Жена моя госпожа (ч.1)

Страница: 1 из 2

Это утро началось, как обычно: я проснулся за час до хозяйки, приготовил завтрак, налил горячую ванну и принялся стоять на коленях возле кровати, где спала госпожа. Как только стрелки на часах показали 8 часов, я незамедлительно сунул свою голову под одеяло и принялся нежно целовать ножки хозяйки. Она отреагировала моментально и открыла глаза.

 — Таааак, — сонным голосом протянула она, — хватит ногами заниматься, лучше вылижи киску!

 — Слушаюсь, — ответил я и просунул свою голову глубже, пока не уткнулся носом в киску своей хозяйки. Мой язык незамедлительно принялся за работу, стараясь доставить госпоже как можно больше удовольствия.

На удивление она кончила очень быстро и моя голова в порыве оргазма была сжата ляжками хозяйки. Я чуть было не вскрикнул, но сумел сдержать этот позыв, зная, как раздражает крики мою госпожу. Затем она удовлетворенно расслабилась. Я почувствовал, как она поджала правую ножку, а затем ее ступня легла мне на лицо и с довольно сильным рывком вытолкнула меня из-под одеяла.

 — Хватит, мразь, возле меня виться, иди лучше завтрак принеси!

 — Слушаюсь, госпожа, — ответил я и поторопился на кухню.

Наши с ней отношения не просто сессионный встречи или лс-отношения, мы с ней законные муж и жена. Но я для нее всего лишь раб и мои обязанности просты: исполнять все, что она мне прикажет. Соответственно, у нас установились особые порядки, которым я должен следовать. Дома я всегда обязан находиться на коленях и полностью голый. Мой член опоясывает пояс верности, который я не снимал уже наверно пару месяцев. Ведь чтобы подрочить, надо это еще заслужить. Но вот заслужить не так уж и легко. И бывает я по полгода не снимаю эту фиксирующую штуковину, разве что за исключением пыток генеталий. Просыпаться я обязан раньше хозяйки, а засыпать позже. Вся работа по дому на мне, причем работа нелегкая. Госпожа придирается к каждой пылинки, за которую я получаю довольно сильные побои. В туалет мне разрешено ходить всего два раза в сутки. Кушаю собачий сухой корм из миски на полу, причем самый дешевый, чтобы сильно не тратиться на меня. Ведь я для нее всего лишь раб. Работаю я на двух работах, чтобы обеспечить хозяйку всем необходимым. Сама она предпочитает не работать и проводить свое свободное время с пользой для себя. Но сегодня выходной, и я спешу исполнить приказ моей королевы.

 — Вот ваш завтрак, госпожа, — вежливо сказал я, подавая хозяйке поднос с омлетом, апельсиновым соком и булочкой, а сам встал рядом и ждал какой-нибудь команды.

Хозяйка принялась кушать. Как только она съела первую вилку с омлетом, по ее лицу я понял, что я очень сильно провинился.

 — Ты чего, сука, мне даешь?! Ты чего, мразь, хочешь, чтоб я остывшую ела?!

 — Извините, госпожа, — сдерживая дрожь в голосе, ответил я.

Она указательным пальцем позвала меня ближе. Я подполз. В этот момент она мне влепила звонкую пощечину.

 — Я тебя не просила извиняться! — продолжала она. — Я тебя спросила: хочешь, чтоб я остывшую ела?! Почему не отвечаем на поставленный вопрос?

 — Извините, — начал я и опять получил пощечину. Но быстро сообразив что к чему, я продолжил:

 — Я не ответил, на поставленный вопрос потому, что я невнимательный, госпожа, а что касается еды, то я не хочу, чтоб вы ели остывший омлет.

 — Тогда иди и подогрей его живо! — скомандовала она, и я схватив поднос, на коленях направился на кухню, где поставил еду в микроволновку.

Когда омлет подогрелся, я принес его хозяйке, которую на этот раз все устроило. Я немного успокоился.

 — Под одеяло! — услышал ее команду. — Лизать!

 — Слушаюсь, госпожа, — ответил я и сунул голову под одеяло, не совсем понимая что именно лизать, толи ножки, толи киску. Но переспрашивать я испугался и потому решил положиться на интуицию. И действительно, как только я продвинул лицо выше колен, госпожа раздвинула ножки и обнажила свою прелесть, куда я моментально впился своим языком.

Я принялся лизать, в то время когда она доедала свой завтрак. Часы уже пробили девять часов. Я трудился, пытаясь как можно лучше удовлетворить хозяйку, чтобы не испортить ей настроение и не получить взбучки. Я не знаю сколько прошло с девяти часов, но явно больше двадцати минут, когда она начала биться в оргазме. Мое лицо было полностью в ее выделениях. Она расслабилась, а я оставался под одеялом, не зная что делать, ведь приказа вынимать голову не было. Но потом она, как и ранее, ногой выпихнула меня из-под одеяла и приказала унести грязную посуду. Я повиновался.

Не прошло и минуты, как хозяйка опять срывала на мне свою злость, даря десяток пощечин. Она стояла в ванной, а я стоял рядом с ней на коленях, понимая свою ошибку.

 — Вода остыла, шлюха! — кричала она. — Мне что, в холодной мыться?!

 — Нет, госпожа, — ответил я. — Я вам наберу горячей.

 — Само собой наберешь! — усмехнулась она. — Куда же ты денешься! И меня не волнует, что я слишком долго валялась в постели, что вода успела остыть. Вода должна быть теплой всегда! И мне не важно как ты это сделаешь! Ты меня понял, сука?

 — Понял, госпожа, — ответил я, понимая, что она мне дает невыполнимое задание, но спорить с ней было дороже себе. Ведь она сама все понимала, но делала вид, что ее это не волнует. И ее это действительно не волновало. Она дала приказ, чтобы ванна была горячей, значит она должна быть горячей, и не важно когда она соизволит принять ее. И я зачастую остаюсь заложником неразрешимых задач, за которые я постоянно получаю по самое «не балуй».

Я быстро принялся спускать воду и набирать новую. Хозяйка следила за моими действиями, но после удалилась.

Когда вода была набрана, вошла госпожа с прищепками в руке. Я все сразу же понял.

 — Поноси и подумай над своим поведеньем, раб! — сказала она и прищепила их на мои соски.

Если хозяйка мне надевает прищепки на соски, значит я очень ее расстроил, ведь прищепки я просто ненавидел, терпя эту боль. Я готов был ползать в ногах своей госпожи и целовать их на глазах у сотен людей на улице, лишь бы она сняла прищепки с моих сосков. А прищепки то были не деревянные или пластиковые, а металлические с острыми зубьями и довольно тугой пружиной. Так что лучше уж стыд, нежели эти «зубастики». Но альтернативу мне она не предлагала. И я вынужден был стиснуть зубы и терпеть, делая вид, что я благодарен ей за это.

Госпожа стала принимать ванну, а мне велела идти убираться по дому с формулировкой «чтоб сияло». Вечером должны были придти ее подруги, и я должен был организовать хорошую вечеринку с хорошей выпивкой и закуской. И первое дело была уборка. И я принялся мыть посуду, а затем полы. Соски болели до невозможности, но я не пытался снять зажимы, воспользовавшись тем, что госпожа в ванной, ведь потом придется по новой вешать и боль будет сильнее, чем сейчас, ведь соски немного адаптировались к металлическим мини-капканам.

 — Работай лучше, сучонок! — рявкнула вошедшая в комнату в халате хозяйка и пнула меня по попе.

 — Слушаюсь, — ответил я хорошо знакомую мне фразу.

Но госпожа схватила меня за волосы и подняла мое лицо к верху. Я взглянул в ее глаза. Обычно мне запрещено поднимать глаза выше ее колен, но в этот раз она сама заставила смотреть на нее. И я смотрел и думал, что же она со мной сделает. Но она зарядила мне пару пощечин и велела встать мостиком и открыть рот. Я мигом исполнил ее приказ. Она тем временем приподняла халатик и встала над моим лицом, прижавшись писей к моему открытому рту. И в следующий момент мне в рот потекла струя мочи. Я привык к подобному и поэтому без особого труда проглотил все, что накопилось у госпожи за ночь....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх