Лазиза (первые шаги)

Страница: 1 из 4

Это случилось в знаменитой Юрмале, куда приехала отдыхать отдохнуть от горячего южного солнца, чета из Ташкента. Он — достаточно высокий узбекский политик и бизнесмен Ислам, она — его супруга с редким восточным именем Лазиза.

Ислам, который был на 14 лет старше своей супруги, души в ней не чаял. Готов был выполнять все ее прихоти. Все капризы темпераментной красавицы исполнялись моментально. И когда ей взбрело в голову пойти ночью купаться, Ислам с готовностью вызвался ее сопровождать. Хотя сам мужчина с удовольствием бы лучше посидел в кафе с шашлыком (который здесь делать не умели) и водочкой.

На пустынном пирсе, куда они вышли под полной луной, Лазиза быстро скинула всю одежду и нырнула в воду. Ислам поежился от вечерней прохлады. Никакого желания лезть в воду у него не было. Он сказал супруге, что подождет ее и начал любоваться лунной дорожкой. Его супруга все дальше уплывала в сторону буйков, иногда исчезая из вида, когда он услышал сзади голоса. Шли трое местных отдыхающих. Он не раз уже видел их на пляже. Три высоких, под два метра ростом, белокурых латыша. Они поздоровались с Исламом и начали раздеваться, даже не обратив внимания на лежащую рядом с ним женскую одежду. Болтая на своем языке, они спокойно разделись сначала до плавок, а потом сняли и их. Абсолютно не стесняясь, один из них повернулся к Исламу, и начал болтать с ним о всякой ерунде, переключаясь на русский.

Ислама немного коробило это отсутствие элементарных норм приличия у местных. Он частенько видел на местных пляжах женщин, загорающих топлес, парочки, без стеснения, целующиеся на виду у всех. Причем, никто из окружающих даже не думал осуждать их, лишь с интересом или даже безразлично поглядывали на них. И он иногда представлял, как его красавица Лазиза, шла бы по заполненному народом пляжу, сверкая обнаженной грудью, а местные парни оборачивались бы на нее, оценивая небольшие полушария ее груди со всегда торчащими сосками. Почему-то эти мысли помимо ревности ещё и разгоняли его кровь, наполняя член приятной истомой. Он обернулся на супругу, и понял, что она, услышав чужие голоса, стала возвращаться и сейчас находилась рядом в тени пирса, разглядывая из воды атлетически сложенных обнаженных парней. Двое из них стояли на лесенке по колено в воде, не решаясь нырнуть, а тот, что болтал с ним, размахивал руками, чтобы разогреться.

Мышцы бугрились под его кожей, на прессе виднелись кубики, а ниже курчавились рыжие волосы, и болтался крупный необрезанный член. От мысли о том, что его супруга сейчас видит то же самое, кровь ударила Исламу в голову, опять родилась граничащая с яростью ревность и почему-то снова начал наливаться возбуждением член.

Сначала в воду нырнули те двое, сразу наперегонки устремившись в сторону буйков, а за ними прямо с пирса, высоко подпрыгнув вверх, нырнул и третий. Когда они отплыли, на лесенке показалась Лазиза. Она попросила подать ей полотенце, быстро завернулась в него, и, оглядываясь на удаляющиеся фигурки, наспех вытерлась и стала одеваться. Также быстро они ушли с пляжа, так и не перекинувшись и словом. На подходе к их коттеджу, метрах в пятидесяти было летнее кафе. Они прошли в него, так и не зная как начать разговор. Каждый из них чувствовал себя виноватым.

Муж не смог защитить жену от неподобающего зрелища, а жена, пусть и невольно, но видела обнаженного мужчину. И не одного, а сразу троих. Пока готовилась еда, они заказали водки. Ислам видел, что Лазизу до сих пор трясет, и он понимал, что не только от холода. Он налил ей и себе, хотя до этого она всегда пила только вино. Они выпили, налили ещё раз, снова выпили. Ислам сказал, что это такая страна. Здесь не стесняются наготы. После третьей рюмки непривыкшую к таким напиткам женщину развезло. Она с жаром стала рассказывать, что когда увидела этих парней, сразу стала возвращаться, чтобы выбраться, но когда она приблизилась к пирсу, они были уже рядом, а на ней не было одежды. Тогда она укрылась в тени пирса и стала ждать, когда они уйдут.

Хоть Ислам наливал супруге на самое донышко, грамм по 15 всего, но после пятой рюмки, она вдруг призналась супругу, что они были очень красивые, и ей было одновременно страшно и очень приятно смотреть на них. «Такие большие» — вдруг сказала она и осеклась покраснев. А Ислам, прекрасно понимая, что она сейчас сказала совсем не об их росте, неожиданно для себя вдруг признался ей, что когда он увидел, как она разглядывает, у него встал член. И даже сейчас, когда он ее слушает — испытывает сильное возбуждение. «Я тоже» — прошептала она, испуганно опустив глаза.

Вдруг раздались знакомые голоса. В кафе входили те же парни. С ещё мокрыми волосами они громко переговаривались. Вдруг увидели за столиками знакомое лицо, подошли и тот же, кто разговаривал с ним, спросил: «Так и не окунулся? Классная вода». Тут же протянул руку, представился. За ним познакомились с Исламом и его друзья. «А вы купались?», указывая на мокрые волосы Лазизы, спросил один из них. Лазиза кивнула и опять покраснела. Парни видимо поняли, кого ждал Ислам. Все неловко замолчали. Ислам, чтобы преодолеть неловкость, вежливо предложил присаживаться к ним — парни не отказались. Спросили Лазизу, пробовала ли она когда-нибудь местные коктейли. Они ещё заказали поесть, водки, какие-то коктейли для нее. Как они сказали очень легкие. Лазиза не знала коварства коктейлей, когда за сладостью обычно прячется приличный процент алкоголя. Она как лимонад потягивала их и все больше пьянела. Пару раз она порывалась пойти спать, парни наперебой уговаривали ее, что ещё чуть-чуть посидят, и разойдутся все вместе. Она вопросительно смотрела на мужа, он захмелевшим голосом говорил: «На отдыхе же, завтра выспимся»...

Ислам возвращался из туалета, когда увидел, что за столиком нет его супруги и одного из парней. На вопрос где они — парни сказали, что Лазиза захотела спать, встала и пошла. А он пошел проводить, чтобы ничего не случилось. Ислам, было, пошел уже за ней, вдруг вспомнил, что не расплатился за ужин. Пока доставал деньги и подзывал официанта, увидел, что в их коттедже загорелся свет. За занавеской мелькнула легкая тень его супруги, и он сразу успокоился. Под уговорами парней, он начал рассказывать об Узбекистане, о своей работе. Тут же нашлись общие темы. Опять тосты, выпивка. Третий парень появился минут через 40. Сказал, что у Лазизы все в порядке, она уже легла спать. А он пошел в свой номер сходил за деньгами, поэтому задержался. Потом что-то добавил на своем языке, парни переглянулись и заулыбались. Тут же опять разлили водки, и один, сказав, что ему нужно подышать воздухом — вышел. Исламу показалось, что он увидел свет в их окне от открывшейся двери, и тут же его осенила догадка, почему его супругу так долго провожали. Он изумленно глянул на ее провожатого.

Тот сидел довольный и расслабленный, как будто действительно после хорошего секса. Его опять захлестнула волна возбуждения. Ему было стыдно от своих мыслей, но он сейчас представил, как его супруга выгибается под натиском этого спортсмена, как раз за разом она кончает от его крупного члена и... не чувствовал злости к нему. Его любимой было хорошо и, он впервые осознал, что и он сам получает от этого моральное удовольствие.

Почему-то только сейчас он по-настоящему расслабился. Единственное, ему хотелось бы видеть, что его женщина наслаждается. Но он не знал, как это сделать. Может быть в следующий раз, он будет готов к этому, а сейчас он просто будет сидеть здесь и рассказывать парням о своей жизни.

Второй отсутствовал около получаса. Он пришел такой же довольный, улыбающийся и расслабленно плюхнулся в кресло. У Ислама развеялись последние сомнения. Какое-то время третий порывался встать, но, похоже, не мог придумать повода. Ислам решил сам помочь ему: «Что-то ты бледный. Иди воздухом подыши или умойся холодной водичкой». Он тут же встал, что-то бормоча, и вышел.

Постоял перед входом в кафе, пошел в противоположную коттеджу ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх