Гарем

Страница: 4 из 5

вонючего корыта». Вовка во — всю старался, но оргазма так и не добился. Видимо, не созрел еще организм, но теперь он стал спать только с мамой, и уже сам, без ее помощи, мог совершить половой акт, зачастую даже не спрашивая разрешения у мамы, которая часто ему говорила, что «настоящий мужчина не должен на это спрашивать разрешения у женщины. « Он просто идет и берет ее, когда захочет».

Вовка созревал прямо на глазах. В пятнадцать лет он уже был заправским трахателем и сношал маму почти что каждый день и самым необычным способом. Маме это очень нравилось. Ее половой вопрос был разрешен.

... Время шло, и наконец, наступил день освобождения отца. Он вернулся похудевшим, осунувшимся, но полный новых планов и проектов. Это были золотые деньки Перестройки и создания кооперативов. Семья и товарищи с радостью встретили страдальца за «общее дело». Не забыли, помогли, и вскоре бывший главный коммунальщик города занял место председателя в одном из солидных кооперативов. Он реставрировал памятники, часовни, храмы, а когда «Крутые» стали заваливать друг друга, заказы на престижные памятники повалили валом, а за ними и денежный ручеек, текший в его карман, превратился в широкую Амазонку. Он отстроил шикарную, трехэтажную виллу на берегу моря, купил самую дорогую иномарку, и многие теперь указывали на него пальцем и по — змеиному шипели: «Вот как надо жить!». Теперь мадам Замойская ходила только в иностранных, очень дорогих и престижных тряпках. У нее был собственный стилист, знакомый парикмахер, своя машина с шофером, ну а о поварихе, горничной, дворецком, охраннике и садовнике уже и говорить не приходится. Такая челядь была уже у всех знакомых ее круга. Одного только не хватало: секса. Муж как-то странно повел себя сразу. Лежа в постели с красавицей-женой, он, казалось, был равнодушен к ее прелестям. Он нежно целовал ее между ног, но дальше этого дело не шло.

 — Что с тобой, милый? Тебя словно подменили. Я ждала тебя десять лет, а ты не хочешь меня?

 — Не могу, моя радость. В той шахте, где я работал, что-то светилось изнутри. Сдается мне, что все мы там хватанули солидную дозу.

Это известие было, что гром с ясного неба. Она так мечтала о своем страстном и изобретательном в сексе муже, а получила взамен импотента. Погоревав немного, исправная жена вновь переключилась на дорогого сыночка, который драл ее немилосердно, словно мстил за свою поруганную молодость, и она забеременела.

... Прошло много лет, и теперь его семнадцатилетняя дочь как-то шепнула дорогому папочке, что она беременна от него.

 — А может от Кольки? — он уставился на нее недоверчивым взглядом.

 — Что ты?! Он такой олух, что дальше поцелуев не идет.

 — Ну, так уложи его на себя и как можно быстрее. Скажем, что этот ребенок от него, тогда ему, дураку, от брака никак не отвертеться.

Понятливая современная девица точно выполнила наказ отца, и вскоре зашумела богатая свадьба детей одних из самых богатых людей в городе. А затем она родила своему отцу дочь, которая также считалась и дочерью Николая. Тот души не чаял в ребенке, а жену носил просто на руках, что не мешало ей иногда убегать из семьи к родителям в гости и проводить ночи с дорогим папочкой. Девочку назвали Оксаной. Она росла, превращаясь из «Гадкого утенка» в прекрасного лебедя. Когда ей стукнуло пятнадцать лет, то ее отец, которого все величали дедом, влепил ей в губы такой сочный поцелуй, что у молодой девушки словно что-то оборвалось внутри и ей нестерпимо захотелось упасть с ним на широкое ложе шикарной постели. Вскоре так и произошло, но только не на постели, а в море, когда она наперегонки с дедом поплыла к дальнему буйку. Там он, не мешкая, потянул ее плавки вниз и тут же засадил ей своего «Дурака» так, что у бедной девочки чуть не остановилось сердце. Они были скрыты телом буйка от посторонних взоров, что облегчало их занятие.

 — Дед. Да у тебя богатырский член! Такому может позавидовать любой мужчина, а не только женщина.

 — Вот и мама твоя такого же мнения.

 — Что?! Ты и маму, значит...

 — Конечно! Ты только посмотри, какая она красавица!

 — А у нас и бабушка еще в полном соку...

 — Знаю. А ты знаешь, о чем я мечтаю?

 — О чем? Кстати, давай, заканчивай, а то те, на берегу, очнутся...

 — Я думаю о том, как бы уложить мне вас троих в одну постель...

 — И ты справишься, дед?

 — А там посмотрим, — сказал он и начал бурно сливать в ее лоно.

Девочка с благодарностью глянула прямо в его нахальные глаза, крепко поцеловала, натянула плавки и быстро поплыла к берегу. Он приличия ради поплавал вокруг буйка и поплыл следом.

... Прошел год и старший Замойский окончательно сдал. Он переложил бизнес на плечи сына, а сам с женой ударился по курортам и санаториям. Деньги позволяли ему лечиться в самых дорогих заграничных клиниках, но болезнь брала свое и через год бывшего коммунальщика города хоронили в одном из самых престижных городских храмов. Вдова, вся в черном, только в сверкающих золотом туфлях, была безутешной. Она готова была упасть в обморок, если бы не крепкая рука любимого сына и нежный локоть дочери. Только внучка безмятежно стреляла глазками по сторонам, выискивая симпатичного кавалера. Когда семья в узком кругу отметила девять дней, как ушел от них любимый человек, сын устроил семейный совет:

 — Дорогие мои, — начал он как-то после ужина, когда служанка унесла последнюю тарелку.

 — У меня родилась гениальная идея. Чтобы теснее сплотить ряды перед таким горем и поддержать в первую очередь нашу дорогую мамочку, я считаю, что заниматься сексом вне этих стен будет прямой изменой нашим хорошим семейным традициям и просто оскорбит светлую память ушедшего от нас папочки.

 — И что же ты предлагаешь? — вопросительно уставилась на отца дочь, постепенно переводя взгляд с поникшей от горя мамочки и удивленно поднявшей глаза своей пятнадцатилетней дочери.

 — Организовать тут гарем. Я беру на себя роль султана, ну а вы все — наложниц.

 — Дед. Ты и так нас трахаешь в любое удобное для тебя время, и зачем нам еще этот «Гарем».

 — Темнота. Узко мыслишь, деточка. Ты что-нибудь слыхала о дружеском сексе?

 — Это когда друзья трахаются?

 — Да, но как? Тут все очень просто. Захотел потрахать жену друга, приходишь к нему и уводишь его жену в спальню. Там ты ее свободно трахаешь, а все в это время сидят за столом, пьют, едят и ждут, когда вы появитесь. Вы приходите, измятые, взлохмаченные, со следами помады на лице, и все облегченно вздыхают, поняв, что сеанс любви прошел удачно. В Америке сейчас такой секс в моде.

 — Но нам такой секс не нужен. Нам тебя-бугая для двух телок и одной телочки вполне достаточно. Так зачем нам «Гарем»? — удивленно подняла брови мамочка.

 — Я кручусь в круговороте бизнеса. Бывает, что нужного человека надо умаслить. Зачем мне платить за шлюх, когда у меня дома такие красотки. Выделю вам одну большую комнату, поставлю широченную кровать и буду вас там хором трахать, а иногда с товарищами и нужными людьми. А вы там будете ходить: мама — в черных стрингах, чулках и пеньюаре. Будешь у нас считаться «Королевой ночи». Твоя задача, мамочка, организация ночных оргий и активное в них участие. За ночь ты так должна раскочегарить любого хахаля, чтобы к утру он только охал. Дочь наша должна выступать в красных чулках, таких же стрингах и пеньюаре. Ты будешь у нас «Зарей востока», и на восходе солнца, когда багровый небосклон будет в краске твоего одеяния, ты должна доказать любому мужику, у которого в это время член стоит, как телеграфный столб, чтобы тому казалось, будто это он тебя трахает, а ты должна показать, что ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх