Мамина жалость

Страница: 2 из 3

решившись, открыл дверь и зашел в ее комнату. Она в полутьме увидела страдальческое выражение лица своего сына, слезы на глазах-он действительно плакал. — Что случилось сынок? — спросила она-Подойди ко мне, расскажи. Костя присел к ней на кровать и вдруг по-детски зарыдал, размазывая кулаками слезы по лицу. — Мамочка-сквозь рыдания услышала она-Ну неужели я такой урод, что никому не нужен?! Она гладила его по голове, успокаивая и приговаривая-Расскажи, что случилось? Чуть успокоившись, сын смог сквозь слезы произнести. — Мы с Леной сходили в кино, в кафе, погуляли по улице. Потом я пошел ее провожать до подъезда, обнял, поцеловал в губы, а она засмеялась и сказала, что я ботан, что я ничего не умею, ей со мной не интересно и скучно-поэтому она со мной больше не будет встречаться. При этих словах сын опять начал всхлипывать, приговаривая и вопрошая-Неужели все женщины такие? Ольгу затрясло после его слов, на нее накатила волна жалости и нежности к своему несчастному обиженному ребенку. — Да что ты милый, нашел кого слушать, девчонку, которая думает только о себе! Ты у меня самый лучший, самый красивый, самый нежный, самый любимый! От нахлынувших чувств Ольга не смогла себя сдержать, видя плач и рыдания сына. Она неистово начала целовать и гладить лицо сына, приговаривая при этом-Ты мой, я никому тебя не отдам, никому, никогда!

Чувства бурлили внутри нее, не давали дышать и она порывисто впилась своими губами в губы сына, целуя, гладя его по голове, прижимаясь к нему всем телом. Сын от неожиданности застыл, затем начал отвечать маме на ее поцелуй, несмело прикасаясь своим языком ее языка. Они целовались до тех пор пока у Ольги не начало сводить скулы, она задыхалась, ее бил озноб, но она не могла оторваться от сына. На секунду прервавшись, прошептала-Иди ко мне — затем вновь впилась в его губы.

Руками она гладила его по спине, по груди, затем непроизвольно рука спустилась на его живот, ниже, туда, где все было напряжено. Не задумываясь ни на секунду, она, продолжая свой страстный поцелуй, левой дрожащей рукой начала расстегивать ремень на брюках сына, молнию и освобождая его плоть, которой уже не хватало места. Быстрым движением спустив с него трусы, она со стоном взяла его крупный возбужденный орган в свою руку и нежно начала совершать движения. Сын оцепенел, но не препятствовал движениям мамы. Рывком распахнув свой пеньюар, она обхватила обеими руками тело сына и перекатило его на себя. Раздвинув широко ноги, взяв в руки его торчащий орган она со стоном и придыханием, погрузила его внутрь себя. Почувствовав горячее, живое, твердое, родное внутри себя-рукой начала задавать темп движений, стремясь навстречу его телу и ускоряя ритм.

От нестерпимых острых ощущений все ее тело трепетало, горело, извергая соки и дергаясь в конвульсиях. Она не просто стонала, она уже начала вскрикивать, подвывать, ускоряя свои движения. Сын молча делал то что необходимо было делать, распаляясь и ускоряясь, тяжело дыша. Его руки гладили и нежно прикасались к маминой упругой груди, от чего она начала кричать во весь голос. Сын вдруг задергался, закричал тонким голосом, напрягся и с рычанием и воем обмяк, бессильно опустившись на трясущееся в конвульсиях тело матери. — Родной мой, любимый, я все для тебя сделаю, нам никто не нужен, только будь со мной! — причитала сквозь слезы Ольга, целуя его голову, лицо, губы, глаза.

Затем она перевернула его на спину, сбросила покрывало, неистово, в порыве нежности начала целовать его тело, спускаясь все ниже. Добравшись до его обессиленного органа, она с нежностью взяла его в рот, лаская языком и помогая руками, чувствуя терпкий, острый, пьянящий вкус его спермы, слизывая и глотая драгоценные капли. Сын лежал на спине с закрытыми глазами, гладил ее волосы, тихо шептал-Мамочка, любимая моя, ты самая лучшая! Вскоре, благодаря стараниям Ольги, под рукой появилось движение, член начал увеличиваться в размерах и вновь стал упругим и стойким. — Сыночек, ты лежи, я сама-вновь зашептала Ольга. Она села сверху и со стоном, помогая себе руками, медленно погрузила в свое горячее, истекающее соком лоно, его член. От нестерпимо приятных ощущений Ольга выгнулась дугой, застонала и начала сама делать ритмичные движения тазом, стараясь как можно глубже соприкоснуться с членом сына. Для усиления и ускорения возбуждения, она правой рукой начала стимулировать клитор, от чего возбуждение начала скачкообразно нарастать. Сын во все глаза смотрел на свою возбужденную маму, которая уже никого и ничего не видела, не слышала, отдаваясь своему чувству, запрокинув голову, охая и вскрикивая. Темп ее движений стал еще быстрей, ее оханье перешло в сплошной утробный крик, она затряслась, изогнулась и обмякла, опустившись на грудь сына.

Ее всхлипывания сопровождались слезами, она рыдала от счастья, любя своего сына каждой клеточкой своего тела, задыхаясь и истекая от нежности, обессиленная и взволнованная. — Милый мой, ты не представляешь какое удовольствие я получила! Таких мужчин на свете больше нет! Никогда в жизни я не испытывала такого сильного оргазма! Ты самый нежный, самый умелый, самый сильный на свете мужчина! Я тебя никому не отдам! За что мне такое счастье, солнышко мое!!! Ольга, обливаясь слезами, начала опять целовать лицо и шею сына. — Как хорошо, что твоя глупая подружка не узнала тебя, какой ты есть на самом деле! Как я ей за это благодарна-ты не представляешь.

На минуту прервавшись, приподняв голову, она с улыбкой, в упор посмотрела в глаза сыну. — Ты оценил свою маму, могу ли я и дальше рассчитывать на тебя? Костя широко улыбнулся, нежным голосом прошептал: — Мамочка-ты чудо! Я о таком и мечтать не мог! Какая ты у меня понимающая и добрая? — Я теперь вся только твоя, ты мой единственный мужчина, надеюсь надолго! Костя доверительно прошептал: — А ты у меня первая женщина... — и застеснялся. — Глупенький, чего ты стесняешься! Это счастье, что я у тебя первая, мы просто созданы друг для друга... Она отстранилась от него, легла на спину, улыбнулась и произнесла: Ну изучай! Любуйся!!! — Мамочка, как ты догадалась, что я хочу рассмотреть тебя, потрогать твое красивое тело? — произнес Костя. — Я не догадалась, я почувствовала-засмеялась Ольга.

Костя тут же начал целовать ее грудь, помогая себе руками, потом живот и наконец лобок с аккуратным треугольником волос. Ольга широко раздвинула ноги, предоставляя доступ к истомленному лону, чувствуя нежные прикосновения губ и языка сына на клиторе, половых губах и внутри. От нежных прикосновений сына внизу опять появилось томление, напряжение, желание и она потекла.

Ольга легла поудобнее, начала станать, гладя голову сына между своих ног. — Пожалуйста, Костик, родной мой продолжай... Получив одобрение, почувствовав волнение и нарастающее возбуждение мамы, сын, как прилежный ученик, начал более активно двигать языком, ощущая дурманящий вкус и запах маминого сока. Ольга, между тем, ускоряла темп своих движений тазом, руководя действиями сына с помощью рук. Неожиданно для себя, через короткое время, волна острого наслаждения пронзила все ее тело и она опять закричала и обмякла. — Господи, господи, за что мне такое счастье!!! Сын, оторвав голову от лона, с гордой улыбкой рассматривал свою истомленную ласками маму. — Иди ко мне мой родной! Ольга притянула к себе сына, прижалась к нему и застыла, гладя и шепча: — Сыночек, счастье мое, радость моя, ты у меня настоящий мужчина, такое удовольствие получила! Теперь ты у меня действительно взрослый, знаешь как удивить и наградить женщину... Я горжусь тобой, горжусь, что вырастила такого мужчинку!!! Гладя и прижимаясь друг к другу, истомленные и счастливые они незаметно уснули.

Утром первой проснулась Ольга, в комнате было уже светло. Внимательно помотрев на улыбающееся безмятежное лицо сына, она с облегчением вздохнула и ощутила легкость на душе. Никаких угрызений совести, стыда — она почему то не испытывала. Наоборот, она обрела покой и вернула себе сына, сделала его мужчиной ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх