В лесу

Страница: 1 из 2

Что заставило сегодня пойти его в лес, он и сам объяснить не мог. Как то само собой возникло, вдруг, это желание. Он собрался, одел энцефалитку, взял сумку через плечо и пошёл к мосту через речку, за которой начинался этот самый лес. Был конец июля, погода стояла, на удивление, хорошая. Не слишком жарко, где то, около двадцати пяти, по Цельсию, тучки были, но дождь обходил стороной их небольшой посёлок.

Матвею было всего двадцать семь. Ещё весной от него ушла жена, которой надоело жить в этой деревне, так она посёлок называла, собралась и уехала к родителям в город. Детей они не успели завести, не хотела она торопиться с этим и ела какие то таблетки, чтобы не залететь. Матвей работал егерем и лес любил с детства. Знал всякую живность, заселяющую его участок. Ружьё с собой брал очень редко, обходясь малокалиберным пистолетом Марголина, из которого стрелял очень метко из любых почти положений. В Армии был снайпером, воевал в Чечне, в составе спец. подразделения, но гордости, за участие в этой вынужденной войне, никогда не испытывал. Воевал и ладно.

В лесу он отдыхал душой, чувствуя все запахи и ароматы, слыша тихий шелест листвы и хвои деревьев, с наслаждением вдыхал в себя воздух, напоенный этими ароматами. Шёл и отдыхал, была суббота, день когда в лес ходили многие. Кто по ягоды, кто по грибы, городские приезжали и жарили свои шашлыки, но эти далеко в лес не забирались, обходясь опушками и небольшими полянками. Приезжали, обычно, компаниями, веселились, плясали под музыку из переносных плееров и магнитофонов, пили водку и вино, занимались сексом на природе, разбредаясь по кустам, потом собирались и уезжали, оставляя после себя много мусора, который приходилось после зарывать в землю, сжигать

Многие такие компании Матвея уже знали. Он подходил и предупреждал их об опасности пожара и недопустимости оставления после себя мусора. Его слушались, не все, конечно, но нормально относились, зная, что это его работа. Сегодня городских было опять изрядно. Он сходу приметил четыре компании вдоль трассы шоссе, но подходить не стал, этих он, тоже, знал уже. Сразу пошёл в сторону речки Сосновка, протекающей через мощный сосновый бор, к омутам, надеясь поймать щуку и сварить уху с неё, здесь же в лесу и отдохнуть. С собой взял и бутылку водки для этого.

Выйдя к известному ему глубокому месту, первым делом соорудил шалаш из веток сосны и ели, чтобы переночевать, принёс и застелил травой вместо постели. Вырыл ямку и развёл в ней небольшой костерок, после этого достал леску с крючками, прицепил её к недлинному удилищу, срубленному тут же из тонкой берёзки, насадил на крючок-тройник карасика из банки и закинул удочку на середину омутка. Сам наполнил водой котелок и подвесил его над костром, зная, что уха сегодня, всё равно будет.

Щука взяла наживку минут через десять и была вытащена. Нормальная, с килограмм, примерно. Больше закидывать удочку Матвей не стал, занялся приготовлением ухи. Разделал щуку, порезав её на крупные куски, добавил две головки лука, одну картофелину, чеснока и укропа с лавровым листом. Всё это свалил в котелок, где вода уже кипела, посолил и стал ждать. Через пятнадцать минут по лесу разнёсся вкуснейший аромат готовой ухи и он снял котелок с перекладины. Подбросил сучьев в костёр и приготовился к самому ответственному моменту, пробе сваренного на вкус. Достал бутылку и стограммовый гранёный стаканчик, налил водки и зачерпнул из котелка первую ложку. Вкуснятина! Сняв пробу, выпил водку, крякнул от удовольствия и стал есть уху.

В такие моменты он чувствовал себя счастливым. Ого, знакомый ёжик пожаловал в гости и не боится совсем, знает, негодник, что здесь его не обидят.

 — Чем же тебя угостить, приятель? Молочка хочешь? Хочешь, конечно, я знаю.

Матвей достал из сумки пластмассовую крышку от банки, плеснул в неё молока и осторожно поставил перед самым носиком ёжика. Тот понюхал и, придвинувшись вылакал его за несколько секунд. Фыркнул довольный и уставился на Матвея своими глазками бусинками, надеясь на добавку, которая была ему налита. Снова вылакал её. Матвей рассмеялся и взял ёжика в руки. Тот даже не свернулся, зная уже запах рук Матвея.

 — Ладно, хватит тебе, вечером ещё приходи, приятель. Дай и мне поесть нормально.

Ёжик, которого Матвей поставил на траву носом в сторону леса, фыркнув, убежал, но в это время невдалеке послышался шум и женский крик, заглушенный, однако.

 — — -----------------------------------------------------------------------------------

Матвей вскочил, повернулся в сторону крика, прислушиваясь. Слышалась какая то возня метрах в тридцати от него, за кустами можжевельника. Осторожно пошёл туда. Около двух сосен, сразу за кустами, увидел двух здоровых парней лет двадцати, раздевающих молодую девчонку. Один держал её, прижимая к себе и закрывая ей рот ладонью, второй стаскивал с её дрыгающихся ног трусики. Стащил, ударив девчонку в живот, отчего она скорчилась в руках первого, схватил и развёл ноги в стороны, доставая из ширинки свой член.

 — Не советую вам этого делать, ребята. Попадёте крепко. — Матвей шёл в их сторону.

 — Не стоит насильничать. Отпустите девчонку или плохо вам будет.

 — Ты кто такой? Чмо болотное! Это тебе сейчас очень плохо будет. Весь кайф сломал. Врежь ей, Геша, чтоб не убежала и разберёмся с этим. Потом Галкой займёмся. Ну, гад!

О том, что перед ними не пацан, который должен бояться только их вида и голоса, они не подумали и сразу кинулись на Матвея. Первый запнулся, получив резкий удар в солнечное сплетение, но выдержал и продолжал переть замахиваясь своим огромным кулаком. Пропустив его мимо, Матвей ударом ноги в грудь, свалил второго и пока первый разворачивался, добил его лёгким прикосновением к горлу. Второго решил не вырубать и просто подставив подножку, взял его затем на болевой приём. Тот взвыл, засучив ногами. Обездвижев его ударами по нужным местам, Матвей поднялся с него и осмотрелся.

Девчонка всё ещё лежала согнувшись, после удара в живот и плакала. Он подошёл к ней, поднял, усадил на пенёк.

 — Кто это такие? И как ты с ними здесь оказалась?

 — Мы приехали на шашлыки с родителями, а у этих другая компания, они рядом с нами шашлыки делали и пили. Я пошла в кустики, по маленькому, а они меня схватили, рот зажали и сюда притащили. Долго тащили, минут пятнадцать, чтобы наши не услышали. А потом вы сами видели. Я их не знаю, даже, и меня совсем не Галкой зовут. Ой, он опять зашевелился, сейчас встанет. Боюсь я.

 — Ничего они больше с тобой не сделают. Сейчас поговорю ещё с ними. В милицию сдать их, что ли? Так всё равно отпустят, не успели они с тобой, а ты с милицией не захочешь дела иметь. Так ведь?

 — Так, дядечка. Лучше, как то, до своих мне добраться, только не знаю куда идти надо.

 — Идём ко мне, пока. Ты посидишь там, а я с этими разберусь и решу, что делать. Потом провожу тебя к твоим.

Матвей отвёл девчонку к своему костру у речки, посадил её там, посоветовал поесть ухи и пошёл разбираться к парням. Первый, всё ещё, спал, а второй сидел уже на заднице и зло смотрел на подходившего Матвея.

 — Что, ментам решил сдать нас? Сдавай, это к лучшему, не для тебя только. Понял, чмо?

 — Дурак ты, парень, хоть и здоровый. Зачем мне менты. Здесь болото недалеко, потеряют вас, поищут, конечно, но не найдут. Усыпить тебя, тоже, пару пустяков, как и приятеля твоего. Всё ещё спит. Может и не проснуться, как и ты.

 — Эй, ты чё, мужик? Сдавай ментам лучше.

 — Для кого лучше? Для вас? А мне то что за дело, за вас, идиотов, беспокоиться? Нет. Лучше в болото и концы в воду. А то мстить ещё захочете, морока одна.

 — Мужик, отпусти нас с Генкой! Мы вообще сюда не покажемся больше никогда. По пьяни, по дурости, трахнуть девку ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх