Мамина жалость

Страница: 1 из 3

Ольга давно развелась с мужем по банальным причинам-пил, гулял, не помогал, ни с кем не считался и жил ради своих удовольствий. Сколько она слез пролила, все надеялась, что образумится, начнет помогать и жалеть-все напрасно. За 5 лет, после развода, сын Костя стал уже совсем взрослым, вытянулся, возмужал. Он закончил школу, год отучился в институте и сейчас работал менеджером, сам себе зарабатывал на пропитание и одежду, да и на тусовки с нее денег не брал.

Характер у Кости-золотой, добрый, заботливый, послушный, никогда грубого слова не скажет, продолжает звать ее мамочкой, как в детстве при расставании всегда подойдет, обнимет, поцелует, если задерживается-позвонит предупредит, чтобы не волновалась, успокоит. Ольга на него не нарадовалась, все подруги завидовали, постоянно говорили, что бог наградил таким сыном за твои слезы и унижения от мужа. Жила она только ради него, а он с ней делился всеми своими сокровенными мыслями, все о себе рассказывал, ничего не скрывал, советовался. В общем отношения были теплые и доверительные.

Как-то месяц назад сын поздно вернулся от друзей, как обычно зашел к ней в спальню. Она не спала, дожидалась его: — Мамочка, я познакомился с девчонкой у друзей, она студентка, живет на съемной квартире, очень самостоятельная! Мы с ней весь вечер проболтали, потом я ее проводил до квартиры, а она за это поцеловала меня в щечку! — Ольга внимательно посмотрела на сына, на его раскрасневшееся лицо, взъерошила ему волосы на голове и ответила: — Я рада, что ты у меня стал совсем взрослым-у самой в груди что-то защемило, стало одиноко и тоскливо. Костя не заметил перемены настроения мамы и продолжал рассказывать про свою девушку. Так они проговорили полчаса, потом сын как всегда пожелал ей спокойной ночи, обнял, поцеловал и пошел спать.

Ольга полночи не спала, думала, пыталась представить сына с девушкой в своей квартире, окончательно расстроилась и заплакала. Только сейчас она поняла насколько ей дорог сын, как она его любит, как она не хочет с ним расставаться, отдавать его другой. Неожиданно представила, что другая девушка целует и обнимает ее Костю и самые настоящие муки ревности завладели ее сознанием. Она еще полежала час помучилась, потом пришло решение-Не отдам, никому не отдам-после этого появилось облегчение. Она решительно встала, прошла на кухню, выпила рюмку коньяка, закусила конфетой и пошла спать. Вскоре она уснула.

С этого дня ее жизнь изменилась. Из головы не уходили навязчивые мысли, она постоянно думала о «разлучнице», так она про себя назвала девушку сына, в душе не отпускала тревога и отчаяние. А Костя каждый вечер, не замечая маминых страданий, наряжался перед зеркалом и чуть ли не бегом уходил к своей девушке на свидание. Возвращался уже в полночь, по-прежнему терзал материнское сердце подробностями свидания, спрашивал у нее совета, как себя вести, как не обидеть и не оскорбить свою избранницу.

Ольга слушала, переживала и потом подолгу не могла уснуть, то плакала, то тосковала. Через неделю ежедневных свиданий сына Ольга осунулась, похудела. Подруги, замечая в ней резкие перемены, каждый день спрашивали, что у нее болит, предлагали знакомых врачей. Объяснения Ольги, что сын влюбился и из-за этого она так переживает, потому-что не хочет изменений в своей жизни — не устроило подруг и они продолжали ее пытать, предполагая всякие болезни.

И вот наступила суббота. С утра она испекла пирожков с вареньем, которые ее сын обожал и мог съесть чуть ли не 10 штук зараз, навела в доме порядок, попросила сына помочь ей принести продукты из магазина. У них так было заведено, что по субботам она наряжалась, взяв под руку сына шла по магазинам, просто гуляла, испытывая гордость за него, что он такой высокий, красивый, рядом с ней важно идет, рассказывает о своих делах, советуется, улыбается маме и видя их счастливые лица женщины оборачиваются и тоже начинают по-доброму улыбаться. Любовь к сыну переполняла ее сердце, она старалась всегда выглядеть современно, стильно, моложаво, а поскольку бог ее не обидел красотой и фигурой-зрелище действительно было достойным.

После магазинов они приходили домой, закатывали пир, вместе готовили, сервировали стол. Потом расходились по комнатам, надевали праздничную одежду и садились за стол. Она уже год считала необходимым выставлять на стол хорошее вино, поскольку сын уже взрослый. Костя, как истинный джентельмен, открывал его, разливал и говорил тосты посвященные мамочке-за ее красоту, доброту, за то, что она современная, все понимает и вообще — лучшая подружка. Ольга от души смеялась, радовалась, целовала своего сына, говорила ответные слова и пожелания-чтобы мы никогда не расставались, чтобы у него была интересная работа, чтобы он закончил успешно институт, чтобы стал знаменитым. Потом, после окончания праздничного обеда, сын мыл посуду, не позволяя этого делать маме, а она отдыхала. Смотрели вместе телевизор, обсуждали, откровенно разговаривали и день заканчивался вкусным ужином, пожеланиями спокойной ночи, прощальными объятиями и поцелуями. После этого они расходились и начиналась очередная неделя, в конце которой ожидался праздник, которого оба ждали с нетерпением.

В эту роковую субботу все пошло по-другому. Она, как всегда после завтрака, пошла собираться с сыном по магазинам, одела обтягивающие ее стройную фигуру джинсы, белый свитер, кожанную курточку, повязала шарфик, наложила яркий макияж и вышла в зал, готовая сопровождать «своего мужчину». Костя был уже одет и ждал ее в коридоре. Она обратила внимание на его виноватое, встревоженное лицо. — Мам, ты извини, меня Лена ждет, мы с ней договорились в кино сходить. Ольга не ожидала такого «предательства» от сына, но смогла взять себя в руки, улыбнуться и произнести: — Если обещал-надо выполнять-иди. Костя, с явным облегчением поспешил выйти из квартиры. Когда он ушел на Ольгу накатила злость: Ну вот, праздников больше не будет — про себя подумала она и чувство ревности со злостью полностью охватило ее. От бессилия она заплакала и начала снимать куртку и туфли. Идти одной, да еще с испорченным настроением никуда не хотелось. Она переоделась в домашний халат, стерла косметику, размытую слезами и пошла на кухню. Достала коньяк, раскрыла коробку конфет и налив целый фужер обжигающей жидкости выпила. Внутри все обожгло, но стало легче. Она тупо сидела одна, доливала коньяк и пила. Душевная боль отпустила, но обида по-прежнему не давала покоя.

 — Будь ты проклята-вслух сказала она обращаясь мысленно к Лене, — Я все равно тебе своего сыночка не отдам... С этой мыслью она поползла шатаясь в свою спальню, легла, накрылась пледом и забылась на время. Когда она проснулась в комнате была темнота. Она машинально посмотрела на время-на часах уже было 23 часа. — Костя пришел? — первое, что она подумала, встала и пошла в его спальню. Сына еще не было.

Она пошла под душ, включила теплую воду, колючие струи воды сняли окончательно сонливость и прояснили голову. Она забеспокоилась. Растерев свое молодое, упругое тело махровым полотенцем, она надела свой шелковый пеньюар и вышла из ванны. Надо сыну ужин приготовить. Приготовила кашу, нарезала бутерброды, поставила тарелку и бокал на видное место. Затем налила себе рюмку коньяка, закусила конфетой и пошла в свою спальню. Легла в кровать, включила ночник, негромкую лирическую музыку и, закрыв глаза, погрузилась в тревожную дремоту, дожидаясь сына.

Примерно через час хлопнула входная дверь, она сразу же проснулась и напряглась. Сердце забилось и опять появилась тревога. Она, не вставая, прислушивалась к звукам в коридоре... Что-то было не так с сыном, что — она не могла сразу понять. Ей показалось, что она услышала сдавленные всхлипы, как будто ее сын плакал и пытался сдержать свой плач. Она еще больше забеспокоилась, но вставать не стала, чтобы не ставить его в неудобное положение.

Костя прошел по коридору, постоял, потом подошел к ее спальне и встал перед дверью. Затем, видимо окончательно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх