Восточные курсы. Ч.1

Страница: 2 из 4

стукнул меня по темени, и мне пришлось буквально распластаться перед азиаткой, впечатывая груди и лицо в гравий. Из меня перло старание — только бы угодить своей мучительнице! Было страшно унизительно распластаться перед ней. А еще страшно, что бамбуковая палка вновь приложиться к моему телу. Я зажмурила глаза и тихонько плакала, слезинки капали на мелкие красные камешки.

Возле меня прошуршали шаги, и тут я почувствовала, как край моей, и так короткой юбчонки, поднимется кончиком бамбуковой палки. Вскоре я оказалась с голой попкой, откляченной в небеса и выставленной на всеобщее обозрение. Крохотные трусики едва ли могли служить надежным прикрытием от нескромных взглядов.

 — Хм... Молодец, Светлана, чулочки на тебе смотрятся очень эротично. А попочка как хороша, не правда ли, Кристина!

 — Да, госпожа Лэйла! — прозвучал в ответ нежный голосок.

 — Даже жалко портить такую красоту!

Я заскулила от ужаса, предвидя, что порки мне не избежать. И с отчаянием ловила следующие слова азиатки, чтобы узнать, что же меня ждет.

 — Итак, что мы имеем? Прямое неподчинение, оскорбление госпожи, разговор без разрешения, причем два раза. Какое следует наказание, Кристина?

Тот же нежный голосок вынес мне приговор:

 — Десять плюс десять плюс дважды по три, итого 26 ударов.

Едва не теряя сознание от страха и ожидания боли, я ощутила, как кончик бамбуковой палки, словно ласкающе, прошелся по обнаженной чувствительной коже. Хуже того, азиатка этим не ограничилась и провела по едва прикрытым тонкой тканью лепесткам. Мое дыхание сбилось, когда кончик чуть вошел в меня вместе с тканью. Ну, за что мне это?

 — Думаю, — вдруг произнесла Лэйла, — Светлана еще не знала всех правил, и мы пока ограничимся тремя ударами.

Раздался свист рассекаемого воздуха, и мое тело вздрогнуло от боли. Мне показалось, что попка рассечена до кости. Давясь от слез, я постаралась не взвыть в голос, чтобы не усугубить наказание. Я выдержу! Я выдержу! Еще два удара обожгли мою многострадальную попку.

 — Ну-ну-ну! — услышала я голос успокаивающий Лэйлы. — Вот уже и все! Хорошая девочка, терпеливая, послушная. Просто умница!

Я кусала губы, облегченно отдуваясь в гравий, когда Лэйла вдруг воскликнула:

 — А это просто по моему настроению.

Я попыталась понять, что это значит, когда палка хлестнула прямо по моей пизденке. Слезы просто брызнули из глаз. Я взвыла и, схватившись за промежность, завалилась на бок.

Я еще корчилась на земле, когда меня схватили за волосы и поставили на колени.

 — Запомни, Светлана, — раздался над ухом вкрадчивый голос, — ожидание боли страшнее самой боли. На самом деле первые три удара оставили на твоей хорошенькой попочке слабые полоски. Больно было только последний раз. Ведь так? Отвечай!

Сотрясаясь от рыданий, я выдавила из себя:

 — Да...

 — Нужно добавлять «Госпожа Лэйла».

 — Да, госпожа Лэйла.

 — Если будешь умной девочкой, я вполне могу быть доброй госпожой. Учти это в дальнейшем.

 — Госпожа Лэйла, — вдруг раздался голосок Кристины, — можно вопрос?

 — Задавай.

 — Госпожа Лэйла, Светлана не поприветствовала вас согласно правилам. Она не понесет за это наказания?

«Вот сучка!» — взвыла я про себя, но не позволила себе ни жеста, ни полувзгляда, продолжая покорно смотреть на землю.

 — Молодец, Кристина, — похвалила Кристину Лэйла. — Но пока она просто выполнит приветстиве. Скажи ей, как это делается.

 — Первый раз на дню, — заученно проговорила Кристина, — нужно припасть к ногам госпожи Лэйлы и поцеловать ее ступни.

Я не стала затягивать, страшась нового наказания, и извернулась перед азиаткой. Мои губы коснулись изящных пальчиков с вишневым лаком на ноготках. Потом я подумала и поспешно метнулась ко второй ножке, чтобы запечатлеть на ней еще один поцелуй.

 — Умная девочка. Приятно, что ты начинаешь соображать!

 — А теперь подними бумагу ртом.

Скрепя сердце, я нагнулась и попыталась подхватить лист губами. Вначале ничего не получалось, я злилась и обмирала от унижения, но прервать мучение не смела, старательно подцепляя бумагу то губами, то языком. Подбородок и щеки уже были все в пыли, когда мне, наконец, удалось подцепить краешек языком, и через мгновение я застыла перед хозяйкой в позе преданной собачки с зажатым в зубах направлением.

 — Хорошая девочка, — меня одобрительно потрепали по голове. — А теперь мы проследуем к фонтану. Ты, Светлана, не должна подниматься с коленей. Это и будет твоим наказаением.

Я едва не взвыла. Проползти на коленях, с зажатой бумагой во рту? За что мне это?

Но делать было нечего, и я поползла за Лэйлой, морщась от того, что мелкие камешки вонзались в ладони и особенно колени. Еще хуже дело обстояло с бумагой во рту. Она намокла от слюны и угрожала порваться в самый неподходящий момент... И мне снова придется поднимать ее!

Так, в униженной позе, неся бумагу, словно преданная собачка, я добралась вслед за Лэйлой и Кристиной до шикарного местечка, приюта изнеженного богача. Несмотря на боль в ладонях и коленях, несмотря на страх и унижение, я не могла не отметить великолепие места.

Немаленький бассейн с голубой водой плескался вровень с выложенной дорогим кафелем площадкой. В центре бассейна в небо били струи фонтана. Они то взлетали вверх метра на 3, то опускались, то разбивались водяной пылью, сверкающей на солнце. На самой площадке под прозрачными складками балдахина имелось широченное, довольно высокое ложе, застеленное атласным бельем. Рядом с ложем имелось все необходимое для нескучного времяпровождения: высокий холодильник, большая панель телевизора, несколько колонок и здоровенный музыкальный центр. Разнокалиберные пультики лежали на тумбочке. А над балдахином бушевало море разнообразных цветов и соцветий, закрывая площадку от солнца.

Пока я доползала за своей мучительницей, она разрезала веревки на руках Кристины. После того, как руки стали свободными, девушка тут же метнулась к холодильнику. Вскоре она, почтительно склонившись перед восточной красавицей, вручила ей бокал с чем-то светло-коричневым и со льдом. А потом Кристина легла перед ложем ничком на живот, так что ее груди расплющились о плитку.

Лэйла, уселась на краешек ложа, поставила ножки на обнаженную спину вытянувшейся рабыни, отхлебнула из бокала. Я с ужасом наблюдала, как вдавились в нежную кожу острые тонюсенькие каблуки.

Черные миндалевидные глаза обратились ко мне, застывшей на карачках. И я не выдержала, покорно опустив взгляд.

 — Смети с плитки камешки, что ты нанесла. Потом продолжим знакомство.

 — Но чем я смету? — я недоуменно взглянула на Лэйлу.

Яркие сексуальные губки чуть раздвинулись в усмешке, а миндалевидные глаза сузились:

 — Дорогая Светлана, ты не забыла, что нельзя раскрывать ротик без моего разрешения? (Мое сердце ухнуло в пропасть: «10 ударов?») Ты не забыла, что нужно добавлять «Госпожа Лэйла»?

Я в панике заскулила. Боже, по собственной тупости заработала наказание! Что будет с моей попкой после него? Слезы так и брызнули из глаз и стали капать на кафель.

 — Сейчас я не буду тебя наказывать, но вечером тебя ждет порка, — промурлыкала Лэйла, с невинным видом любуясь своими длинными ногтями. — Я хочу, чтобы ты каждую минуту осознавала предстоящую расправу, а также следила за моим настроением. Чем лучше у меня будет настроение, тем меньше ты получишь по своей пизденке.

Из моей груди вырвались рыдания, и я умоляюще поглядела в расплывающееся от слез лицо своей мучительницы.

Но азиатка ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

+8.6 (95)
21485
2
26 мая 2015
4
 
наверх