как дрожат его коленки.

 — С-сучка... Развратная мерзавка... Чёёррттт... — срывающимся шепотом бормотал он, постанывая, — О, боги... Я же... всегда мечтал... чтобы моя мамочка была именно такой... Да... Пылкой... Страстной... Развратной... Чёртовой шлюхой!!! Чтобы, отсасывала мне перед сном...

Мысли, хоть и затуманенные возбуждением, неслись в моей голове со скоростью поезда. Опаа... Кажется, Джек в пылу вожделения проговорился. Ничего себе сексуальные фантазии... Его возбуждают мысли о развратной страстной матери, что перед сном должна ему делать миньет? А себя он, верно, воображает,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх