Прощение

Страница: 2 из 4

юбка до колен, легкая кофта и высокие черные сапожки.

Когда я подошел, Настя обняла меня и попыталась поцеловать. Однако укололась о мою щетину.

 — Ты опять колючий! — надув губки сказала она.

Она всегда так делала и говорила, когда я подолгу не брился. Просто у неё на лице была очень нежная кожа.

 — Не успел, извини. — Ответил я.

Настя вздохнула и поцеловала меня в губы! Аккуратно, стараясь не уколоться. Потом сделала шаг назад и стала меня рассматривать. Минуту или две мы так простояли. Я тоже её рассматривал и заметил нечто странное в её поведении. Что-то не так было с её руками! Она как будто не знала, куда их деть. Она то поправляла юбку, то приглаживала волосы, то терла их друг о друга. Это меня озадачило. Обычно так люди делают, когда волнуются. Может Настя волнуется из-за встречи со мной? Да быть не может.

 — Ну, давай отъедем куда-нибудь. — Вдруг сказала она.

Мы сели в машину. Изнутри она оказалась меньше, чем выглядела снаружи. Я вспомнил её старую машину, та была попросторней.

Настя выехала с заправки и поехала в сторону дворов. Её манера водить изменилась. Появилась какая-то озабоченность.

Она заметила, что мне не очень удобно сидеть и улыбнулась.

 — Тесная машина? — спросила Настя.

 — Да нет, нормальная... но старая была лучше! — Ответил я. — А куда старая, кстати подевалась? Продала?

 — Она сломалась. Но я всё собираюсь её в мастерскую отогнать, чтоб починили! Просто некогда... Вот и купила новую.

Мы остановились возле павильона. Настя взяла сумочку.

 — Я жвачку куплю. Тебе чего-нибудь взять?

 — Нет. Хотя можно сока.

 — Какого?

 — Не принципиально...

Она улыбнулась и стала вылезать из машины.

 — Я покурю? — Спросил я.

 — Конечно! — несколько растерянно ответила Настя. — Только окно открой.

Одарив меня улыбкой, она пошла в павильон. Я открыл окно и закурил.

Что-то с Настей не так. Какая-то она странная. Наверно с мужем проблемы. Я у неё, получается, как громоотвод. Ну, если она думает, что я по первому зову упаду к её ногам, то она сильно заблуждается. Нет, я конечно рад её видеть и чувства мои к ней никуда не делись. Да и влечение есть, но добавился какой-то барьер. Мне трудно будет через него перейти. Может быть, если я точно буду знать, что она искренне хочет меня вернуть... Тогда всё возможно.

Настя вышла из павильона и села в машину. Она протянула мне бутылку сока и бутылку минералки.

 — Если воду не будешь, положи пока в «бардачок». — Попросила она.

Настя завела машину.

 — Отъедем немного, — пояснила она.

Мы отъехали вглубь двора и встали под огромным деревом. Вокруг сплошным ковром лежали желтые опавшие листья. В-общем романтика!

Настя отвернулась от меня, достала зеркальце, быстро осмотрела своё лицо, поправила волосы и снова повернулась.

 — Ну, рассказывай, как живешь, — мило улыбнувшись попросила она.

 — Да чё рассказывать... Всё, как всегда! Ты то как? Как сын?

 — Сын хорошо. Он у моих родителей сейчас.

 — А Виолетка как? — спросил я, вспомнив о том, что у неё была собака.

 — Тоже хорошо. Она тоже у родителей.

 — Весело сейчас, должно быть, твоим родителям. — Попытался пошутить я.

 — Да уж. — Улыбнулась она.

 — Ну а, что ж ты грустная такая?

Настя на минуту задумалась. Вдруг на глазах выступили слезы и она, еле сдерживаясь, чтоб не разреветься, стала рассказывать.

Она рассказала, что уже через несколько недель после свадьбы она поняла, что любит меня и, что эта свадьба была ошибкой. Но уже было поздно, что-то менять, ведь она уже была замужем, и ей очень хотелось, чтоб у неё была семья! К тому же она была беременна. Это, как она сказала, была главная причина замужества. Этого парня Настя не любила, просто у них завязался роман, и в итоге она «залетела». Ну, а он, естественно, предложил ей выйти за него. Он её тоже не любил. Очень скоро у них начались ссоры. Рождение ребенка их несколько примирило, и Настя подумала, что теперь у них всё будет хорошо. Потому и меня она тогда попросила оставить её в покое. Однако ссоры вскоре снова начались. А потом Настя узнала, что муж ей изменяет. В-общем они уже чужие друг другу люди, и в последнее время почти не общаются. Он то в командировках, то живет где-то в другом месте.

Это то, что я понял из её сбивчивого рассказа. У меня было очень странное чувство. С одной стороны мне, конечно, было жаль Настю, я видел, что ей очень плохо. Но с другой стороны у меня появилось какое-то злорадство. Где-то в глубине души мне было приятно, что ей воздается за то, что она сделала мне.

Рассказывая, Настя всё-таки не сдержалась и расплакалась. Кончив рассказ, она уткнула лицо в ладони. Я смотрел на её вздрагивающую голову, и мне очень захотелось её утешить. Протянув руку, я стал гладить её по волосам. Мне нравились её волосы, нравилось касаться их.

Настя подняла голову. Лицо её было красным, тушь потекла. Мгновение она смотрела на меня, после чего придвинулась ко мне, обхватила меня руками, положила голову мне на плечо и снова расплакалась. Я обнял её. Прижал к себе, как можно крепче. Обнимая её, я отметил, что она располнела. Но все-таки это по-прежнему та Настя, которую я любил. И вот я снова чувствую её горячее тело.

Несколько минут спустя Настя, наконец, успокоилась и перестала плакать. Подняла голову и посмотрела на меня глазами, полными нежности. Она проводила ладонью по моим щекам. Потом поцеловала меня в губы. Страстно. Я стал отвечать ей. Я видел, что она колется о мою щетину, но старается не подать виду.

Мне очень захотелось коснуться её груди. Я стал засовывать руку ей под кофту, но она меня вдруг остановила.

 — Подожди! Здесь народу много! — Она кивнула на прохожих, которые непонятно откуда вылезли. — Давай отъедем.

 — Ну давай. — Ответил я.

Охватившая меня страсть вдруг отступила. Я откинулся на спинку. Настя в это время достала зеркальце и какую-то пудру, и немного привела себя в порядок. После этого мы двинулись в путь. Мы не стали выезжать на главные дороги, а ехали окружными путями. Я понял Настин замысел — мы ехали на берег. Там можно было найти уединенное место. Во всяком случае, уединенное в это время. Мы раньше время от времени ездили на берег.

Ехали мы молча, хотя было видно, что Настя хочет что-то сказать.

 — А помнишь, как мы раньше ездили? — Наконец спросила она. — Загород или просто катались. Ты мне руками ножки гладил и... ну... писечку. Чтоб я возбудилась... Помнишь?

 — Помню. — Ответил я, наверно несколько прохладно, потому, что Настя снова умолкла.

Конечно, я помнил эту нашу игру. Я ласкал её руками во время поездки. Очень часто она так возбуждалась, что сворачивала с дороги в укромное местечко, и мы занимались сексом прямо в машине. Хотя иногда её терпения хватало, и мы доезжали до её дома. И уже там предавались любви.

Я посмотрел на Настину ногу. Видна была только коленка. Остальное было скрыто юбкой и сапогом. Я аккуратно коснулся коленки. Настя сделала вид, что не замечает. Она по-прежнему смотрела на дорогу, не отрываясь, но на её губах появилась лёгкая улыбка. Я провел рукой по бедру, пытаясь задрать юбку. Настя немного приподнялась, чтоб не удерживать её. На ней были красивые чулки. Она вообще любила носить чулки и знала, что мне нравится, когда она в чулках. Я стал аккуратно гладить её бедро. Настя закусила нижнюю губу. Мои прикосновения её явно заводили. Я коснулся пальцами внутренней стороны её бедра. Настя вздрогнула. Это уже было похоже ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх