Восточные курсы. Ч.1

Страница: 1 из 4

Все началось с того, что в пятницу меня вызвал начальник и вручил направление на курсы повышения квалификации. Это было неожиданно и приятно — в середине лета, перед отпуском, две недели побить баклуши за партой. Едва скрыв радость, я бросилась назад. Несколько наших девушек уже побывали на курсах, и хоть я их очень плохо знала, тем не менее, я надеялась выяснить подробности и найти лазейки для отлынивания. Как ни странно, я натолкнулась на глухую стену нежелания рассказывать о курсах. Меня тогда не насторожило и то, что все девушки, прошедшие курсы, были стройными симпатичными женщинами, в основном светловолосыми...

Вот так я оказалась перед глухими высоченными воротами посередине такого же забора. Мало того, учреждение находилось на отшибе, практически за городом, метрах в ста от шоссе. Больше похоже на психиатрическую лечебницу, чем на институт. И вывески никакой.

Я решительно надавила кнопку домофона, и калитка в воротах отъехала тихо и шикарно, как в дорогой машине. За забором оказался просторный двор, от вида которого у меня упала челюсть: дворик утопал в цветах и зелени; красно коричневые гаревые дорожки; пара небольших, аккуратно подстриженных лужаек, а чуть вдалеке, в конце аллейки виднелся большой бассейн, из центра которого бил, переливаясь в лучах солнца, довольно высокий фонтан из нескольких струй.

За спиной щелкнул замок, а из виднеющихся между кустами с мелкими белыми цветами стеклянных дверей показалась живописная парочка. Моя челюсть так и не успела встать на место, а глаза просто полезли на лоб.

Первой спустилась с низких ступеней изящная женщина явно восточного типа. Она была очень хороша — чуть скуластое лицо с нежным подбородком, черные глаза в обрамлении длинных роскошных ресниц, тонкие брови, пухлый маленький ротик и иссиня черные вьющиеся волосы. Таджичка или узбечка, я плохо разбираюсь в национальностях наших ближайших соседей. Восточность женщины подчеркивалась полупрозрачными шароварами, вьющимися вокруг стройных длинных ножек. Тяжелые шары грудей были укрыты такой же газовой накидочкой, расшитой бисером — ну, по крайней мере, соски не прогладывали. Ее сексуальность могла бы ослепить любого мужчину, а холодный и неприступный вид — заставить того сразу застрелиться. Потом я уже вспомнила, что один раз видела эту девушку — она была дочерью самого крупного акционера нашей компании.

Впрочем, мой взгляд лишь несколько мгновений был прикован к таджичке (или узбечке). Вторая девушка и стала центром моего внимания, от ее вида я остолбенела.

Вторая девушка была практически обнаженной. Ну, не считать же, в самом деле, крохотные трусики, едва прикрывающие только саму промежность, одеждой. Кроме трусиков на ней были надеты босоножки на высоченной шпильке и... ошейник! Руки сведены за спиной и, судя по движениям, похоже, связаны, светло-русая голова опущена, так, что ее глаз не видно за волной волос. К ошейнику был пристегнут поводок, собственно говоря, азиатка вела на поводке русоволосую.

Я так и пребывала в прострации, когда парочка подошла ко мне, вернее, черноволосая оказалась рядом со мной, а белая — сзади нее, в паре шагов.

 — Светлана, кажется? — улыбнулась мне восточная красавица, показывая белоснежные зубки.

 — А? Да. — Хотелось себя ущипнуть, не во сне ли все это происходит.

 — Меня зовут Лэйла, для тебя госпожа Лэйла. Давай свое направление. Ага, все в порядке. — Лэйла пробежала глазами бумагу, а затем небрежно бросила ее на дорожку.

 — Но... — вякнула я, следя, как лист планирует в паре шагов от босоножек азиатки.

Больше из моих уст не вылетело ни одного звука, т. к. мой растерянный взгляд наткнулся на жесткий и какой-то изучающий взгляд Лэйлы.

 — Ну, что ж, — кивнула азиатка, — ты мне нравишься. Похоже, ты будешь послушной девочкой.

 — Ме-е... Мне-ее... — замямлила я, не в силах осознать, что здесь происходит и как мне себя вести. И вообще, не стоит ли развернуться и дать отсюда деру.

Лэйла приложила изящный пальчик к губам:

 — Светлана, здесь нельзя разговаривать без моего разрешения, даже звуки не должны вылетать из твоего милого ротика.

 — Хорошо, — продолжила она, когда я подавила готовые сорваться с языка неприличные слова, выпустив воздух сквозь сжатые зубы. — А теперь подними направление. Пойдем к бассейну, я хочу принять воздушную ванну, а заодно объясню тебе правила, по которым ты будешь здесь жить.

Тут уж я не стерпела!

 — Я подниму эту чертову бумагу. Вы ее возьмете и можете ей подтереться, потому что я и минуты здесь больше не останусь!

Я порывисто нагнулась, подхватила с гравия листок и протянула его азиатке. И так и стояла, как дура, с подрагивающим листом в руке.

Взгляд восточных глаз стал так тяжел, что я едва выдерживала его, уже готовая извиниться. Лэйла взяла злосчастный листок и вновь его уронила.

 — Ты будешь наказана, Света. Для начала встань на колени и подними бумагу ртом!

Азиатка сказала это так спокойно, так уверенно, словно была уверенна, что я это сделаю.

Я только ухмыльнулась в эти непроницаемые черные глаза, собираясь уже повернуться и бежать из этого кошмара, но тут Лэйла, не спуская с меня взгляда, скомандовала:

 — Кристина!

Обнаженная девушка, про которую я почти забыла, вздрогнула от окрика и вдруг поспешно повернулась к нам попкой. Ее руки, как я и предполагала, были связаны, причем не только в запястьях, но и в локтях. А в пальцах зажата тонкая бамбуковая палка, длиной примерно в метр. Лэйла не спеша взяла прут и, усмехаясь, взглянула на меня:

 — Я ошиблась в том, что ты будешь послушной девочкой. Что ж, твое приручение даже развлечет меня.

 — Что вы собираетесь де... — я не успела закончить фразу, потому что бамбуковая палка хлестко прошлась по моему плечу. Кожу обожгло болью, и я взвизгнула:

 — Что вы себе позволяете?

Лицо Лэйлы было все таким же спокойным и непроницаемым:

 — Выполняй, что тебе сказано!

 — Да не собира... — Ай!

Я вновь пропустила момент, когда азиатка без замаха, коротко взмахнула бамбуком. На этот раз резкая боль обожгла самый кончик груди! Я взвыла и согнулась, хватаясь за грудь ладонями. Черт, это было уже действительно больно!

Ну, все, с меня хватит! Ноги сами понесли меня к выходу. Но, увы, ни на калитке, ни на воротах не было и следа каких-либо запоров. В сердцах пнув железо, я развернулась, ища взглядом пути бегства. Сзади был забор, уходящий вправо и влево и теряющийся в густой зелени. Рядом была суперсовременная сторожка, но я же не дура, понимала, что Лэйла так спокойно не стояла бы, если ворота открываются из сторожки. По всему выходило, что единственный путь — мимо азиатки в дом. Где-то должен быть пульт или компьютер, с помощью которого открывается выход. Но как прорваться к стеклянным дверям?

А Лэйла, изящно отставив ножку, насмешливо наблюдала за моими метаниями. И даже Кристина с любопытством поглядывала на меня из-под волны светло русых волос.

И тут я испугалась. Мои коленки задрожали, а на глаза навернулись слезы. По всему выходило, что иного выхода, как подчиниться у меня не было. Я залепетала сквозь слезы:

 — Простите меня, пожалуйста. Отпустите! Я же вам ничего плохого не сделала!

Лэйла неодобрительно покачала головой:

 — Светочка! Тебе кто разрешал открывать ротик? Подойди и встань на колени.

Грудь и плечо еще саднили, и я, памятуя о том, что расправа будет быстрой, торопливо подошла к Лэйле и опустилась перед ней на колени, вперив взгляд в плоский шоколадный живот с аккуратным пупком.

 — Ниже! — скомандовала Лэйла, и я опустилась на руки. — Еще ниже!

Кончик бамбука слегка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21454
2
26 мая 2015
4
 
наверх