Тётушка Дженни (буржуйский инфантилизм)

Страница: 34 из 34

весь свет обиделся, — усмехнулась Эшли.

 — Слушайте, а может он так капризничает потому что заболел? — неожиданно нахмурилась Дженни.

 — Заболел? — растерянно посмотрела на нее Сью.

 — Ага, — тем же притворно озабоченным тоном сказала Дженни, украдкой подмигнув Сью.

Я насторожился, понимая, что моя тётя что-то затеяла.

 — Надо померить температуру, — заявила Дженни.

 — Лоб вроде нормальный, — неуверенно сказала Сью, быстро пощупав мой лоб, — Почему ты решила, что у ребёнка температура?

 — Даже если нет, не мешает на всякий случай померить, — невозмутимо сказала Дженни, потянувшись за флакончиком с жидким мылом.

Недоумение моей няни сменилось хитрой улыбкой — точно такой же, как у Дженни.

 — Действительно не мешает померить, — согласилась она, с трудом сдерживая смех.

Увидев, как моя тётя помазала кончик термометра жидким мылом, я неожиданно догадался о ее коварном замысле.

 — Не на-адо! — заревел я, выплюнув соску.

 — Что такое? — ласково улыбнулась Дженни, рывком задрав мне ноги, — Чего мы опять плачем? Всем деткам так меряют температуру — в попе.

Дженни быстро пихнула мне под попу подгузник.

 — На всякий случай, — подмигнула она стоящим рядом девчонкам.

 — Боитесь, что он покакает от градусника, как грудной? — ехидно спросила мою тётю Эшли.

 — У меня тоже предчувствие, что после термометра нас ждёт сюрприз, — улыбнулась Сью, толкнув Эшли локтем в бок.

Девчонки переглянулись и тихонько захихикали.

 — Где тут наша маленькая дырочка? — улыбнулась Дженни, бесцеремонно вставляя мне в попу намыленный термометр.

Держала она его внутри довольно долго — чуть ли не пять минут, сделав позыв какать совсем нестерпимым.

 — Точно не хочешь по большому? — обратилась ко мне Дженни с хитрой улыбкой, неприятно шуруя у меня в попе намыленным градусником.

 — Нет, — смущенно соврал я.

 — Ага, так мы тебе и поверили, — насмешливо улыбнулась Сью, — Небось сразу наложишь кучу, как только тётя вытащит у тебя из попы термометр.

Я обиженно поджал губы.

 — Все малыши после термометра какают, — не унималась Сью, — И маленькому Томмми тётя не зря постелила под попу марлю.

 — Такое впечатление, что и вправду хочет по-большому, — хихикнула Викки.

Девчонки продолжали меня дразнить, пока Дженни не вынула у меня из попы термометр. Напрягшись изо всех сил, я все равно не выдержал и немножко покакал.

 — Ну что я вам говорила, — улыбнулась Дженни, — А так кричал, что не хочет по-большому.

 — Маленький Томми сделал тёте масенькую какашечку, — засмеялась Викки.

 — Еще раз доказал, что ничем от грудного не отличаешься, — насмешливо сказала мне Дженни.

Лёжа с пунцовым от стыда лицом, я чуть не плакал от горькой обиды, что меня всё-таки заставили при всех покакать. Ужаснее всего было преследовавшее меня всю неделю чувство полной беспомощности. Взрослые полностью меня контролировали — включая такие интимные вещи, как хождение по маленькому и по большому.

 — Совсем чуть-чуть покакал, — заметила Сью.

 — И вправду мало, — согласилась с ней Дженни, — Давай, Томми. Надо покакать еще.

Дженни легонько ткнула в мою дырочку посторонним предметом, мгновенно заставив меня наложить под попой большую кучу.

 — Ничего себе! — хихикнула Викки.

Испуганно вздрогнув от снова уткнувшегося мне в попу термометра, я еще больше увеличил свою кучу и окончательно сдавшись, пустил сильную струю.

 — Еще и фонтан устроил, — засмеялась Эшли и вслед за ней все остальные.

 — Теперь можно вытирать попу и одевать подгузник, — сказала Сью после того, как я прекратил писать.

 — Я б подождала, — заметила Викки, — Может мальчишка еще покакает.

 — Неа, больше какать не будет, — тоном знатока заявила Эшли.

 — Почему? — спросила Викки.

 — Потому что пустил струйку, — объяснила Эшли, — Дети обычно писают только после того, как окончательно сходили по большому.

 — Точно, — вспомнила Сью, — В книжке о приучении к горшку было написано, что надо всегда дожидаться струйки, когда садишь малыша на горшок по большому.

Вытащив из под меня грязный подгузник, Дженни сунула мне под попу новый и принялась аккуратно вытирать меня между ягодиц детской салфеткой. Видя, как внимательно наблюдают за ее действиями обступившие стол девчонки, мне хотелось провалиться под землю от стыда.

 — Ну вот, — улыбнулась Дженни, запихивая мокрую салфетку мне в попу, — В горшок какать не хотел, а после термометра — пожалуйста. И писаем, и какаем.

Холодная салфетка коснулась моей мошонки, заставив меня поежиться.

 — Сможешь завтра с утра с ним посидеть? — спросила Дженни мою юную няню.

 — Утром не могу, — виновато улыбнулась Сью, — У меня до обеда дела.

 — У меня тоже, — вздохнула Дженни, — Ну ничего, я уже договорилась с одной знакомой, что работает в яслях. Отведу Томми завтра туда.

 — Восьмилетнего? — засмеялась Сью, — В ясли?

 — Представляю, как он там с малышами будет смотреться, — хихикнула Викки.

 — А что? — усмехнулась Дженни, — Я объяснила заведующей Томмину проблему и она меня заверила, что возраст не имеет абсолютно никакого значения. Нянечки будут менять ему подгузники — точно так же, как и остальным малышам.

Я изумлённо взглянул на тётю. Судя по Дженниному серьезному лицу, она действительно решила отвести меня в ясли...

 — Что ты так на меня смотришь? — усмехнулась Дженни, — Я не шучу. Пойдёшь завтра в ясли.

 — Даже если проснётся сухим? — улыбнулась Сью.

 — Я в этом сильно сомневаюсь, — насмешливо сказала Дженни, — Ему еще долго подгузники носить.

«Сегодня оставили с 15-летней девчонкой, которая бесцеремонно обращалась со мной, как я ясельным, — обиженно подумал я, — А завтрашний день вообще придётся в настоящих яслях провести?» Моему возмущению не было предела. «Ну уж нет! — решил я, — Надо постараться проснуться сухим. Пора заканчивать с подгузниками».

Угроза яслей была такой ужасной, что следующим утром мне и вправду удалось проснуться сухим — наверно потому, что я, пересилив стеснительность, послушно пописал в подсунутый тётей горшок: сначала перед сном, а потом в полночь — после того, когда Дженни, разбудив меня, бесцеремонно поинтересовалась, не хочу ли я по-маленькому.

 — Сухой, — удивлённо улыбнулась она, проверив утром мой подгузник.

«Рассчитывала еще один день подержать меня в подгузниках» — подумал я, уловив в тётином голосе нотки досады. Но правила есть правила — проснувшись сухим, мне можно было ходить в обычный туалет.

 — Ну что ж, сегодня ясли отменяются, — усмехнулась Дженни, — Побудешь до обеда у тёти Нэнси.

Я вспомнил Нэнси — одну из Дженниных подруг, к которой мы ходили на прошлой неделе в гости.

Остаток недели тоже прошел нормально. С подгузниками было покончено. Правда Дженни по прежнему продолжала по вечерам меня купать — в ванне, как малыша — под предлогом, что я пока не научился правильно мыть письку. И в моей спальне тётя оставила всё без изменений — чтобы «детская» напоминала мне о наказании подгузниками.

Через месяц, к приезду мамы, от «детской» разумеется не осталось и следа. Дженни похоже не хотелось рассказывать маме о моем наказании — та ее навряд ли б за это похвалила. Я тоже не решился рассказать маме, как провел восемь долгих дней в памперсах — было ужасно стыдно и я старался забыть подгузники, как кошмарный сон.

Впрочем надо отдать должное Дженни — наказание подгузниками действительно «излечило» меня от ночного писанья в постель.

 — Что ты с ним сделала? — поинтересовалась моя мама у Дженни через полгода, когда тётя заехала к нам в гости.

 — Я ж тебе пообещала, что отучу мальчишку мочить постель, — уклонилась от ответа Дженни, — Теперь могу клинику для таких открывать.

Я с интересом посмотрел на Дженни. Удивительно, но через пару лет выяснилось, что она действительно открыла подобную клинику для лечения у детей ночного недержания. Впрочем это уже другая история.

КараПуз,vse.zaebali@gmail.com

Сентябрь 2010

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх