После дискотеки, за гаражами в кустах

Страница: 2 из 3

чуть, ради приличия, и согласилась:

 — Ну ладно, давай. Посидим, отдохнём.

 — Вот и отлично, — возрадовался дядя Миша. Поставил нам 2 стула; мы сели за маленький стол, на котором возвышалась 2-х литровая бутыль «Очаково» и лежала копчёная рыба. Дядя Миша нарыл стаканчики, налил нам пива; я слегка пригубила, и поняла: всё-таки «Очаково» — это не моё.

 — Дядя Миша, у вас есть что-нибудь покрепче?

 — Слушайте, девчонки, где-то было.

Он пошёл искать — и нашёл! полбутылки водки. Разлил по стаканам: понемногу; мы чокнулись — выпили за встречу. Закурили. Было приятно сидеть в расслабляющей обстановке после ночной прогулки. У дяди Миши даже и радио имелось. Ольга покрутила настройку и нашла вполне приличную волну. Мы выпили ещё по одной.

Началась болтовня, разговоры, шум. Мы с Ольгой наперебой вспоминали разные пикантные истории из нашей бурной жизни. Нас потянуло танцевать — две модели в откровенно — сексуальных клубных нарядах танцевали прямо в гараже. Паки выпили.

Мы уже порядком охмелели, егда дядь Миша рече:

 — Ольга, якая юбочка у тебя!!!

 — Якая?

 — Ну,... такая. Шибко уж короткая. Всё под ней видно.

 — Ну и что такого? Мне скрывать нечего.

Ни сколь не стесняясь, она встала, повернулась попой к дяде Мише и... задрала свою юбчонку. На ней — белые стринги. У неё бываху вельми сексуальная попка с маняще выпуклыми ягодичками. Оля повиляла лядвиями.

 — Ну, яко, дядя Миша, нравится моя попка?

 — О-О — Зело!!!

 — Это ещё что, дядя Миша, ты у Натахи не видел попку. Наташа, покажи ему.

Я оторопела от такого предложения.

 — Ты что, с ума сошла!

 — Да ладно, ты, чего ломаться. Давай, вставай, повернись к нам попой.

И Ольга воздела мя, и повернула спиной к дяде Мише. Мною двигала выжидательная покорность. Томление. Алкогольный дурман.

Я стояла и смотрела через плечо. Дядя Миша поднялся, подошёл ко мне, взялся за краешек моего красного короткого платья и стал его задирать. Медленно, смакуя, он обнажил мою попу, и мои красного цвета стринги. Я чувствовала, как вскипаю от возбуждения.

 — Красивая попа? — Воспрошала коварная моя подруга.

 — Потрясающая!!! — Прокомментировал он, и, чувствуя себя хозяином положения, дядя Миша (я, просто такого, не ожидала) протянул руки — и — двумя ладонями — сжал мои выпуклые обнажённые ягодицы. Приятная истома растеклась по моему телу. Дядя Миша, без всякого зазрения стал гладить и сжимать мою задницу.

Не знаю. Наверно, потому что я была подвыпившая, да ещё так сексуально одета — именно поэтому мне зело понравились поглаживания д. Мишы.

Но — как бы мне это не было приятно — во всём надо ведать меру: и я отстранилась от д. Миши, натягивая платье на место.

По радио заиграл медляк, и Ольга потащила д. Мишу танцевать.

Я присела на стул. Водка туманила сознание, кровь гудела по венам. Я смотрела на танцующих. Они крепко друг к другу прижимались и о чём-то шутили, а потом — стали целоваться! Обняв д. Мишу за выю Ольга искусно целовалась с ним. А мужчина, не теряя времени, запустил руки под её короткую юбочку и сжал её задницу...

Я вышла на улицу — покурить на свежем воздухе. Я чувствовала сильное возбуждение, а в мозгу настойчиво шевелились воспоминания событий 7-летней давности:

[Мне 14 лет, за гаражами в кусты я зашла пописать (это было буквально через неелико дней после того, яко дядя Миша заглядывал ко мне под юбку). Я была в джинсах. Расстегиваю, стягиваю их вкупе с трусиками. (Ещё помню, что джинсы очень узкие и с бёдер слазят еле-еле) Присаживаюсь, справляю свою нужду. И только я отжурчала — как слышу шум — кто-то пробирается в кусты. Я понимаю, что натянуть узкие джинсы уже не успею, поэтому я остаюсь сидеть со спущенными джинсами, с голым гузном. Затаившись, сижу, и возглядаю, что в кусты заходит дядя Миша, и идёт прямо на меня...

Я, конечно, трухнула, что сейчас он мя увидит...

Он останавливается в метре от меня, и, так меня и, не увидев (заросли достаточно густые), начинает расстегивать брюки. Явно для того чтоб помочиться.

Дядя Миша стоит вполоборота от мя, и я понимаю, что отсюда, с этой позиции, я смогу рассмотреть его хер. Мне становится зело любопытно. К тому же зело сексуально, ибо я сама без трусов и так волнительно ощущаю ся с голой писечкой...

Но тут случается ещё кое-что.

В кусты заходит ещё един человек. Это оказывается Ольга. Дядя Миша, затаившись, не шевелится, и Ольга ни его, ни меня не замечает. Она не знает, что за ней подглядывают, и начинает расстёгивать белые свои брючки. Я понимаю, что сейчас Ольга прямо на глазах у мужчины снимет брюки и обнажит попку — но помешать этомиу я не могу. Я токмо возглядаю на это. И жду. Брючки соскальзывают с Ольгиных бёдер. Белые кружевные трусики тоже соскальзывают вниз, обнажая выпуклые, блестящие ягодицы. Ольга садиться на корточки и делает своё дело. Дядя Миша стоит, притаившись, за ней наблюдает — и при этом я вижу, что он, вытащив из штанов свой хер — дрочит его. Я вижу, яко оголяется головка пениса: гладкая, словно большой жёлудь. Головка обнажается — и паки прячется в складках кожи. Я не могу поверить своим глазам — я пялюсь на это. Тем временем Ольга, закончив писать, встаёт, одевает трусы и брючки, застегивается и уходит. Дядя Миша продолжает гладить и сдавливать свой хер... ]

Я стояла и курила. В гараже продолжала звучать медленная музыка. Ночь была довольно светлая. Воспоминания ломают последние барьеры...

[за гаражами в кустах я сижу со спущенными джинсами и возглядаю, яко дядя Миша дрочит. Я вся дрожу, а сердце в перси гулко бьётся. Я боюсь пошевелиться, и тут, — как назло — под ногой хрустит ветка... Я замираю в ужасе... Дядя Миша вздрагивает, и смотрит в мою сторону. Вот ужас — он меня замечает. Прикрывая хер рукой, он приближается ко мне. «Наташа? Ты что здесь делаешь?» — произносит он, а сам видит, что я сижу со спущенными джинсами. «Писаю» — еле слышно отвечаю я. Дядя Миша не отводит от меня взгляда. Он смотрит на меня, и внезапно рече: «Так ты за мной подсматриваешь?!». Я молчу вся пунцовая от стыда, не зная, что делать, а он, вдруг, убирает длань с паха и наглым образом демонстрирует мне свой половой хер. Я сижу на корточках в полуметре от мужского хера и ничего не могу поделать — пялюсь на него. Довольный производимым эффектом дядя Миша начинает у меня на глазах, не спеша, его мастурбировать. А потом он медленно приближает хер к моим губам. Я чувствую, что сама, по своей инициативе, как-то рефлекторно, открываю уста... Хер дяди Миши оказывается у меня во рту. Я просто замираю от неожиданного для себя поступка. Я перевожу взгляд с достоинства дяди Миши на его лик, и обратно, вниз, и обжимаю губами хер. А дядя Миша, в неспешном ритме двигая лядвиями, впихивает хер мне в уста, и достаёт его. Впихивает... и достаёт. Ради удобства я встаю на колени. Шуйцей прикасаюсь к твёрдой мужской плоти, трогая её, трогаю мужские яички. Потом начинаю лизать хер, яко эскимо, и паки, обжимая губами, беру его в уста. Д. Миша возложил свои длани на моё чело и стал активней и глубже вонзать свой хер в мой рот. Даже как-то оголтело. Хер раздирал моё горло, и мя чуть не стошнило. Я всё это отлично помню...

А потом, здесь же, в кустах, дядя Миша лишил меня девственности]

Я ещё не успела докурить, как из гаража вышла Ольга. В руке у неё была сигарета. Я дала ей зажигалку, и мы вместе стояли некоторое время, молча, курили.

 — Кому расскажу, что танцевала медляк в гараже — не поверят. — Рече она.

Я промолчала.

 — Дядя Миша он прикольный.

 — Точно, — согласилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх