Тётушка Дженни (буржуйский инфантилизм)

Страница: 29 из 34

Я неохотно разнял ладони.

 — Как ты с ним строго, — улыбнулась Эшли.

 — С ним по другому нельзя, — проворчала Сью, — Только если накричишь, начинает слушаться.

Заметив, как хихикающие подруги моей няни рассматривают меня между ног, я снова потянулся руками к паху, но Сью погрозила мне пальцем.

 — Еще одну свечку захотел? — усмехнулась она, — Я научу тебя слушаться!

Судя по хитрой улыбке моей няни она прекрасно знала, что со мной происходит.

 — Ну что, будешь проситься на горшок? — обратилась ко мне Сью, — Потому что пока ты правильно на него не попросишься, я горшок тебе не дам.

 — Как это «правильно»? — со смехом поинтересовалась Викки.

 — Должен подойти ко мне и сказать, что хочет на горшок, — объяснила Сью, — Причем уточнить зачем: по маленькому или по большому.

«Еще чего! — хмыкнул я про себя, — Ничего она от меня не добьётся! Буду терпеть, пока ей не надоест ждать».

 — Что-т пока не просится, — усмехнулась Викки.

 — Наверно придется одеть тренировочные трусики, — вздохнула Сью, — Ничего, рано или поздно попросится.

«Первая победа» — облегченно вздохнул я после того, как Сью одела мне тренировочные трусы. «Правда как-то быстро сдалась», — насторожился я, заметив хитрую улыбку няни.

 — Такая классная погода, — притворно безразличным тоном заметила Сью, — Пойти что ли погулять?

 — Прямо сейчас? — удивилась Эшли, — Ты ж только что поставила мальчишке слабительную свечку.

 — Так что мне теперь из-за него дома сидеть? — недовольно сказала Сью, — С его упрямством еще час будем ждать, пока он соизволит сходить по большому.

Сью достала из ящика комода голубые ползунки и принялась их быстро мне одевать.

 — Какие классные штанишки, — умилительно улыбнулась Викки, — С зашитыми носочками, как у малышей

 — Ага, такая прелесть, — согласилась Эшли, — И где его тётя такие купила?

 — Где купила, не знаю, — улыбнулась Сью, застёгивая шлейки ползунков, — Но у Томми полно такой одежды.

Еще раз спросив, не хочу ли я на горшок, Сью взяла меня за руку и направилась к двери.

 — Пошли вон на ту детскую площадку, — предложила она подругам, выйдя на улицу.

Детская площадка была совсем недалеко от дома, но за пять минут, пока мы туда шли, позыв по большому стал таким острым, что я едва мог его терпеть. Появившись на площадке в сопровождении трёх девчонок, я сразу оказался в центре внимания. «Еще бы, в этих ясельных ползунках» — с обидой подумал я, краснея от взглядов сидевших на установленных вдоль площадки скамейках молодых мам.

 — Смотрите, какой карапуз к нам пожаловал! — засмеялась одна из них.

 — Такой хорошенький, — улыбнулась другая, — Ему эти штанишки очень идут.

 — Просто лапочка, — согласилась третья женщина, — Хотя одет явно не по возрасту.

 — Как ясельный? — усмехнулась державшая меня за руку Сью, — Сейчас Томми вам сам расскажет почему на нём эти ползунки.

Я смущенно опустил взгляд.

 — Что молчишь? — обратилась ко мне Сью, — Скажи тётям, почему ты так одет.

Викки с Эшли тихонько захихикали.

 — Не хочешь рассказывать про своё наказание? — насмешливо улыбнулась Сью, — Что, стыдно признаться, что ты в восемь лет писаешь и какаешь в штанишки как маленький?

 — Ай-яй-яй, как нехорошо, — неодобрительно покачала головой одна из мам.

 — Действительно стыдно в таком возрасте мочить штанишки, — сказала другая, — Я своего в два года к горшку приучила.

Сью присела на одну из скамеек и принялась рассказывать всем о моём наказании.

 — Правильно, — кивнула одна из мам, — Если мочит и пачкает штанишки, должен носить подгузники.

 — Сейчас Томми в тренировочных трусиках, — уточнила Сью, — Полным ходом идёт приучение к горшку.

 — И как? — ехидно поинтересовалась другая женщина.

 — Пока с переменным успехом, — ответила моя няня, — По-маленькому еще кое-как ходит, а какать в горшок отказывается. Чуть ли не полчаса перед прогулкой уговаривала сходить по-большому — и никак.

 — Такой большой ребёнок уже должен всё делать сам, — сказала сидящая рядом со Сью молодая женщина, — Без уговоров.

 — Да какой он большой, — усмехнулась Сью, — Видели б вы, какой он устроил сегодня фонтан, когдла я мазала его между ножек детским маслом перед тем как одеть подгузник.

 — Ага, писанул вверх, лёжа на спинке, — подтвердила Эшли, — Как годовалый.

 — Представляю эту картину, — засмеялась одна из мам и вслед за ней все остальные.

 — С таким не соскучишься, — вздохнула другая.

Слушая смеющихся мам, мне хотелось провалиться под землю от стыда.

 — Что ты тут стоишь? — обратилась ко мне Сью, — Иди играться. Полазь по лесенкам, повиси на кольцах, съедь с горки. Мы что зря на эту площадку пришли?

 — Я не хочу, — смущенно сказал я.

 — Никаких «не хочу»! — отрезала Сью, — Мальчикам твоего возраста надо побольше заниматься активными играми на свежем воздухе.

Сью повернулась к подругам.

 — Возьмите над Томми шефство, девчонки, — попросила она, — А я тут, на лавочке, посижу. Так от его упрямства устала.

Викки взяла меня за руку и подвела к одной из лестниц.

 — Давай, лезь по лесенке наверх, — сказала она, — Ну? Смотри, какие малыши по лесенкам карабкаются. А ты в восемь лет высоты боишься.

Я боялся совсем другого — обкакаться, но признаться в этом мне не позволял стыд.

 — Какой трусишка, — улыбнулась Эшли, — Давай, я тебе помогу. Ставь ногу на эту перекладину.

Позыв по большому был таким сильным, что едва подняв правую ногу, я не выдержал и начал громко какать.

 — Сью! — раздался у меня за спиной смеющийся голос Викки, — Твой мальчишка обкакался!

Весь красный от стыда, я продолжал какать в трусы.

 — Я хотела тебя предупредить, — засмеялась у меня за спиной одна из молодых мам.

 — И вправду так скованно ходил, как будто вот-вот обкакается, — согласилась с ней другая.

Осторожно обернувшись на обсуждавших меня женщин, я еще больше покраснел от их снисходительных улыбок.

 — Так и знала, что твое упрямство этим закончится, — проворчала Сью, встав со скамейки и направившись ко мне, — Ты почему не сходил дома на горшок, когда тебя об этом просили?

Преследуемый еще одним сильным позывом, я смущенно опустил взгляд и окончательно сдавшись, начал писать, чувствуя, как быстро распространяется между ног характерная теплота. В отличие от подгузника стоять в мокрых и грязных тренировочных трусиках было просто ужасно. «Вот они оказывается зачем, — подумал я, — Чтоб было неприятно писать и какать под себя».

 — Это ж надо было так обкакаться, — неодобрительно покачала головой Сью.

 — А описался как! — добавила Эшли, — Аж тренировочные трусики начали протекать. Они на такое явно не рассчитаны.

 — Значит так, Томми, — строго сказала Сью, — Походишь сейчас 10 минут мокрым. В наказание за то, что не просился на горшок.

Я промолчал, едва сдерживаясь, чтобы не зареветь от унижения и горькой обиды.

 — Чего ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх