Восточные курсы. Ч.1

Страница: 3 из 4

только покачала головой. Мне уже не нужно было объяснять, что мусор на кафеле должен быть убран немедленно. И я, подвывая от страха и жалости к себе, повернулась на коленях и принялась ладошками сметать каменную крошку с площадки.

После этого мне было позволено встать, сходить за кусты, где прямо под открытым небом, почти без стен (только одной стороны стеной можно было считать кусты с вездесущими цветами, а к зеленым насаждениям примыкала стена из зеркал) был расположен великолепный санузел, с джакузи, с душем, кучей массажных форсунок, с унитазом и с гигеническим душем.

Я закусила губку и застонала, едва увидела свое отражение: растрепанная блондиночка, с заплаканным лицом, запыленные скулы и подбородок которого прочертили дорожки слез. Чулки были порваны вдрызг — округлые дыры и зацепки расходились от исцарапанных коленок, оголяя шелковистую кожу. Повернувшись, я приподняла юбку и внимательно осмотрела свою попочку. Н-да, три полоски были едва заметны и нисколько не болели, даже если сжать упругую плоть как следует. Моя рука непроизвольно потянулась к киске, в трусики, и тут мое тело непроизвольно вздрогнуло — прикосновение к чувствительным лепесткам неожиданно отдалось такой сладострастностью, что я не поверила сама себе. Так не может быть! Я определенно была возбуждена. Строго посмотрев на свое отражение, я быстренько разделась и встала под душ. Снимать чулки мне было запрещено, поэтому я смывала с себя всю грязь прямо в них. Мне нужно было торопиться, Лэйла дала мне всего лишь 15 минут. Я даже подумать боялась, что со мной будет, если к грядущей порке добавиться провинность опоздания.

Наконец, я высочила из-под душа, быстренько навела макияж, натянула трусики, и в таком виде поспешила обогнуть кусты.

Непросохшие чулки приятно охлаждали разгоряченную кожу — становилось жарковато, да и сердечко мое летело вскачь: я два раза за это время поймала себя на вопросе: будет ли Лэйла заниматься со мной любовью? Одновременно я была в ужасе от одного предположения, что мне придется ублажать восточную красавицу, а еще от того, что если Лэйле не понравятся мои ласки, наказание может быть и вовсе беспощадным.

Азиатка при моем появлении грациозно подалась вперед, положив локоть на колено. Я с ужасом увидела, как ее шпильки еще сильнее вонзаются в беззащитную плоть Кристины. Потом я перевела взгляд на свою Госпожу. Мне показалось, что в черных непроницаемых глазах, устремленных на меня, мелькнуло одобрение. Я едва не сделала попытки прикрыться ладонями, но к счастью сдержалась. Однако чувство, что меня разглядывают, словно новоприобретенную вещь, заставило меня залиться краской.

 — Подойди поближе, — произнесла Лэйла, едва не облизываясь на мои сиськи.

Я встала так, что ноготки на ножках едва не касались расплющенной о кафель груди Кристины. Мне казалось, что Лэйла буквально дышит в мой живот.

 — Сними трусики. — голос азиатки был очень тих, да и я просто не хотела поверить в то, что услышала, поэтому пролепетала:

 — Что?

И тут же мое бедро ожгло болью — бамбуковая палка все так же находилась при Госпоже.

Я, морщась от боли, поспешно стянула трусики и снова выпрямилась, нервно комкая их в руке.

 — Дай их сюда и встань на колени.

Я поспешно встала на колени.

 — Открой рот.

Я открыла рот, и Лэйла тут же запихала туда мои скомканные трусики.

 — Вот так! — Лэйла улыбнулась загадочной восточной улыбкой. — Надеюсь, ты теперь будешь поменьше болтать. Ты поняла? Скажи: «Я теперь буду меньше болтать».

В голове заполошно заметались панические мысли: как я смогу это произнести с трусиками во рту, хоть они и такие маленькие?

 — Га ааэа оуоу эхеэ охка.

Лэйла состроила насмешливую гримаску, и не успела я зажмуриться, отвесила мне увесистую пощечину:

 — Говори разборчивее!

Я, едва не плача, чувствуя, как загорается щека, снова попыталась произнести свою тарабарщину. Трусики к этому моменту намокли в слюне, превратившись в совсем маленький комочек, и у меня почти получилось нечто членораздельное. На всякий случай я зажмурилась и сжала зубки, чтобы не вскрикнуть, если Лэйла решит еще раз ударить меня.

К счастью восточная красавица удовлетворилась и, величаво кивнув, заговорила:

 — Теперь встань. Расставь ножки. Шире! Шире, я сказала! Теперь чуть присядь, а колени разведи пошире.

Я находилась в полной прострации, выполнив то, что приказала Лэйла. Кроме того, что поза была жутко неудобной — в полуприседе, с широко разведенными коленями, так еще моя пизденка оказалась в прямой видимости взгляда восточных глаз.

 — Ну, посмотрим, что у нас здесь.

Лэйла протянула руку и взяла меня за набухшие лепестки. Едва прохладные пальчики коснулись чувствительной плоти, я замычала, плаксиво жмурясь, и непроизвольно подняла руки. Мне казалось, что если я зажму ладонями рот, мне будет не так психологически болезненно принимать реальность.

 — Руки убери за спину, — последовал жесткий приказ.

В следующий момент в меня проник указательный палец, а большой палец лег на выбритый лобок. Затем Лэйла сделала несколько движений всей рукой туда-сюда. Я замычала от невыносимости своего положения: моя поза и так была неустойчивой, а эти толчки едва не уронили меня. Собственно, я не упала только потому, что указательный палец, согнутый в моем влагалище крючком, меня удержал.

 — Вот видишь, девочка моя, ты постепенно учишься подчинению. Ты взмахнула руками, когда я взяла тебя за киску, ты едва не заверещала, когда я могла тебя уронить. Но ты даже не подумала о том, чтобы отстраниться, выпрямить ноги, оттолкнуть мою руку. Умничка просто!

Лэйла вышла из меня и как-то странно выставила вверх палец. Я несколько мгновений тупо смотрела на ярко красный ноготок, на котором блестела моя смазка. Потом до меня дошло, что Госпожа хочет, чтобы я его облизала! Я быстренько наклонилась и старательно принялась его посасывать, судорожно сглатывая слюну пополам с моими соками.

 — Ну, что ж. — Лэйла погладила меня по голове. — Я очень довольна тобой. Пожалуй, я отменю половину твоего наказания. Будешь так же сообразительна, возможно, я тебя и не буду наказывать по полной схеме, ограничусь парой-тройкой ударов.

 — Ну, хорошо. Кристина! Принеси два малых набора рабыни, а также ошейник для Светочки.

Пока Кристина, извиваясь, выползала из под босоножек Госпожи (а та даже не думала немного облегчить ей этот процесс), пока она что-то доставала из ящичков тумбочки, я стояла в той же ужасной позе. Ножки уже дрожали от напряжения, пот катился градом между лопаткам и стекал на глаза, но я, сжав зубы, не могла и помыслить хоть немного привстать или убрать руки из-за спины, так мне хотелось избавить себя от порки.

Наконец, Кристина подошла и опустившись на колени с поклоном протянула Лэйле небольшую кучку разных предметов. Госпожа сгрузила все это около своего бедра. Потом выбрала из кучки красный ошейник и кивнула в мою сторону:

 — Надень на нее, а то ходит, как свободная женщина. А ты, Света, — на колени. И выплюни, наконец, свои трусики.

Я, едва не застонав от счастья, что, наконец, смогу дать отдых ноющим мышцам, опустилась на колени.

Кристина встала за моей спиной и надела на меня ошейник, затянув его довольно сурово. Я чуть не осадила ее, но вовремя вспомнила, что мне не положено издавать звуки. Но тут прозвучал голос Лэйлы:

 — Туже!

Мои глаза испуганно распахнулись, а рот непроизвольно раскрылся, чтобы захватить пару лишних глотков кислорода. Ошейник врезался в горло, почти перекрывая кислород. Я задышала часто и жадно, вся в панике и страхе.

 — Ну-ну, Светочка, успокойся. — Сквозь шум в ушах услышала я голосок Лэйлы....  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21426
2
26 мая 2015
4
 
наверх