Выживание в другом мире...

Страница: 1 из 9

Часть первая.

Анастасия проходила мимо Казанского собора, направляясь в сторону Литейного проспекта, когда к ней подошел милиционер:

 — Здравия желаю. Майор Ничкин, Ваши документы, пожалуйста.

 — На. — сказала она, протягивая паспорт. Пока мент просматривал прописку, Настя равнодушно разглядывала пса закона. Тот был как все «ментазаврики» с пивным брюшком, в форме и при табельном оружии. Отличался только ростом, в нем было полтора метра, небольше, и курчаво-пушистая борода.

Насте вдруг представилось, что он здорово похож на гнома. От этой мысли она усмехнулась и выплюнула жвачку, которую усилено грызла, демонстративно чавкая.

 — Анастасия Игоревна Сурова? — спросил мент, глядя в паспорт. Девушка покивала в ответ, ехидно улыбаясь — ей было смешно такое поведение органов правопорядка — словно гестапо какое-то. Милиционер не услышав ответ, поднял голову на Аню. Уже открыл рот, чтобы повторить вопрос, да построже... и уткнулся взглядом на ухмыляющеюся и беспрерывно кивающую Настю. Пробормотав что-то про наглую молодежь, Ничкин снова уткнулся взглядом в паспорт, словно ожидая увидеть там признание в теракте. Через секунду поднял снова. Взгляд прищурен, пытлив и по «прокурорскому» строг. Спросил:

 — 4 ноября 1991 года рождения?

 — Там же написано. — Настя кивнула на паспорт. Мент ничего не ответил, продолжал смотреть на нее.

 — Ты «гот»?

 — Да. — с минуту помолчав, мент заговорил снова:

 — Почему, вместо учебы и семьи занимаешься черт и чем? Ходишь не понятно в чем, читаешь стихи о смерти... кромсаешь себя бритвой?... Это же бред полный и извращение какое-то! Заняться нечем? — мента словно прорвало.

 — Не твое дело! — дерзко ответила, словно кошка зашипела.

Помолчали.

Постукивая паспортом по ладони, майор Ничкин сказал:

 — А ты в курсе, что на улице после двадцати двух часов несовершеннолетним, без сопровождения взрослых находиться запрещено?

Настя это знала, но решила сыграть «в дурочку»:

 — Нет!

 — Вот теперь знаешь. — чуть помолчал, глядя на нее, мент добавил, — Так! Пойдешь со мной в отделение, оттуда пусть тебя родители забирают. Опасно на улице поздно вечером, потому и комендантский час устанавливают, чтоб, таких как ты педофилы не резали!

Этот «ментозаврик» уже собрался убрать ее документы, как Настя подскочила к нему и быстро тяпнула из рук свой паспорт. Ничкин успел повернуться боком и оттянуть в сторону руку с документами, но тех в руке уже не было. Настя быстро дала деру. Мент за ней бежал какое-то время, но быстро отстал.

Пропетляв по переулкам и по проходных дворам, девушка, наконец остановилась, тяжело дыша. Минут пятнадцать она восстанавливала дыхание, стоя в каком-то неосвещаемом дворе. Глянула на часы, те показывали три минуты второго ночи. Спрятав паспорт в карман легких хлопковых брюк, черного цвета, отряхнула руки и направилась прочь со двора, но натолкнулась на группу подвыпивших молодых людей.

Их было трое, все с бутылками пива, веселые и горлопастые. По прикидкам самой Насти им было по 19—20 лет. В полумраке дворика было плохо видно, но один был весьма недурен собой, как раз в ее вкусе. Если бы не одно «но» — он весьма мерзко ругался матом, как тупая бандитсвующая шпана. А мат она терпеть не могла.

Рост у парней был примерно одинаковым, что за одежда непонятно. Анастасия хотела развернуться, но подумала, что глупо и нелепо, разворачиваться и топать в обратном направлении, как раз в том в котором шли ребята. Поэтому она гордо пошла мимо них.

Ее сразу заметил тот, который находился справа: «Эй! Не хочешь провести время с веселыми парнями?» Он курил и алая точка его сигареты ярко выделялась на фоне темной стены подъезда. Настя промолчала, только головой мотнула туда-сюда, говоря этим жестом «нет», и двинулась обходить остановившуюся тройку слева, подальше от курящего. Тот снова спросил то же самое, но на этот раз в голосе чувствовалась обида. Может в темноте они не видели как девушка мотала головой, но когда она проходила мимо крайнего слева, тот схватил ее за руку и рванул к себе, в лицо ударил запах перегара.

 — Ты чо!? Мы ж тя вежливо спросили! — в ответ Настя резко врезала тому лбом в нос, с словами: «Пошел ты!»

 — Ах ты сука! — воскликнул, тот что был симпатичный, и разбил об асфальт бутылку пива. Перехватив поудобнее «розочку» подскочил к Насте, но она уже дала деру второй раз за ночь. К ее сожалению, и радости троицы, убежать от молодых парней оказалось намного сложнее чем от толстого мента. Они догнали ее в соседнем переулке, очень коротком, всего метров тридцать, перпендикулярно, соединяющий параллельные улицы, и одним своим концом, выходящим на набережную. В нескольких окнах горел свет, на третьем этаже и на пятом.

Когда ее толкнули в спину, девушка сбилась с бега и заплетаясь ногами врезалась в машину, припаркованную у тротуара. Кажется это был Форд Фокус. Тут же заверещала сигнализация. Настя обрадовалась этому визгливому писку, ведь он означал, что кто-то обязательно выглянет наружу и увидев алкашей придет на помощь, или даже ментов вызвонит.

Ее развернули лицом, и Настя сразу же двинула коленом промеж ног тому, кто поймал ее. Этот был с разбитым носом, тот которого она головой треснула. Он довольно ловко поставил блок и в результате девушка только больно ушиблась. Зашипев сквозь стиснутые зубы, влепила пощечину, но похоже он чего-то такого ждал, потому что отпускать ее не стал. Подбежал парень с «розочкой» и приставил острые края битого стекла к ее лицу. Она мгновенно перестала вырываться.

Тут сверху раздался звук захлопываемой форточки. Настя в первый раз в жизни пожалела, что в мире есть эгоисты и те кому «своя рубашка ближе». В этот момент ей стало неуютно от того, что она всю жизнь жила ради себя и плевала на всех остальных.

Анастасия скосила глаза и увидела неспешно подходящего парня с сигаретой, в второй руке он держал две бутылки пива. Тут парень с разбитым носом ударил ее в живот и у нее перехватило дыхание.

 — Костя, ебани ее еще разок! — весело предложил симпатичный. Костя, ударил ее снова и на этот раз отпустил. Настя медленно осела на асфальт, прижимаясь спиной к металлу машины. Наконец подошел парень с сигаретой и поставил пиво возле бампера.

 — А давайте трахнем эту блядь? — предложил он, когда оставил пиво.

 — Миша, ты чо? — это спрашивал Костя.

 — А чтоб, спесь с нее на хуй сбить! — ответил вместо него симпатичный.

 — Артур! Ты гений! Вот чо значица институт! — обрадовался Миха.

«Почему мне не везет с красивыми парнями?... Все мудаками оказываются» — думала Настя пытаясь вдохнуть хоть чуть-чуть воздуха.

Костя стоял в растерянности и его потеснили в сторону. Миха поднял Настю и как следует встряхнул с словами: «Не рыпайся, а то Артур тебе лицо на лоскуты порубает!» Не дожидаясь ее реакции, потянул через ее голову короткую (до пупка) черную майку с серебристыми иероглифами. Тут Настя замычала и завертелась, но Артур резанул ей по плечу «розочкой» и девушка закричала, громко-громко. Но крик мгновенно оборвался, потому что Миша ткнул кулаком в живот, сбивая дыхание.

Через полминуты нелепой борьбы, он стянул с нее майку и стал жадно мять ее обнаженные груди. По левой руке стекала тоненькая струйка крови. Перехватив ее за подбородок, Миха заставил ее смотреть ему прямо в глаза: «Вот теперь ты убедишься, какие мы хорошие парни!» — и поцеловал ее в засос. Настя снова замычала протестуя, но вырываться не стала. Плечо все еще жгло огнем.

 — Народ, ты совсем ахуел! Это ж макруха! — воскликнул Костя неожиданно трезвым голосом. Анастасия скосила на него глаза....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх