Cuckold. Три недели (4 часть)

Страница: 3 из 5

он сейчас сидит возбужденный после всего того, что я о нем наговорила, — Джон смущенным кивком подтвердил слова жены.

— У кого больше размер пениса — у мужа или любовника?

Мэри засмеялась:

— Разумеется, больше у Стива. Значительно больше! Если вы найдете пенис меньше, чем у моего мужа, то я сильно удивлюсь! Он у него крохотный, и после того, как я попробовала секс с настоящими самцами, мне его пиписька совсем не интересна...

И тут Мэри сообщила размер пениса своего мужа — он оказался даже чуть больше моего на сантиметр. Даша сглотнула, вновь взглянула на меня и задала контрольный вопрос:

— А ваш муж так же пассивно себя ведет и на работе?

— О нет, что вы! На работе мой муж агрессивен, и дома он нуждается совершенно в другом, таким образом, достигается гармония. Он успешный бизнесмен и зарабатывает достаточно, чтобы обеспечить деньгами и меня, и Стива... И мы с моим любовником прекрасно проводим время дома, пока мой муж на работе.

Видимо, у Даши все сложилось в голове: она вновь посмотрела на меня, но теперь без удивления, а так, словно она только что узнала про меня какую-то страшную тайну, будто бы я болен некоей неизлечимой болезнью, о которой я не знаю, а она не хочет мне об этом сообщить, чтобы не травмировать. И Даша перешла на другую, но не менее деликатную тему:

— А у вас было много любовников?

Мэри улыбнулась:

— Если честно, то я даже и не помню сколько. Но больше ста, это точно!

— Больше ста?... — у Даши сделались круглыми глаза.

— А у вас, деточка, при вашей внешности, их должно быть не меньше двухсот!

— У меня? Да нет, что вы...

— Никогда не поверю, что у такой красотки было мало любовников! Мужчины, наверняка, слетаются на вас, как мухи на мед. А попробовав разочек, уже не остановишься, захочется еще и еще. Или у тебя муж ревнивый, и ты боишься при нем признаться?

— Нет, я не даю ему повода для ревности...

— Ну и дурочка! — Мэри беззлобно рассмеялась, — Ты вроде современная девушка, а рассуждаешь как фермерша из захолустья.

Дашу, наверняка, больно задели слова про «фермершу», и она решила отомстить своей собеседнице:

— А разве это честно, ваш муж зарабатывает, а вы с вашим любовником развлекаетесь да еще и тратите деньги мужа?

— Милочка, вы считаете меня плохой женой? — она усмехнулась, — Поймите, то, что делаю я, доставляет удовольствие моему мужу. Если я прекращу подобный образ жизни, он будет тосковать, будет умолять меня, чтобы я изменяла ему вновь. Его удовольствие — мои измены. Это его вдохновляет и дома, и на работе. Не верите мне, спросите у мужа, — она вопросительно посмотрела на Джона. И тот произнес короткую, но важную для плана Михаила речь:

— Видите ли, Даша, у меня это второй брак. В первом браке у меня была правильная жена, которая мне не изменяла, и которая и слышать не хотела о любовниках. Мы не понимали друг друга, мы жили рядом, но при этом были далеки друг от друга. Мэри — моя вторая жена, и она дала мне все то, о чем я мечтал, чего мне не хватало. С ней мне хочется жить на этом свете, она вернула мне забытое чувство счастья и наслаждения. Никто так хорошо не понимал меня, как она: она ближе мне всех людей на свете и когда ее нет рядом со мной, и когда она изменяет мне, и когда она спит с любовником в нашей семейной постели, а меня выгоняет в гостиную. За Мэри я убью любого, если она меня об этом попросит — и этим все сказано.

Когда Даша растерянно извинилась перед всеми и вышла в туалет, Михаил обратился ко мне, подведя итог разговора:

— Все, круг замкнулся. Ты видел, как взволнованно задрожали пальчики Даши от нахлынувших эмоций? Теперь она знает две вещи: во-первых, ее прежние представления о принципах построения успешного брака рухнули, так как были как минимум не единственно правильными, а как максимум — ошибочными; во-вторых, описание Джона ей очень напомнила тебя, ее собственного мужа. Но она смотрела на тебя и не верила: неужели за этой маской состоявшегося мужчины скрывается такой же рогоносец, как этот белый американец? Так что рыбка попалась на крючок. А у нее же синдром отличницы, так что она будет докапываться до истины, чтобы ее брак был совершенным. Тем более, что открывшиеся ей знания сулят больше свободы, больше радости. И, кстати, еще одну важную вещь Даша услышала и запомнила (уверен на сто процентов!): Мэри ей сказала, что только деревенские дурочки не изменяют мужьям. Ее это зацепило и обидело, и это хорошо. Пусть все это разложится в ее голове по полочкам. Она — умница, и сделает правильные выводы. Не сразу, но сделает.

Когда после ужина мы с Дашей шли на дискотеку, она находилась в таком же задумчивом состоянии и молчала. А потом неожиданно задала вопрос, показав, чем заняты ее мысли:

— По-моему, то, о чем рассказала Мэри — это ужасно... Как ты считаешь?

Я с предельным равнодушием ответил:

— Трудно сказать, но по-моему они счастливы... А в каждой избушке — свои погремушки, так что не нам судить.

— Ее черный любовник все время ее лапал прямо при муже...

— Да, я тоже заметил. Но им всем это доставляло удовольствие, разве это плохо?

— Не знаю, не знаю... — Даша опять ушла в раздумья.

На дискотеке мы сидели с Дашей за столом и тянули коктейли. Михаила все не было. Я предлагал Даше пойти потанцевать, но она ответила:

— Да ну, одной чего-то неохота...

А меня она даже не рассмотрела в качестве возможного партнера по танцам!

Прошел час. Миши не было, и Даша, уже не пытаясь скрыть от меня, стала крутить головой по сторонам, выискивая нашего друга:

— Куда же Миша подевался, а?

Через пару композиций из толпы возник Михаил, который танцевал медленный танец с какой-то полуобнаженной мулаткой-красоткой. Его руки были у нее на попе, а она обхватив его шею крепко к нему прижалась и поцеловала в губы. Он ответил на ее поцелуй, и они слились воедино. Как и предполагал Михаил, устроивший эту провокацию специально для Даши, моя жена встала из-за стола и раздраженным голосом мне сказала:

— Дурацкая сегодня дискотека! Да и музыка слишком громкая, а у меня голова разболелась. Пойдем лучше в номер, я книгу почитаю...

И мы ушли в номер, где Даша приняла душ и сразу легла спать, попросив меня выключить свет. Я выключил и тоже лег. Когда я притворился спящим и захрапел, то Даша тихонечко встала, набросила что-то на себя и на цыпочках вышла из номера.

Я нацепил на себя шорты и выскочил следом, чтобы проследить, куда и зачем она пошла. А пошла она на дискотеку. Я не стал близко подходить, чтобы не оказаться замеченным. Через несколько минут я увидел следующую картину: Даша с Михаилом выходят с дискотеки, останавливаются неподалеку. Даша что-то ему выговаривает, активно жестикулируя руками. Боже мой, она устраивает Михаилу скандал из-за того, что приревновала его к той мулатке! Не смогла сдержаться и побежала к нему! Это ж что у нее там творится внутри, если она ночью пошла на выяснение отношений с человеком, с которым они даже ни разу не целовались? И вот она влепила Михаилу размашистую пощечину, развернулась и быстрыми шагами пошла в сторону нашего бунгало. Я бегом вернулся в номер, скинул шорты, лег и захрапел. Следом потихонечку вошла Даша, разделась, забралась под одеяло, уткнулась в подушку и тихо заплакала. Она плачет из-за Михаила?

Пятый день отдыха

Утром меня разбудил будильник. Обычно бодрая по утрам Даша даже не шелохнулась. Я поцеловал ее в щеку:

— Даш, время. Тебе на пробежку...

Даша приоткрыла глаза, лицо ее было припухшим после рыданий в подушку:

— Да ну, неохота сегодня...

— Сейчас же Михаил за тобой забежит...

Дашины бровки сдвинулись:

— Ну и пусть бежит, только без меня...

— Даш, ты чего?

— Надоел мне этот твой Миша, он дурак какой-то!...

— Но он же сейчас придет...

— Как придет, так и уйдет. Пошли его подальше, скажи, что я заболела!

Когда в номер постучал ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх