Шел дождь

Страница: 3 из 3

вылизывает поверхность прямо под напряженными сосками и пытается сбежать еще ниже, к самому пупку, но там несокрушимой стеной стал пояс юбки. Незнакомка приподнимает бедра и у него появляется шанс избавиться от преграды. Его ладони проворно поднырнули под ее попочку и перевернули юбку задом наперед, открыв миру тайну ее застежки. Замок повержен и юбка сброшена к ногам. Язык интенсивно начинает совершать замысловатые па вокруг пупка, изредка туда ныряя.

Вся тяжесть мира собралась внизу ее живота, приятно давила и поднывала, вызывая негу и истому, пропадая лишь от щекотки, когда озорник нарушал покой Его Величества Пупка. Теперь «сдавал банк» он: демонстративно положив свой указательный палец правой руки на ее полураскрывшийся рот, принялся водить им по ее алым пухленьким губкам. Они пытались его поймать, опираясь на помощь ее ровненьких, беленьких зубок, и заточить в свои глубины, но им это не удавалось, до тех пор, пока в дело не вмешался ее язычок, который в миг его укротил, сладострастно лизнув. Получив порцию живительной влаги, бесстыдник кинулся к правой «вишенке» и принялся ласкать ее, то слева, то справа. Язык, тем временем, продолжал нагнетать напряжение, сосредоточенно гуляя по низу ее живота, пытаясь проникнуть за тонкую ткань ее черных бикини. Ему это иногда удавалось, и тело послушно выгибалось к нему на встречу, помогая проникнуть дальше, но как бы ни был он настойчив, его длины явно не хватало. Тогда его губы принялись исследовать поверхность ее тела, спрятанную под легкой тканью бикини, прихватывая и слегка приподнимая тонкие кружева и одновременно стягивая вниз. С начала дело пошло и ткань уступила, сползя на сантиметров пять и обнажив весь прелестный животик и небольшую полосочку волос на верхней части лобка. «Все дальше без помощи рук не получится» — отпечаталось в мозгу. А если ее еще «распалить»? Сказано — сделано, и губы начинают легко прикусывать (без зубов) ее бедра, начиная от края и к середине, почти щипковый массаж, но гораздо нежней и приятней, потом подключается язык, толчками разминая поверхность бедер, неимоверно усиливая напряжение всего тела и низа живота в частности. Все усилия сходятся к ее лону, скрытому черной тканью бикини, но уже набухшему и мокрому от предвкушения наслаждения...

Волна новых ощущений обдала ее жаром желания. Он пробирал все тело, до самых костей. Колени широко раздвинулись, бедра приподнялись вверх, прижимаясь к виртуозному рту кавалера. Плавными движениями таза влево и вправо, ее разгоряченное естество пыталось зацепить тонкие кружева бикини за кончик его языка, дабы стащить их совсем или хотя бы сдвинуть в сторону, чтобы не мешали парить в безднах Вселенной. Юркий язычок, прижавшись к внутренней стороне бедра у самой промежности, мягко придавил ее и стремительно проник за край ткани, окунувшись во влажную мякоть ее «киски». «Какая она вкусненькая и сочная, как спелый крымский персик, хочется впиться и высасывать всю без остатка, долго смакуя каждую капельку ее сока... «.

Тем временем, почувствовав в своих «владеньях» чужака, истекающий нектаром «плод», стал его быстро поглощать. Сначала только самый кончик, исследующий скользкую и гладкую поверхность ее больших половых губ, затем нежные лепестки ее малых губок, затем, глубже, еще глубже... Женские руки схватили за волосы незнакомца и сильно прижали его голову к своей промежности. Тысячи микроскопических иголок пронзили гибкое тело. Из глубины поднималась яркая волна непередаваемого словами удовольствия. Язык, раздвигая половые губы, проникал в самые сокровенные места, то нежно и ласково массируя стенки влагалища, а то имитируя вставший на дыбы мужской член, ворвавшийся в податливую и озорную «дырочку» и неистовым тараном терзающий вот-вот обрушившуюся преграду. Шикарные трусики сейчас только мешали одаривать ласками истосковавшуюся по поцелуям «девочку». Пришла их очередь сойти со сцены. Они выполнили свою миссию, разожгли желание и воображение. Прихватив с боков средним и указательным пальцами левой и правой руки легкую резинку он потянул их на себя, и они легко соскользнули вниз до щиколоток, а далее совсем покинули место действия, будучи заброшенными на переднее сиденье. Расправившись с последней преградой, неутомимый труженик набросился на раскрывшиеся половинки волшебной раковины с новой силой, рьяно разыскивая скрывавшуюся в глубине Жемчужину. Подхватив в широкие ладони ее крепкие ягодицы, он резким движением притянул к себе «грот любви», проникнув языком в самые укромные уголки таинственной пещеры. Очутившись в потаенных местах, герой не растерялся и начал сосредоточенно продвигаться то вверх, то вниз, то в стороны. Дотошно ощупывая волнистые стенки пещеры, он удивлялся их мягкости и твердости. Усилия были вознаграждены и вскоре очередная порция влаги покрыла стенки влагалища. Он почувствовал, как судороги резко свели ее мышцы, она рефлекторно вдавила его голову в свою промежность и ее тело охватили сладкие подергивания, вылившиеся в волны дикого оргазма. Сильно дернувшись последний раз и издав протяжный стон, нимфа ослабила хватку и минуту довольно мурлыкала и поглаживала его жесткие волосы. Затем как бы очнувшись ото сна, незнакомка хищно взглянула в глаза человеку, доставившему ей неземное удовольствие, и сказала: «Это было Нечто... , я отплачу тебе той же «монетой». «Давай-ка мы немножечко смажем твоего героя моими сладкими губками!» Опустившись пониже она, придерживая левой рукой его твердый пенис, провела язычком от мошонки до головки, еще раз и еще. Мужские руки блуждали по ее волосам, лаская и обволакивая нежностью и страстью, а она наслаждалась сама и дарила его незнакомцу. С упоением засасывая и облизывая языком его «острие копья» горячее и упругое, словно только что вынутое из доменной печи: с пылу, с жару. Не в силах более сдерживаться, легко схватив ее чудесные ушки, он потянул ее милую головку с жарким ротиком на себя, пытаясь достать своим жезлом до ее гланд. Она радостно помогала ему в этом, а затем полностью отпускала член наружу, плотно охватив его губами и не желая с ним расставаться. «А теперь мы познакомим твоего сорванца и мою скромную девочку поближе, сеньор не против? Только я сначала надену на него латексный костюмчик и ты даже не заметишь как. « Быстрым движением она надорвала упаковку презерватива и вытянула на свет, стесняющийся шарик, мечтающий с момента изготовления побывать в гостях у гостеприимной «норки». Мечты сбываются — Газпром.  Шарик легко перекочевал в ротик незнакомки и занял позицию между губками и зубами, так сподручнее без ручек очутиться на самом острие главного «удара». Операция прошла успешно. Сеньор облачен в полупрозрачный фрак и пританцовывает от предстоящего удовольствия, покачиваясь из стороны в сторону. Жадно взирая на достигнутый эффект незнакомка приподнялась на ногах и перекинув правую ногу через его колени, прижалась голым животом к его стоящему вертикально и одетому по парадному расчету гвардейцу. Ее розовые соски очутились прямо напротив его рта, чем он беззастенчиво воспользовался. Левый, вызывающе торчащий сосок, утонул в глубине его горячих губ. И нечленораздельное мычание и урчание оглашало салон «Мерса», а ягодки были еще впереди. Ловя кайф от посасываний груди, она приподнялась на ногах и совместила «пестик» незнакомца с сердцевиной раскрывшейся «розы» и слегка присела. Кончик головки чуть прижал и деловито раздвинул лепестки ее набухших губок. Она чуть подвигала бедрами вперед-назад и влево-вправо и краем глаза увидела, что его взгляд прикован к этому волшебному зрелищу. Продолжив так понравившийся публике иллюзион, она приподняла таз и снова выскочил из «гнезда» «маленький птенчик», приветливо замахав головкой в латексе. Живописный вид открылся глазу. Ее статную фигуру скрывала темнота, только зеленоватый, рассеянный свет приборной доски мягко струился позади незнакомки, пробиваясь между ее ног и подсвечивая, как в театре теней два заостренных лепестка ее лона. Немного в стороне матово поблескивал облаченный в тонкую резину член, обильно смазанный ее соком. «Остановись, Мгновенье! Ты — прекрасно!» — пронеслось в голове, жаль, что я не художник, и не фотограф, а то бы чудная получилась картина. Он опять поймал губами ее сосок, на этот раз ласки достались правой груди. Нимфа, застонав от блаженства, опустилась на всю глубину своей распаленной «норки» на «поршень». Слегка покачав бедрами и широко раздвинув в стороны колени она почувствовала, что разгоряченный поршень достиг ее самой потаенной точки и ласково трется о нее. Наклонившись вперед и сильно прогнув спину в пояснице, она ощутила, как его упругая плоть массирует стенки ее киски, сладкая дрожь прокатилась по разгоряченному телу. Его бедра тоже задвигались. Их движения слились в одно. Он помогал себе обеими руками, лежащими на ее крутых бедрах, насаживая ее плоть на свой стержень.

Гибкое тело вторило его движению, яростно насаживаясь на вертел и достигнув дна, замерев на мгновенье, неутомимо взлетало вверх. Голову ей приходилось нагибать к его шее, чтобы не удариться о потолок. Руки скользили по спине, словно пытаясь найти опору и покрепче ухватиться. Вверх-мгновенье-вниз, и снова, вверх-мгновенье-вниз. Покачиваясь, как на качелях, на крепких мужских бедрах: снова — вверх, вниз, вверх, вниз — она скользила по бурному морю наслаждений. Мужские руки с ее гибких бедер перетекли на смачную попку и с силой сдавили упругие ягодицы. Член, мягко сдавленный стенками влагалища, пребывал на седьмом небе блаженства от этих сексуальных экспериментов с положением бедер. Поднимаясь вверх, киска почти выпускала трубчатого монстра из своих недр. Внутри оставалась только головка, страхуя хозяйку пещеры, от того, что гигант не вернется обратно. Но он и не думал удирать, ему было очень хорошо, тепло и влажно, он нырял и купался в таинственной, волшебной реке удовольствий. Захватывающий танец продолжался. Его крепкие руки стали неистово прижимать к себе широкие бедра партнерши в момент самого глубокого проникновения в нее. «Ооох-оооу» — только и шептали разгоряченные губы дивной жрицы...

Содрогания волнами прошли по их телам. Ее разогретые и покрытые стыдливым румянцем «девочки» мягко колыхались и подрагивали, веки прикрыли глаза, нежелающие видеть ничего, кроме бескрайних просторов Его Величества Оргазма, охватившего все клеточки бренного тела, до самых пяток. Какие-то милые глупости лезли в ее голову, безбрежный океан нежности к этому человеку поглотил все другие чувства. Только бы это никогда не кончалось! Как это прекрасно! Какой неописуемый экстаз! Бурный восторг, яростно кипящий внутри, доводит до первобытного безумства! Дикое блаженство разрывается как бомба, переходя в пик наслаждений и вырываясь наружу из всех отверстий: через раздувшиеся ноздри вырывается раскаленный воздух, рот издает долгожданный победный звук тысяч фанфар возвещающих о взятии неприступных стен города. Переполняющая «жерло вулкана» магма вырывается из мужских глубин и стремительно несется наружу, заполняя собой все уголки сказочной пещеры, навстречу ей из волшебного источника рвется к свету тягучий сладостный нектар женского начала, столкнувшись внутри вагины, представляющей собой сейчас один, огромный, живой, оголенный нерв, они растекаются по уставшим бедрам и ногам, словно потоки клея, желающего навсегда соединить эти две половинки пазла, которые соединила в этот осенний вечер Ее Величество Судьба. Еще долго они сидели, тесно прижавшись друг к другу, боясь упустить это мгновенье радости. А дождь все шел и шел, наверно кто-то Наверху уснул и забыл выключить воду в ванной, а она уже льется через край, Хозяину невдомек, он сладко посапывает... Но этим двоим было уже не холодно, им было тепло и уютно в этом одиноком автомобиле на осенней поляне. Они сегодня нашли друг друга.

e-mail автора: frend1963@yandex.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Anonymous
    1 (гость)
    5 июля 2014 18:35

    Рассказ ну типа шекспира или толстого... смысл порнорассказа потерян за вычурной напыщенностью «высокопарного шедевра». Столько бессмысленных синонимов простым вещам...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    1 июня 2016 19:55

    Да уж, романтик — он и есть романтик. Такого наворотил... Вычурность и витиеватость языка просто зашкаливают, создаётся впечатление, что цель написания — процесс ради процесса. Ведь о чём рассказ? Увидел на остановке, посадил в машину, приласкал и оттрахал. И всё. Но автор расстарался на три страницы смачного смака. Одно слово — романтик. Но если глянуть на комментарии к разным рассказам, то там автор очень даже кусачий критик. А здесь, как сладкий мармелад.
    Как бы ни было, я прочитал с удовольствием. Хорошо, что на сайте и такие романтики были.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх