Ради любви

Страница: 6 из 8

тут без замечаний... — улыбнулась Госпожа.

Но это был не конец моего представления. Павел зашел сзади меня крепче сжав мои руки за спиной. Госпожа зашла спереди и поверхностно прощупала мое тело до бедер, запустила свои пальцы в рот приказав пососать их. Затем она начала разминать мне груди, говоря, что они чрезмерно упругие. Павел извинялся перед ней за мои груди и сказал, что впредь мне надо извиняться самой, если что-то не так для Госпожи. Я же впала в прострацию, потеряв ощущение реально совсем, от всех этих прикосновений. Это возбуждало все сильнее своей невероятной ситуацией, в которую попала. Чувствовала, что мое влагалище предательски намокло до невероятной степени, и уже ощутила влагу на своих бедрах изнутри. Из оцепенения меня вывела боль в сосках. Госпожа сильно сжала их и вывернула, смотря на мою реакцию. Павел крепче сжал меня сзади, а она выкручивала все сильнее и сильнее. С начала, были писки и легкий стон. Потом, чуть взвыла и нагнулась вперед, пытаясь смягчить боль сосков под ее пальцами.

 — Больно... — я почти прокричала и из глаз брызнули слезы — Очень больно...

Павел, стоя сзади, выгнул меня на себе спиной, выставив вперед и открыв полностью, что бы подставить грудь Госпоже. Что бы удобнее терзать мои соски. Я посмотрела на них. Она выкрутила их почти на 180 градусов и потягивала на себя, впиваясь длинными ногтями прямо в розовую мякоть соска.

 — Ты любишь? — спросила она.

В ответ я рокричала что-то не внятное, но это лишь только добавило боли. Вопрос повторился.

 — Да Люблю! — прокричала я и она отпустила меня.

Понадеявшись, что все кончено я расслабилась. Павел опрокинул меня на пол прижал своим телом. Руками он задрал мои ноги и почти сложил меня пополам.

 — Хорошо гнется — заметила госпожа, нагибаясь над моей промежностью.

Ее пальцы начали ощупывать меня залезая во внутрь влагалища и ануса.

 — Хорошо промокла сука — приговаривала она и с силой начинала входить во внутрь дырочек по очереди растягивая их на сколько позволяли их физические способности. В определенный момент опять стало больно, но это было более чувствительнее чем в сосках, которые все еще ныли.

Сколько все длиться? Но сдерживая себя от вскриков, оставалось лишь только поскуливать, повторяя одно и тоже слово:

 — Больно...

И отвечать на вопрос:

 — Ты любишь?

 — Да Люблю...

Все стихло в моих ощущениях и Павел отпустив меня оставил лежать на полу, просто сел рядом, поглаживая мой живот, ноги, грудь. О стыде я уже не думала, хотя это чувство не покидало меня. Больше мыслей было о том, что я согласилась на все это. Но я перебивала их внутренними словами — я люблю! Госпожа сидела в кресле и смотрела на нас голых, лежащих на полу.

 — Ирочка — начала она — Твое тело не подходит моему рабу, но раз Вы любите друг друга, я обещаю, что ты станешь такой, какой ты нужна ему! И заметь, я это делаю не ради своего удовольствия! Я, как ты думаешь, всего лишь старая развратная тетка. Я это делаю для своего раба, так как люблю его.

 — Спасибо... — я отвечаю, за что спасибо...

Павел мне шепнул на ухо:

 — Спасиб о, Госпожа...

Я тут же повторила:

 — Спасибо, Госпожа!

Она улыбнулась, смотря на эту сцену:

 — Пока не за что. И так Ирочка, твое тело слишком девственно... Твои груди слишком упруги, твои влагалище и анус слишком узки, твой рот слишком неумелый. Все это мы исправим.

Я лежала в объятьях любимого выслушивая планы Госпожи, которые не по детски пугали меня своей развратностью. Я же думала, что попала по полной и теперь дорога бляди мне обеспечена, но нежный взгляд Павла смягчал все мои мучения.

Глава 3. Третий взгляд и любовь на всегда...

Прошло три недели с описанного ранее момента. Теперь у меня появилось много секретов от окружающий. Я стала понимать поведение Павла, которое в начале меня так интриговало и заводило. Госпожа ввела много правил, которые определяли мое поведение и при этом не привлекали внимание. Сложнее было с родителями, которым надо было придумать причины моего еже дневного отсутствия во второй поливе дня, но и это было решено замаскировать под подготовку поступления в институт. С учебой было проще, но первые дни дались сложно. Постоянные мысли о том, что на мне нет белья, возбуждали и очень сильно. Идя по улице все время казалось, что кто-то может понимать, что в низу просто чулки и юбка, а дуновение ветерка может сделать свое дело и все увидят что из себе я теперь представляю... Бритый и гладенький лобок, который каждое утро видела в зеркале вызывал откровенно блядские и грязные мысли в отношении сам ой к себе, но все беседы с Госпожой привели к то у, что слова, такие как шлюха и блядь, уже не вызывали у меня отторжения и не воспринимала их как ослабления.

Госпожа и Павел постоянно их использовали, при обсуждении меня и это становилось нормой. Это было грязно-сладкое осознание себя каждый раз, когда выходила из дома, а главное мое извращение в этом проявлялось в том, что это было не мое решение. Каждая девушка хоть раз не надевала белье, выходя из дома, а некоторым и так это нравиться, немного почувствовать себя шлюхой. Мне же это понравилось после того, как мне приказали это сделать, и источником этого удовольствия стала Госпожа и ее раб Павел, мой возлюбленный. Поэтому мои мысли всегда возвращались к приказам госпожи и образу Павла, когда я шла по улице, ощущая наготу моих бедер, ягодиц, лобка и откровенную доступность влагалища и ануса. И в этом был глубокий смысл. Павел всегда, как только оставался наедине с Госпожой или кем то из ее окружения, обнажал себя, показывая свой член.

Это было обязательно особенно при подругах Госпожи. По ее мнению раб тем самым высказывал доверие и уважение к Госпоже. Ведь это интимное место раба абсолютно принадлежало ей и он подтверждал этим свою покорность. Причем это было придумано раньше. Прочитав некоторую литературу, к удивлению нашла почти те же правила в некоторых обрядах и общественных правилах древних цивилизаций востока, где рабство было общественной нормой. В моем случае, как поясняла Госпожа, мое заявление о Любви накладывает на меня большие обязательства и постоянное чувство наготы и доступности будет эквивалентом моего уважение к ней и желанием ее раба. Причем она проверяла это. При выходе из дома или возвращении она встречала меня целую неделю и я, стоя в подъезде, быстро поднимала юбку, для проверки моей наготы и чистоты выбритого лобка. Само действие простое и незамысловатое, но каждый раз по всему телу пробегала волна возбуждения. Потом это делал сам Павел, что вызвало еще больше чувств. Повел делал это со словами — я люблю тебя, а вот Госпожа вставляла замечания и не забывала сказать мне слова блядь или шлюха.

И все же слова Госпожи меня задевали, когда она оценивала мое тело, хотя я уже и не видела в ней конкурентку на любовь Павла, но она женщина и у моего парня с ней есть определенный секс, но не любовь. Когда же Павел отзывался в своих словам далеко не лестно о моем теле, меня это абсолютно не обижало, а лишь увеличивала эмоции и желания.

Вторая половина дня проходила почти на одном дыхании. Придя к Госпоже, я полностью обнажалась перед ней. Мое влагалище и анус заполнялись фаллосами-пробками и раз в три дня они становились толще и длиннее. И первый день после изменения размера был болезненным особенно для попы. Ведь после этого я начинала заниматься делами по ее дому, посуда, мытье пола... Постоянно двигаться, ощущать постоянную и почти максимальную наполненность в низу было сложно. За пару дней привыкала к новым размерам, но на третий день мои затычки увеличивали и все ощущения возвращались. Их шевеление при движении внутри меня возбуждали сильно, но в первый день боль растягивания глушила это возбуждение, но именно в это дни ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх