Дневники отдыхающих 1. Коктебель 2008.

Страница: 11 из 23

много вина, муж, все обнажённые... Меня приглашает на танец голый парень, который, судя по эрекции, предпочёл бы не танцевать, а заняться со мной сексом. А я, между прочим, предпочла бы ему отдаться! И не только ему, как я сейчас понимаю. Я бы хотела отдаться всем по очереди и без! А мешает этому беспределу только мой, горячо любимый мною, супруг. Парадокс!

Миша шепчет мне, что я ему нравлюсь. Я нагло отвечаю, что это заметно и без слов, и для меня это лучший комплимент. Мы о чём-то болтаем весь танец. И весь танец моя попка в его ладонях, а в пузо мне упирается твёрдый Мишин ствол. Ну и целуемся, конечно! Я уже не стесняюсь. Я, к тому времени, уже достаточно пьяна, чтобы перестать отвлекаться на какие-либо условности.

Периодически ловлю взгляд Димона, но отмечаю также и димонову эрекцию. — Поэтому танцы продолжаются. И продолжается съёмка на видео. Камера переходит из рук в руки. Мы с Викой — тоже. Мужчин много, а нас с нею мало. Всем хочется оттанцевать с пьяным женским телом!

И каждый раз они жгут своими горячими пенисами мой пах. У меня до сих пор ощущение, что внизу живота присутствует выемка от вжимавшихся в моё тело концов. Впрочем, несколько раз я замечала эти самые концы у себя в руках, но со стопроцентной долей вероятности определить чьи, — не могу. А уж сколько раз мне в попку пальцы запихнули, я даже и считать не пыталась! Благо, всё это действо совершалось при свете телевизора, и большую часть происходящего не видел ни Димон, ни камера наших доморощенных операторов.

Ну, и перекуры, конечно, как же без перекуров! В редкие мгновения, когда мне удавалось вырваться из рук перевозбуждённых самцов, я сбегАла на кухню, перекурить. Не помню, чтобы хоть раз я там перекуривала в одиночестве. Поскольку, перевозбуждённые самцы, видимо, боялись меня потерять. А также не желали оставлять в покое мои прелести. Так что, все мои редкие перекуры сопровождались безостановочными незатейливыми ухаживаниями, которые выражались в откровенном ощупывании всех, доступных для рук, частей моего излапанного тельца.

Помню, — стою с сигареткой в руке, рядом, на корточках расположился Серёга, тоже с сигаретой, и через затяжку целует меня между ног и лижет мне клитор. Я, для его удобства, бесстыдно отставила ногу на табуретку. А напротив нас курит Виталик, неторопливо мастурбирует, наблюдая за нами. А я смотрю в глаза Виталику. И прусь от этого! И очень хочу кончить, но мешает музыка и постоянное хождение всех и повсюду.

Потом я опять танцевала. В том числе, с Димоном. Он мне пытался рассказать, как Вика трогала его за член. А я рассказываю Димону, что у меня уже попка болит от пальцев. Он тут же лезет туда пальцем, чтобы проверить. — Вот только его пальцев там не хватало!

В какой-то момент я ухожу в туалет. Блевать, извините. Вино, хоть и вкусное, но его слишком много для моего маленького организма. Я спокойно блюю, умываюсь и сажусь пописать. Мне становится легче. Потом меня находит мой драгоценный муж. Как он и написал в своей части эпопеи. Меня почему-то впечатляет его толстый, стоячий орган, я ему сосу.

В тот момент мне ужасно хочется поднять себя с унитаза и заняться сексом по-человечески, но Мишаня с камерой в руках разрушает мои планы, поскольку ни я, ни Димон, не потрудились закрыть за собою дверь в ванную. Я продолжаю работать ртом, Димон тяжело дышать, Мишаня — снимать. Я смотрю в объектив. — Это прикольно! Тем более что свет в ванной включен. Пару месяцев назад, да нет, — неделю назад, могла бы я такое себе хотя бы представить!? — Делать мужу минет при посторонних!? На видео всё это фиксировать!? Я даже сейчас возбуждаюсь, вспоминая.

Потом мой благоверный тащит меня танцевать. В комнате разврат. Это я тоже помню. Миша успевает увести меня из-под Димонова носа. Мы с ним начинаем изображать танец. — Я держу его за член (по размеру Мишаня чемпион), пытаясь дрочить, он меня — за грудь. И целуемся, конечно. Только я хочу пристроить этот член к своей киске, — как кто-то суёт мне в руки стакан с вином.

Когда я, в очередной раз, ухожу покурить, Димон целуется с Викой. А меня на кухне встречают Серёга с Антоном. Прелюдия длится недолго, я даже не успеваю закурить, — стою, согнувшись, грудью на подоконник, а меня сзади интенсивно трахает Антон. В руке у меня недопитый стакан с вином. Вино выплёскивается при каждом толчке.

Вообще, конечно, это прикол! — Не о таком сексе я мечтала: без презерватива, без ласк... Я, разумеется, была готова уже давно, но никакой романтики. Обидно. Да и ощущений минимум после выпитого. Хотя, это был мой первый, можно сказать, настоящий групповой секс. И не нужно смеяться! Пока Антон пыхтел где-то за моей спиной, Серёга тщетно пытался дать мне в рот. Подоконник ему мешал. В результате, у Антона всё получилось, а у Серёги — нет. То есть, Антошка благополучно побрызгал, между прочим, — в меня. А я не кончила. И обрубила Серёгины попытки завладеть моим ртом. Потому что курить хотела и кончить — тоже. Но от минета я не кончаю, пардон. А по ногам у меня стекала настоящая тёплая сперма чужого мужчины! И я назло всем не стала её вытирать.

Потом пришёл мой благоверный. Я его видела, но не стала мешать Серёге, размазывать сперму по моей промежности. Какая разница уже, собственно! Я даже подумала: вот было бы забавно, сели бы Димон начал меня лизать, а там — СЮРПРИЗ! Чего бы он сказал? Потом мы курили втроём. Из комнаты доносились Викуськины стоны под музыку. А я, сидя на подоконнике, пальцами ног трогала мужчин за их яйца.

Понятное дело, сейчас мне немного стыдно за эти мои «приключения», а тогда мне было по-фигу, кто и что про меня подумает.

Втроём возвращаемся в комнату; я, как в каком-то порнофильме, веду мужчин за члены. Они такие разные! — У мужа средней длины, но толстый, знакомый и привычный, а у Серёги тоньше и длиннее, и головка раздутая, не даёт ладони соскальзывать. — Удобно!

В комнате Вика совокупляется с Мишей, Виталик с Антоном, не стесняясь в выражениях, комментируют происходящее. С камерой в руках, естественно. Мы все садимся рядом на диван. Димон целует меня в сосок, мне нравится. Серёга тоже целует меня в сосок. Мне нравится ещё больше. Нас снимает Антон. Чтобы ему лучше снималось, я раскидываю ноги на моих мужчин. Серёга раздвигает пальцами мои мокрые складочки, Антон, встав на коленки, снимает это крупным планом.

На нашей кровати начинается групповуха с участием Вики, Мишани и Виталика, и Антон вместе с камерой нас покидает в поисках более удачных ракурсов. Мне очень хочется кончить, поэтому, руководствуясь остатками приличий, я лезу на своего мужа. С трудом, но у нас начинает что-то получаться. А Серёга трёт мне клитор. Но на диване дико неудобно, я постоянно соскальзываю. Встаём, чтобы разложить этот долбанный диван. И снова я хочу сделать секс с мужем, который благополучно засыпает с обмякшим членом! Это, как раз то, что у Димона из памяти выпало.

Зато, мне уже больше ничто не мешает, благо, у Серёги проблем с эрекцией не заметно. Мы занимаем позицию «на четвереньках» и начинаем интенсивно совокупляться. Диван скрипит. Димон дрыхнет, не замечая ни скрипа дивана, ни того, что всего в полуметре от него, его благоверная, в позиции «доги стайл» принимает в себя чужой половой орган.

Кончила я тогда очень быстро. А Серёга, как автомат, всё продолжал меня накачивать. Потом прямо у меня под носом появился ещё один член, весь в Викиных соках. — Виталик решил сменить команду. Вы что думаете, я отказалась!?

Не отказалась! Тогда я уже думала только о том, хватит ли сил у мужчин ещё и на меня после Вики. Тем более что Вика с Мишей уже отстрелялись и ушли в душ. Поэтому было решено переместиться на кровать. Жаль, что я не могу сейчас в деталях описать всё, что мы вытворяли. Вернулись из душа Вика с Мишей, Антон забросил свою камеру, а мы всё трахались и трахались, меняя позы. Серёга не ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх