Тётушка Дженни (буржуйский инфантилизм)

Страница: 3 из 34

этом не думала, — усмехнулась Дженни.

«И долго она собралась с ними болтать?» — недовольно подумал я, продолжая бороться с быстро усиливающимся позывом по большому. «Вырвать у нее руку и убежать? — продолжал рассуждать я, — Я даже не знаю, где в этом магазине туалет».

 — А какой тип лучше взять? — поинтересовалась у женщин Дженни, — На липучках или в виде трусиков?

 — Ну это от возраста зависит, — сказала первая мама, — Сколько ребёнку?

 — Восемь, — ответила Дженни.

«Сейчас точно поймут, что она берёт подгузники мне» — подумал я, еще больше покраснев.

 — Восьмимесячному надо покупать обычные, на липучках, — сказала первая мама, — И, кстати, подгузники для грудных вон там, — женщина показала рукой в конец стеллажа, — А те, на которые ты смотришь, вообще для школьников.

 — Не восьмимесячному, а восьмилетнему, — хихикнула Дженни, взглянув на меня.

 — Восьмилетнему? — удивлённо спросила мама ясельного карапуза..

 — Ему что ли? — кивнула на меня вторая женщина.

 — Ага, ему, — с улыбкой подтвердила Дженни, — Надоело, что каждую ночь мочит постель.

 — Ай-яй-яй, — неодобрительно покачала головой третья мама.

 — Как нехорошо, — бесцеремонно принялась меня стыдить мама ясельного малыша, — Что, так трудно ночью проснуться и сходить в туалет?

 — А чего ты покупкой подгузников занимаешься, а не его мама? — обратилась к моей тёте другая женщина.

 — Томмина мама сейчас в командировке, — сообщила Дженни, — Отдыхает от мальчишки.

 — Понятно, — протянула молодая женщина.

 — Оставила мне Томми на месяц, — пояснила Дженни, — Не знаю, в чём он спит дома, но у меня теперь будет носить подгузники. И ночью, и днём.

 — Боишься, что и днём начнёт писаться? — усмехнулась мама ясельного малыша.

 — Лучше подстраховаться, — сказала моя тётя, — После двух мокрых ночей уже не знаю, чего от него ожидать.

 — Заставляй почаще ходить в туалет и штанишки всегда будут сухими, — посоветовала первая мама.

 — Неплохая идея, — улыбнулась Дженни, — Ну что, Томми, сходим сейчас в туалет? Ты хочешь по-маленькому?

Бесцеремонный вопрос тёти еще больше вогнал меня в краску.

 — А по большому? — не унималась Дженни.

 — Нет, — смущенно выдавил я.

Весь красный от стыда, я продолжал бороться с нестерпимым позывом, абсолютно не представляя, как признаться Дженни, что я уже давно хочу по большому — тем более при этих мамах.

 — Точно не хочешь? — переспросила Дженни с такой хитрой улыбкой, как будто прекрасно знала, что со мной происходит.

Вместо ответа я, не удержавшись, громко пукнул.

 — Как не стыдно! — насмешливо улыбнулась Дженни, — Может всё-таки сходим в туалет?

 — Я не хочу! — смущенно повторил я.

 — Смотри у меня! — усмехнулась Дженни.

Положив в тележку большую упаковку подгузников, Дженни взяла с соседнего стеллажа коробку с детскими салфетками.

 — Эти не бери, — сказала мама ясельного малыша, — Они сушат кожу.

 — Ага, эти салфетки плохие, — согласилась вторая мама, — У моего от них было раздражение. Возьми лучше вон те.

Женщина протянула Дженни другую коробку, которую моя тётя тут же положила в тележку.

 — Еще наверно нужен детский крем, — неуверенно сказала Дженни, взяв со стеллажа голубой тюбик, — Будем мазать им маленького Томми во время каждой смены подгузников, чтобы у нашего малыша не было опрелостей.

 — Достаточно это делать один раз в день, — улыбнулась мама ясельного малыша.

 — Ага, — кивнула другая женщина, — Я своего обычно мажу кремом от опрелостей один раз в день — после купания.

 — А когда меняешь подгузник, лучше мазать не дорогим кремом, а обычным детским маслом, — добавила третья мама.

 — Тогда его тоже нужно взять, — сказала Дженни.

 — И присыпку, — с улыбкой добавила одна из мам, — Раз собираешься менять своему восьмилетнему мальчишке подгузники по всем правилам.

Со всех сторон послышалось сдержанное хихиканье, прерванное моим громким пуком.

 — Как распукался, — улыбнулась Дженни.

Напрягаясь изо всех сил, чтобы не обкакаться, я почувствовал между ягодиц тёплую массу, с ужасом поняв, что самое страшное все-таки произошло. Весь красный от стыда, я украдкой огляделся по сторонам — разумеется, все стоящие рядом с нами женщины глазели на меня со снисходиетльными улыбками. «Через эти штаны не должно быть видно» — в панике подумал я, гадая, заметили они или нет, что я обкакался.

 — Очень подозрительно пукнул, — сказала одна из мам.

 — Ты что обкакался? — строго спросила меня Дженни.

Не в силах больше терпеть мучительный позыв по большому, я окончательно сдался и снова начал какать.

 — И вправду обкакался, — послышался у меня за спиной голос одной из молодых мам.

 — Еще как! — усмехнулась другая мама, заглянув мне за спину, — Такая куча под попой.

 — Какой позор! — принялась стыдить меня Дженни, — Почему ты так при всех обкакался?

 — Я нечаянно, — смуенно сказал я и не выдержав, громко заревел.

 — Нечаянно двухлетние малыши в штаны какают! — насмешливо бросила моя тётя, — А ты уже в школу ходишь.

Я обиженно промолчал, продолжая тихонько всхлипывать.

 — Помнишь наш разговор за завтраком? — обратилась ко мне Дженни, — И кто из нас оказался прав? С самого утра было предчувствие, что ты мне что-то подобное сегодня устроишь.

Дженни смерила меня насмешливым взглядом.

 — А сейчас почему ты мне соврал? — не унималась Дженни, — Я тебя три раза спрашивала, хочешь ли ты в туалет.

 — Надо было не спрашивать, а насильно отвести, — усмехнулась одна из женщин.

Стоя в окружении молодых мам, мне хотелось провалиться под землю от стыда. Не говоря уже как было неприятно ощущать под попой противную кучу. Неожиданно я почувствовал странную теплоту между ног — в этот раз спереди. Поняв через пару секунд, что эта теплота означала, я еще больше покраснел от стыда.

 — Смотрите! — захихикала стоящая рядом с одной из мам девчонка лет 12-ти, показав пальцем мне между ног.

 — Решил заодно сходить по маленькому? — насмешливо улыбнулась Дженни, — Правильно, чего терпеть. Всё равно эти штанишки менять придётся.

«Как я мог так опозориться? — подумал я, продолжая мочить штаны, — Наверно был так растерян и подавлен, что даже не почувствовал, как начал писать»

 — Только посмотри на себя! — снова обратилась ко мне Дженни, — Не стыдно в восемь лет писать и какать в штанишки? Чем ты сейчас от ясельного малыша отличаешься?

 — Абсолютно ничем, — хихикнула 12-летняя девочка, — Стоит с таким же смущенно-обиженныс лицом, как наш двухлетний Джонни после того, как обкакался.

 — И у моего такой же виноватый взгляд, когда стоит с кучей в подгузнике, — добавила мама ясельного карапуза.

 — А как покраснел, — улыбнулась другая женщина.

 — Что стыдно, как тебя сравнивают с малышами? — насмешливо посмотрела на меня Дженни, — А так уверял меня за завтраком, что ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх