Загорелые попки. Часть 1. Мы едем на юг

Страница: 2 из 5

образом меня не купишь. Миша смирился.

А Света и Денис, были знакомы всего пару месяцев, и отношения у них были в самом разгаре. Хотя Света ещё не определилась, нравится ли ей Денис или нет (на этой почве у них случались очень резкие перепады в общении: от ругательств до страсти). Но, по крайней мере, у них чувствовалась страсть, которой между мной и Мишкой уже не было. И вот, в поезде я, вдруг, почувствовала себя сексуально привлекательной. Настоящей знойной красоткой! Мною любовались, меня хотели, а ощущение того, что ты способна нравиться и сводить мужчин с ума — это очень важно для любой девушки. И болтовня с Мишкой от этого стала получаться именно такая, какая была нужна: лёгкая, весёлая, непринуждённая, с флиртом. Я даже почувствовала влечение к своему парню и была не против, когда он, порою прижимал меня к себе ласково.

Очень часто мы ходили в тамбур курить, и там к нам подошла Анжелика — та самая — № 2 в рейтинге Фаата, и попросила сигарету. Только тайком, чтоб родители не засекли. Покурив, сунула в рот жевачку. Потом мы часто тайком курили вместе. Анжелика оказалась на удивление взрослой в общении, хотя ей оказалось действительно всего 16 лет. Мы подружились.

Мы также познакомились с высоким молодым чернооким красавцем, которого звали Виталик. Но он, видимо, уже с утра начал прикладываться к бутылке, поэтому с ним разговаривать было не интересно. А вот с Фаатом, наоборот, оказалось очень весело. Он часто стоял с нами в тамбуре. Что-нибудь да сморозит. Он оказался совершенно простым парнем...

Это случилось ночью. Когда все уже легли спать, наша четвёрка ещё долго торчала в тамбуре, потом мы стояли возле каюты проводника, возле открытого окна, пили пиво, старались не шуметь (Фаат то и дело присоединялся к нам, потом снова убегал по делам). Легли мы самые последние.

Чтоб было удобней спать, я сняла шорты, и осталась в маечке и кружевных чёрных трусиках. Укрылась простынкой. Миша на верхней полке долго ворочался, пока не заснул. Приятно было покачиваться на своём койко-месте. Под ритмичный стук колёс я уснула. Но тут же проснулась. Проснулась оттого, что мои ноги кто-то трогает. Простынка, на мне, прикрывала меня сверху, до колен, а снизу — ноги были открыты. И чьи-то руки — стали меня трогать, чуть выше колен, забираясь дальше, под простынку, и слегка её сдвигая, тем самым обнажая мои ноги всё больше и больше. Сначала я думала, что это Миша соскучился настолько, что решил поиграть со мной, поэтому я продолжала делать вид, что сплю. Но внезапно я подумала: «А вдруг это не Миша?» — и от шальной этой мысли сердце в груди застучало сильней. Тогда кто? Фаат? А может и он. Проходя мимо, задержался, и стал смотреть на мои голые ноги. А потом начал их гладить, получать запретное удовольствие. Он настойчиво задирал простынку выше и выше. Скоро и до трусиков дойдёт. А вдруг это сосед по купе — Николай? Ему ведь всех ближе. Весь вечер он не спускал с меня глаз. Неужто я соблазнила его своими ногами настолько, что он ночью тайком решил их погладить. Я слегка приоткрыла глаза, и увидела склонённую фигуру. Но это был не мой Миша, и это был не Фаат, и что самое интересное, это был даже не Николай, ноги мои гладил толстенький парнишка из диагонального купе, сын Хрюши, Паша. Это же надо! насколько сперма ему в голову ударила, что он рискнул на такое рискованное действие. Я чувствовала, как дрожат его толстенькие пальцы и пухлые ладони. Я видела, как блестят его глаза, какое безумное возбуждение написано на его лице. Осталось совсем чуть-чуть, и он обнажит мои трусики. Я догадалась, что он не спал и видел, как я перед сном сняла шортики. Определенно, это его возбудило настолько, что он дождался, когда я усну, когда все уснут, слез со своей полки и начал трогать мои ноги. Ну, всё, последнее движение, и он обнажит мои трусики, но послышался шум. Паша отпрянул, и пошёл по коридору в туалет, как ни в чём не бывало.

Я лежала и чувствовала, как гулко стучит моё сердце. Я призналась сама себе, что мне понравилось это запретное ночное поглаживание. Кто-то тайком ото всех наслаждался моим телом. Забавно. И к тому же приятно. Ну и что, что это оказался всего лишь 15-летний озабоченный паренёк. Всё равно приятно. А если он вернётся и продолжит меня щупать, что мне делать? Начать ворочаться, чтоб его спугнуть? или позволить ему прикоснуться к моей киске, пусть погладит её? Я поняла, что не против того, чтоб он прикоснулся к моей киске. Я как представила себе это — сердце радостно застучало в груди. И тогда я, на волне каких-то сильных чувств, взяла и сделала тот самый поступок. Совершила действия, которые не должна была совершать, и легла в ту же самую позу. Осталось ждать, когда Паша вернётся. Он вернулся. Прошёл к своему месту, якобы попытался залезть на свою полку, а сам смотрел, все ли спят. Когда он убедился, что все спят, он снова подошёл ко мне. Я изо всех сил делала вид, что сплю, а у самой сердце в груди стучало, как сумасшедшее. Паренёк снова прикоснулся к моим ляжкам, стал их гладить, а потом сдвинул простыню вверх, и увидел, что на мне нет трусиков. Пока он ходил в туалет, я сняла с себя трусики. Именно поэтому я так разволновалась. Паша опешил, глядя на мою голую, гладко выбритую киску. А мне было так приятно, что я чуть не улыбнулась. Я старалась лежать спокойно. Наконец, Паша дрожащими пальцами прикоснулся к моей киске, скользнул по моему лобку, прикоснулся к моей половой щели, начал гладить лепестки половые губ. Он всю ладонь очень осторожно засунул мне между ног и сжал мою вульву. Мне это так нравилось! А потом Паша слегка приподнял мою ногу, согнул её в колене, другую отвел в сторону, распахивая мою киску. После чего он просунул голову и начал лизать мою щёлочку. Мурашки побежали по моему телу. Мне было так приятно! Лишь бы только мой Миша не проснулся и не увидел этой картины: пухлый подросток трогает его девушку за интимные места, и лижет её киску. Я хотела, чтобы весь вагон спал, а Паша продолжал бы лизать у меня, и засовывал в меня свои юные, дрожащие от страсти пальцы. Язык его приятно щекотал меня снизу, а дыхание обжигало.

Снова послышался шум. Паша вскочил, но — успел одёрнуть на мне простынку, прикрыв мою киску. Одним движением он вспорхнул на свою полку и притворился спящим. Дурак. Только разогрел меня. Что мне теперь делать? Не могу же я лежать в полном вагоне и мастурбировать. Очень тихонечко я осторожно, незаметно, надела трусики и постаралась унять зуд моей возбуждённой киски. Короче, от возбуждения я почти не спала.

2 день.

Продавцы газет, напитков и всяческой чепухи появились с самого утра. Они шныряли по проходу туда и сюда, не давая покоя. За окном ландшафт сменился, теперь там преимущественно пролегали степи с редкими лесными островками, одинокими деревеньками. Проехали небольшую речку. Я сходила в туалет, умылась. Потом долго сидела и красилась — наводила красоту. Начали завтракать, и тут случилась неприятность: Миша поспешил и пролил на мои шортики кофе. Криворукий! Что мне теперь делать!? Я начала рыться в вещах, но шортики у меня были одни — те которые на мне. Оставалось только снять их вместе с футболкой, и надеть тунику. Хотя это будет выглядеть чересчур сексуально, и надо будет постоянно смотреть, чтобы она не задралась, следить за своими позами, за подолом, чтоб не светить трусиками — но другого варианта не было. Когда я вышла из туалета в тунике — я получила новую порцию восхищённого внимания от мужчин нашего вагона. Хотя словами никто ничего не сказал, по взглядам я поняла, что все в восторге: и тот солидный мужчина, и его молодой высокий черноокий сосед, и Николай, и Хрюша, и, конечно же, его проказник сын, который ночью тайком трогал меня, и не только трогал... И, конечно же, Миша мой тоже был в восторге. Я давно отметила в нём странную раздвоенность: с одной стороны он меня ревнует и хочет считать своей собственностью, с другой ему нравиться, когда я показываю себя во всей своей сексуальной красоте....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх