Конец войны

Страница: 1 из 2

Фло медленно приходила в себя, и с каждым вздохом ей становилось все понятнее — вчерашнюю битву кентаврам они проиграли. С великим удовольствием Фло вспомнила, скольких агрессоров она самолично отправила к праотцам. И тут же менада содрогнулась от ужасающей мысли. Что теперь будет с ней, попавшей в плен к тем самым кентаврам.

Фло принадлежала к касте лунных жриц, что следили за порядком в храмах Богини. Жрицу можно было отличить от рядовой менады-охотницы по белоснежной окраске шерстки, у остальных она была светло-синей. Менады, полу-женщины, полу-кошки, были очень похожи на людей. Отличал их только длинный хвост, похожий на львиный, и тончайший шерстяной покров. Раса охотниц и волшебниц.

С кентаврами у менад был старинный мирный договор. Ни одна из сторон его не нарушала, так как заключен он был еще во времена, когда боги спускались на землю. Но несколько лет назад, на совместной охоте, молодая менада промахнулась и попала в кентавра, наблюдавшего за границами. Так как стрелы менад содержали некоторое количество яда, то вскоре кентавр скончался, а менад обвинили в нарушении условий договора и объявили им войну. И вчера кентавры напали на храм, в котором жила Фло. Жрица сражалась с налетчиками до тех пор, пока ее не оглушили ударом по голове. А очнулась она только сейчас.

Осторожно приоткрыв глаза, Фло поняла, что ее ужасная мысль о собственном будущем была верной. Менада была раздета догола. Руки подняты вверх и привязаны к шестам. Опустив взгляд, Фло залилась краской стыда — мохнатый лобок был чисто выбрит. Осмотревшись немного, жрица поискала взглядом своих послушниц. Метрах в пятидесяти виднеются две синие фигурки. А где же остальные? Ответом на это был протяжный крик. Из шатра неподалеку толстый кентавр выволок за волосы упирающуюся менаду-послушницу. Резко развернув девушку лицом к себе, кентавр впился губами в ротик менады. Та чуть не задохнулась и попыталась вырваться, но не тут-то было. Приподняв ее над землей, зверь насадил менаду на свой огромный член, и сильными толчками вогнал его до самого основания. По ногам девушки закапала кровь. Фло постаралась больше не смотреть в ту сторону. У менад было два вида храмов. Солнечные, в которые уходили зрелые женщины, не пригодные к охоте, и лунные, в которые матери приводили дочерей-подростков лет четырнадцати. Девственниц.

 — Аааа, очнулась наша красавица! — голос принадлежал новому персонажу. Фло быстро прикрыла глаза и сделала вид, что все еще без сознания.

 — Не притворяйся, милашка, я же все видел! — и кентавр провел ладонью по щеке жрицы. Та умудрилась резко уцепиться зубами в эту самую ладонь, и укусила его до крови. Вырвав руку, захватчик усмехнулся.

 — Не обманешь, куколка. Лучше открой глаза. — Фло не знала, на что он способен, поэтому взглянула на него со всей ненавистью, на которую была способна. Перед ней стоял молодой кентавр гнедой масти, с длинными черными волосами и необыкновенно правильными и четкими чертами лица. Отвесив насмешливый поклон, он представился:

 — Акос. Предводитель данного отряда.

 — Мне плевать, кто ты. Отпустите девочек, — прошипела Фло.

 — Ну конечно мы их отпустим, — захохотал Акос, — вот только мои солдаты наиграются с ними, и мы сразу же их отпустим!... к тем, кто больше заплатит!

 — Мерзавец! — рванулась Фло. — Они же совсем дети!!!

 — Они, может, и дети, а вот ты нет.

С этими словами Акос рубанул по веревкам, удерживающим руки Фло, и жрица упала на колени, застонав от боли в затекших конечностях. Но Акос не дал ей опомниться. Подхватив Фло на руки и покрепче прижав, чтоб не вырвалась, главарь поскакал в свой шатер, который находился в самом конце стойбища.

Попав внутрь, Акос поставил Фло на землю и деловито связал ей руки за спиной. Девушка бы вырвалась, но ни руки, ни ноги не хотели ей повиноваться. Вдобавок стыд. Ее даже менады не видели обнаженной, а тут целый табун кентавров! Повернув жрицу к себе, Акос осторожно взял ее лицо в ладони и приник к ее губам. Язык кентавра проскользнул в ее рот, и играл с ее языком, нахально, то проникая в самую глубь, и заставляя тем самым колени Фло дрожать, то двигаясь по самому верху, едва прикасаясь к губам. Рассудок отказывал Фло, она с ужасом осознала, что не контролирует свое тело! Бесстыжий инстинкт самки взял верх над здравым смыслом, и Фло заплакала от бессилия. Ее телу нравилось то, что с ней делает этот подонок Акос. А он тем временем нежно провел ладонью по шее Фло, опуская руку все ниже. Добравшись до груди, и не переставая целовать губы Фло, Акос слегка ущипнул жрицу за сосок, отчего она дернулась. Кентавр усмехнулся, и приподнял Фло над полом. Она уже приготовилась терпеть насилие, как над той девочкой, и успокаивала себя, что это ненадолго, что можно попробовать игнорировать боль. Но Фло жестоко ошибалась. Сосок, который он ласкал пальцем, набух и стал розовым,. Акос взял его в рот и слегка потеребил зубами. В ответ на это дрожь желания прошла по телу Фло, и она застонала.

 — О боги... — прошептал Акос, чувствуя, как трепещет менада от его поцелуев. Чуть приподняв голову, он увидел, что Фло смотрит на него широко раскрытыми глазами, затуманенными от страсти. Она хотела его.

 — Пожалуй, на сегодня хватит, — хмыкнул кентавр и небрежно толкнул Фло на расстеленные на полу шкуры. Девушка, шокированная неожиданным поведением Акоса, не могла вымолвить ни слова. Когда кентавр вышел, Фло тихо заплакала.

Вечером одна из ее бывших послушниц принесла жрице миску с похлебкой и два кувшина. В одном из них было янтарное вино, а в другом — теплая вода. Послушница, не дожидаясь вопроса, сказала:

 — Господин велел тебе вымыться, — и вышла в ночь.

«Вымыться?! А руки эта сволочь мне развязала?!» Фло была взбешена бесцеремонностью Акоса. Низ живота приятно ныл, хотелось... чего-то хотелось, но чего — Фло не знала. Служительниц Лунной Богини не допускали в мир самцов. Фло была девственницей. По прошествии некоторого времени в шатер вошел Акос. Ухмыльнувшись, вождь поманил ее к себе, и когда Фло подошла, попросил повернуться к нему спиной. Дождавшись выполнения просьбы, быстро развязал девушке руки и легонько поцеловал в шею. От неожиданной ласки по телу Фло пробежали мурашки, вздыбив снежную шерстку. От проницательного взгляда кентавра это укрыться не могло. Кивнув на миску с едой, Акос сказал:

 — Поешь. Ты голодная. А потом вымойся.

Не сказав ни слова, Фло набросилась на еду. Она не ела уже больше суток. Мясная похлебка была наваристой, и очень вкусной. Съев все до последней капли, Фло запила еду парой глотков вина, отчего по телу разлилось приятное тепло. Отойдя в уголок шатра, подмылась, поливая из кувшина. Руки все еще плохо слушались девушку. Она встала посреди помещения и взглянула на кентавра. Акос сонно посмотрел на нее:

 — Чего стоишь?

 — Н-ничего... просто... ты...

 — Что — я?

 — Велел... помыться... я думала, что...

 — Думала, что я тебя трахать буду?

 — Д-да... — покраснела Фло.

 — Дура. Если я велел тебе помыться, то это только для того, чтобы ты своей вонью не испортила мне сон, — и отвернулся.

Фло от унижения всхлипнула и опустила голову. Какая же дура, действительно! Он же насильник! Мразь! Тварь!!! Почему ее так к нему тянет? Почему его прикосновения заставляют ее почувствовать себя последней шлюхой, которая отдается за удовольствие?

Облюбовав дальний угол шатра, Фло проскользнула туда и аккуратно улеглась, свернувшись комочком. День, невыносимо долгий, закончился. А сколько еще таких дней приготовила для своей служительницы Луна? Через несколько минут девушка заснула. Услышав ее выровнявшееся дыхание, Акос тихо подошел и накинул ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх