Cuckold. Три недели (4 часть)

Страница: 2 из 5

домой, будет с тоской вспоминать, и придется ее подводить к теме снова. Поэтому не надо опережать события. Она должна в меня влюбиться.

— Влюбиться?...

— Только не притворяйся, что ты этого не знаешь. Я ж тебе говорил, что она должна измениться, что должна выполнять чьи-то команды?

— Говорил...

— И чьими должны быть эти команды, чтобы она стала шлюхой, как ты этого хочешь? Кого ты нанял для этого?

— Тебя...

— И как я могу ее заставить слушаться, выполнять мои команды? Что, мне ее клещами пытать? Как из твоей жены сделать дрессированную собачку? Мы ж не в цирке, и я не фокусник. Уж, скорее дрессировщик...

— Ну, я думал, у тебя есть какой-то секретный способ...

— Есть. Я знаю самый сильный наркотик в мире. И я его достану для твоей жены.

— Что за наркотик?... — я сглотнул.

— Любовь. Я хочу ее подсадить на этот наркотик, стать для нее эксклюзивным поставщиком. И тогда она сделает все, что я ей скажу. А потом сама привыкнет к новому стилю жизни, появятся новые поставщики...

— А как же я? Она же меня бросит, если влюбится?...

— Не бросит, если я ее об этом не попрошу. А я не собираюсь подводить своего заказчика, — Михаил усмехнулся, — У Даши появится новый мир, в котором будет много секса и драйва. Ты тоже будешь частью этого мира, частью гармонии и уюта, куда приятно возвращаться после пьянок, ебли и громыхания дискотек. Ведь тебе веселее в ночном клубе с друзьями, но спать и отдыхать приятнее на родном диване, а не на танцполе, верно?

— Верно...

— Так вот, я не хочу заменить Даше ее родной и уютный диван собой; я стану ее праздником, на который девушки ходят наряженными, в макияже, с прической... На празднике нельзя быть непричесанной и в мятой футболке, на празднике нужно быть и-де-аль-ной. А после праздников она будет с тобой — с ее удобным диваном, — увидев, что я в некотором замешательстве, Михаил сделал мне предложение:

— Но если ты передумал превращать Дашу в шлюху, то можем это остановить, еще не поздно. И ты сам попытаешься стать для нее и диваном, и праздником.

И я представил, что будет, если я сейчас положу конец нашей сделке. Даша только-только начала подавать признаки того образа, в котором мне бы хотелось ее видеть, и я сам без Михаила попытаюсь ее совратить. Ну, буду разговаривать с ней на эти темы, буду вспоминать случай в дУше... Ну раз вспомню, ну два, а потом это станет неинтересным ни ей, ни мне. И даже стирка ее трусиков при таком раскладе из игры превратится в рутину, домашние обязанности. Где я еще найду такого как Михаил, который готов не просто совратить и переформатировать Дашино сознание, но и сохранить наш брак... А вот сохранит ли? По-крайней мере, не будет разрушать, ведь для него это просто бизнес, ничего личного (или почти ничего, потому что интерес-то присутствует). А как вообще можно застраховать прочность брака? Я же уже был женат, и когда женился первый раз, то не думал, что разведусь. А потом много делал того, что не хотел делать, и брак сам собой распался. А тут я опять стою перед выбором: или делать то, что хочу (и тогда брак подвергнется риску), или на всякий случай не делать (и тогда я буду все время думать об этом, раздражаться из-за своей трусости, и брак точно развалится). И я выбрал первый вариант:

— Нет, мы продолжаем. Я хочу стать Дашиным диваном...

— Ну, хорошо, тогда сейчас я встречусь с Мэри, Джоном и Стивом и подкорректирую их с учетом того, что ты наговорил Даше.

— А кто это такие?

— Мэри и Джон — это куколд-пара, а Стив — любовник. Помнишь те, которые около дайвинг-центра...

— А, ясно...

— Вы встретитесь с ними за ужином...

Во время ужина Михаил технично усадил нас за один большой столик с куколд-парой. Мэри расположилась на диванчике рядом с темнокожим любовником Стивом, и он ее все время обнимал. Там же сел и Михаил. Мы с Дашей и Джоном сидели напротив. Наши новые знакомые рассказали, что живут в США. Разговаривали на английском, который мы трое тоже неплохо знали. Сначала балагурил Михаил, а потом, когда все выпили и расслабились, наша беседа стала совсем непринужденной, и мы стали затрагивать интимные вопросы. Особенно интересовалась оособенностями куколд-брака Даша. Мэри в очередной раз поцеловала Стива в губы и сказала:

— Вы даже не представляете, какое это удовольствие целоваться с темнокожим любовником. Я его обожаю, мне так хорошо...

— А ваш муж разве не ревнует? — задала вопрос Даша.

— Муж? Да он счастлив! Он носит меня на руках, когда Стива нет рядом. Правда, милый? — спросила она у Джона и тот с готовностью подтвердил, — Стив не первый мой любовник, и Джон счастлив, что я ему изменяю. Наш брак стал только крепче, поскольку мы созданы друг для друга: мне нравится заниматься любовью с другими мужчинами, и это приводит в восторг моего мужа. Разве это не прекрасно?

— Но вроде как это не укладывается в принципы принятых взаимоотношений в браке?...

— Принципы? Что за глупость! Либо тебе хорошо, либо нет. Плохо, когда жена изменяет, если мужу это не нравится — плохо и ей, и ему. Плохо, когда муж изменяет, а жене не нравится — плохо и ему, и ей. А нам хорошо. Мне не надо обманывать мужа, он все видит и знает, и от этого хорошо и ему, и мне. Благодаря нашим отношениям, мне удалось прожить не одну скучную и монотонную жизнь в браке, а множество! Я живу то с одним, то с другим, сейчас со Стивом, и мне не надо для этого разводиться. Да я и не хочу, потому что другой муж может не позволить мне жить так, как мне нравится.

— Да, вряд ли это понравится другим мужьям, ведь мужчины — собственники...

— Большинство — да, но есть среди них бриллианты, как мой Джон. Его возбуждает сама мысль, что мной владеет кто-то другой, что я другому мужчине признаюсь в любви, пока он стирает мои трусики...

— Стирает ваши трусики? — и Даша с удивлением покосилась на меня, явно проведя параллели.

— Да, я понимаю, что вас это удивляет, большинство мужчин брезгует подобными занятиями, считая их унизительными. Потому что, большинство мужей стараются доминировать в браке, для них важно быть главными во всем, особенно, в глазах жены и знакомых. Они строят из себя этаких мачо, а занятие женскими делами как бы подрывает их мужской авторитет. Но для таких, как мой муж, подобные ценности не являются приоритетными, наоборот, унижения поднимают их тонус, вызывают у них желание, поэтому выполнение женских обязанностей они считают для себя благом. В моем муже много женского, и мне это нравится. Вам трудно понять, но, к примеру, ему доставляет удовольствие то, что я отвергла его пенис в пользу своих любовников. Он согласился с тем, что он плох в качестве стандартного любовника для активных сексуальных утех, зато он хорош, как пассивный помощник — он отлично умеет работать языком. Более того, если бы я ему предложила на выбор, что ему важнее — любой вид секса со мной, кроме кунилингуса, или только кунилингус, то он выбрал бы кунилингус, потому что именно это приносит ему максимальную радость. Лизать мою киску и мастурбировать свой пенис — это лучший вид секса для него. А до вхождения в меня пениса мужа дело обычно не доходит еще и потому, что он сам не может оторваться от своего любимого занятия (особенно, если моя вагина заполнена спермой любовника) и кончает, когда его голова находится между моих ног, — Даша опять покосилась на меня, вспомнив, как я сегодня позорно кончил во время кунилингуса, даже не вставив в нее свой член. Но я сделал вид, что не понимаю ход Дашиных мыслей, и продолжал пить вино без всякого выражения эмоций на своем лице. Я обратил внимание, что щеки моей девушки покрылись румянцем, она взволновано пыталась сформулировать свой вопрос, чтобы свести все возникшие параллели в одну:

— А скажите... Как бы это выразиться...

— Не стесняйтесь, меня трудно смутить, — хохотнула Мэри.

— Ну, речь не совсем о вас, а о вашем муже...

— Его уж тем более трудно смутить! Клянусь, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх