Похищение Гиласа

Страница: 1 из 3

Хвала богам Олимпа!

Теплое светло-голубое море с легкой белой пеной на гребнях волн у берега Мизии было потревожено множеством крепких загорелых ног, поднявших желтую муть со дна и напугавших мелких разноцветных рыбок.

Герои Эллады один за другим шумно спрыгивали с гордого «Арго» и спешили на песчаный берег. Мягкие темно-бурые водоросли, колышущееся большим ветвистыми кустами в соленой воде, мешали идти и цеплялись за ноги.

 — Славное место, — ступая на твердую землю, сказал Ясон. — Здесь мы немного отдохнем, а завтра утром — в дорогу.

Он прошелся по берегу, стряхивая налипшие водоросли с сандалий и оглядывая все вокруг.

Немного вдалеке находилась оливковая роща, а за ней выступал лес, с вытекающей из него реки. А дальше — бледно-серые голые горы.

Громкие голоса аргонавтов и шумный плеск воды потревожили тишину этого места.

Ясон повернулся к Гераклу, шедшему следом за ним вместе со своим другом Гиласом.

 — В лесу можно найти хорошее дерево и сделать отличное весло, — и, усмехнувшись, добавил, — вместо сломанного тобой.

Геракл засмеялся. И захотелось же ему предложить устроить соревнование на самого выносливого гребца. Вот теперь и ищи весло! Но зато, он — самый лучший!

Геракл стоял на берегу, сложив мощные руки на могучей груди и расставив мускулистые ноги. Мышцы на его теле поигрывали.

 — А ты вернись на корабль, — приказал Ясон Гиласу, — возьми кувшин и принеси воды из Киоса.

Хвала богам Олимпа!

Солнце почти уже в зените. Становится жарко. Зеленые крупные стебли красивой шелковой травы смягчают ход и делают пружинистой походку. Надо только пройти оливковую рощу, а дальше, за небольшим холмом, начинается тенистый лес, в котором можно передохнуть и набрать свежей прозрачной воды.

Гилас идет уверенно, бодро. Пустой большой кувшин с двумя ручками необременителен и нетяжел.

Вот буду рады аргонавты, когда он принесет вкусной лесной воды!

Та вода, которую из он принес из реки, — невкусная и мутная. Гилас невольно засмеялся, вспомнив, как Ясон плевался, надпив из кувшина.

Вот и роща. Здесь можно отдохнуть.

Юноша присаживается на небольшой холмик.

Голубое небо, приятное пение птиц, душистые цветы успокаивают и наполняют душу таинственным восторгом.

Гилас ложиться на траву и вскоре засыпает.

В прохладе оливковых деревьев ему снятся большие длинные комнаты дворца его отца, царя дриопов Тейодаманта. Они пусты и темны. Он — маленький мальчик — ищет кого-то или что-то... Но никого нет...

Гилас не слышит сквозь сон, как к нему подходит Геракл.

Тот останавливается рядом и любуется спящим юношей.

Гилас лежит на груди. Одна щека прижата к траве, другая смотрит в небо. Юношеское нежное красивое лицо с румянцем и мягкими черными вьющимися волосами безмятежно и спокойно. Перламутровые веки с длинными пушистыми ресницами, расположенные под разлетающими в стороны черными бровями, закрыты и неподвижны. Легкое, еле заметное дыхание, слегка тревожит чуть приоткрытые манящие алые губы, расположенные на красивом мужественном подбородке.

Геракл видит как мерно, в такт дыханию, двигается спина спящего друга. Ему очень хочется прикоснуться губами к этой красоте и ласкать юношу.

Он запускает руку в волосы Гиласа и, слегка взъерошивая их, очень нежно, чтоб не разбудить, гладит голову.

Затем опускается на одно колено и приближает свои губы к его губам, аккуратно целует, чтоб не спугнуть сон.

Дыхание не меняется — юноша все также безмятежно спокоен.

Гилас видит во сне, как в большом зале лежит человек на ступеньках перед троном... Он одет как его отец... Но на лице золотая маска с бычьими рогами... Человек лежит неподвижно в большой луже крови...

Геракл садится рядом. Он чувствует тепло тела юноши.

Его лицо нависает над лицом Гиласа. Он проводит языком по его губам и немного проникает в слегка приоткрытый рот. Губы открываются чуть шире, как бы приглашая войти в дыханье. Язык медленно входит в храм души, а губы прижимаются к губам.

Руки Геракла продолжают гладить волосы юноши и его спину.

Оторвавшись от нежных губ любимого, он проводит языком по щекам, и мочке уха. Как прекрасна и бархатиста кожа, к которой он прикасается. Язык, слегка лаская мочку уха, продолжает свои нежные движения, а губы прижимают и отпускают мочку. Юноша начинает слегка стонать во сне.

Гиласу сниться, как что-то большое, черное и страшное приближается к нему... Мальчик пытается бежать, но не может... Ноги вязнут во времени и сне...

Геракл переходит языком по плечам и спине, язык неудержим и блаженствует. По позвоночнику вверх-вниз, вверх-вниз. Юноша слегка стонет, еще не просыпаясь. Так же сонно переворачивается и ложиться на спину.

Геракл нежно целует его. Его язык идет от шеи к подбородку. От подбородка до груди и сосков. Легонько и очень аккуратно покусывает уже стоячие соски, переходя от одного к другому, не отрывая губ и продолжая целовать. Как же прекрасны эти сосочки, как они притягательны для губ.

Гилас уже откровенно стонет. Но сон продолжается — кто-то ласкает и целует его во сне.

Геракл с любовью смотрит на юношу. Он уже давно привык к нему. И относится нежно и заботливо, сделав его своим другом, помощником и оруженосцем. При взгляде на нежное лицо Гиласа, он добреет и улыбается.

Он продолжает целовать прекрасное тело. Лицо опускается ниже, мощное тело выгибается. Губы и язык опускаются к животу и находят впадинку пупка. О, как они страстно желают её! Язык касается волосиков, идущих от пупка и ниже, к тому, что пока еще сокрыто от взора хитоном. И снова язык продолжает свое путешествие. От подбородка до низа живота, от ткани, скрывающих вожделенное, и снова вверх к пупку и соскам. И снова вниз.

Юноша слегка выгибается и стонет.

Очень осторожно Геракл скидывает хитон с Гиласа. И ему предстает во всей красе великолепное тело его друга и любимого. Не касаясь того, что еще недоступно, губы и язык начинают обследовать бедра. Проводя языком по волоскам на ногах, целует внутреннюю часть бедер. Руки играют с сосками спящего красавца. Хитрый язычок иногда, как бы невзначай, касается сливок юноши.

Геракл старается не вспоминать, ту страшную историю, что произошла давным-давно, когда он однажды заночевал вблизи поселения дриопов и, проголодавшись, потребовал у их царя Тейодаманта быка.

Он видит, как поднимается и увеличивается великолепие юноши. Как же он притягателен в своем возбуждении, как маняще призывна его оголенная плоть. Губы целуют, и язык начинает исследовать эти две сферы, играя мягкими волосками. Поднимаясь вверх по стволу, слегка пригубляет его. Но не берет пока в свое желающее его ощутить лоно.

Гиласа начинает выгибать от желания.

Он открывает глаза. И понимает, что сон переходит в явь.

Он уже сам нетерпелив. И хочет друга. Именно с ним впервые познал любовь и нежность — Геракл сделал его мужчиной. Он хорошо знал и любил его могучее и красивое тело.

Но язык Геракла сейчас хитрее желания прекрасного юноши. Он продолжает изучать внутреннюю часть бедер. Губы покрывают поцелуями ноги и снова возвращаются к великолепию. Гилас не выдерживает и, взяв голову, от нестерпимого желания насаживает ее.

Геракл принимает это желание и впитывает в свой разгоряченный рот его великолепие. Язык просто сошел с ума от желания познать каждую частичку. А рот поглощает все его великолепие. Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз. И снова вверх.

Гилас блаженствует.

Получив отказ Тейодаманта, разгневанный Геракл напал на дриопов, убил их царя и похитил царевича Гиласа, который был еще маленьким мальчиком.

Гилас помогает руками, надавливая голову Геракла. Ему хочется, чтобы тот заглотал его целиком. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх