Дневники отдыхающих 1. Коктебель 2008.

Страница: 18 из 23

аудитории, которую надо поддерживать в состоянии постоянного напряжения. Вру, конечно, секс с Димоном, в эмоциональном плане, совершенно другой. — Я его люблю, мужа моего. И от секса я ним я получаю очень много. Честно. Но хочу большего!

В общем, мы кончили. И присоединились к тусовке, которая изрядно разрослась. Не зря, видать, Вика отдрачивала своему мужу на глазах у изумлённой публики, а я подавала столько звуковых сигналов из палатки. На огонёк, точнее, на свет нашего костра приползли, поскольку уже были выпимши, наши подростковообразные соседи и ещё несколько разнополых, но одинаково сексуально-озабоченных, особей. Мы стали популярны.

Поэтому наши вечерние посиделки затянулись, а спиртные напитки закончились. Если бы не закончились, мы бы, наверное, до утра тусовались. А так, часа в три разошлись. Причём, Вика «разошлась» сразу к «гарным хлопцам», а Иван напросился к нам. Напрашивался к нам он уже в очень «приподнятом» настроении, нацеловавшись с Викусиком на прощание. У Серёги, к тому времени, настроение тоже «прибоднялось» будь здоров, поэтому мы сразу отказались от сна. Так уж получилось. Димон, глядя на такой расклад, быстренько занялся «приподнятием» своего настроения, разумеется, вручную, поскольку я уже не могла ему ничем помочь в тот момент. — Меня «с порога» начали использовать по предназначению. Извините за вульгарность. Из-за стенки было отчётливо слышно, как Вика стонет в характерном для неё ритме, так что там тоже время даром не теряли.

В каком-то калейдоскопическом режиме мы занимались всевозможнейшими соитиями, ограниченными только физиологией женского организма! Всё-таки выпивка стёрла большую часть впечатлений. Порою, помню, мне даже на коленках с трудом удавалось стоять. Зато у мужчин проблем со стоянием не было, по крайней мере, в части, касающейся их отдельных частей тела. И ещё хочу добавить, что попка у меня сегодня уже не так сильно болит. Всё-таки тренировки вещь удивительно полезная! А попку мою оттренировали вчера все, как мне кажется. Хотя, со стопроцентной уверенностью заявлять об этом не могу.

Я даже не помню, как заснула. Но, думаю, что это было уже под утро, поскольку, просыпалась я сегодня с огромным трудом. А когда проснулась, вся в засохшей сперме, с шалашом на голове, скрипящая суставами, как несмазанный робот — трансформер, обнаружила, что муж мой уже готов отправиться на охоту за обратными билетами. Только и успела поцеловать его перед отъездом. Даже зубки не почистив.

А чистка зубов, надо заметить, как и прочие гигиенические процедуры, дело здесь не простое. Многие, как я заметила, не мудрствуя, принимают ванны и умываются прямо в море. Мне такой вариант не подходит. В море, знаете ли, писают! Поэтому приходится использовать родниковую воду. И помощь окружающих, кстати, тоже. Точнее, до сих пор, из окружающих, мне помогала или Вика, или Димон, но не сегодня. Естественно! — Димона же рядом со мною нет. Поэтому с умыванием мне очень помог Иванушка, видимо, в благодарность за чудесную ночь, из которой я мало что помню. Как бы там ни было, Ваня искусно используя влажные салфетки, избавил меня от подтёков спермы на спине и других частях тела. Я бы даже сказала, — в особенности, на (в) других частях тела, где спермы было ну очень много! Так что утренний моцион был не только полезен с гигиенической точки зрения, но, также, принёс мне массу приятных эротических ощущений. Я возбудилась.

А дальше моё возбуждение пошло по нарастающей. Моё красноречивое умывание не осталось не замеченным в массах, не зря я старалась, массы очнулись и начали проявлять к нам с Викой знаки внимания. Поэтому наш завтрак прошёл в великолепной сексуальной атмосфере, нас чуть с ложечки не кормили. — Столько заботы!

Затем, забота приобрела более отчётливые вытянутые формы, благо к этому времени приём пищи был уже закончен. И началось купательно — загорательное времяпровождение, сопровождавшееся всякими нежными прикосновениями, поглаживаниями и поцелуйчиками. Я откровенно наслаждалась возможностью не заморачиваться морально — этическими вопросами, а получать свою долю ласки от любого из наших кавалеров, пока муж мой не вернулся. Ну и кавалеры, разумеется, не хотели упускать момент. Потом мы нашли брошенный в палатке фотоаппарат, дружно посмотрели фотоматериалы и вновь начали фоткаться. Сумбурно, но весело мы фиксировали наше купание, потом наши солнечные ванны, потом групповые портреты... Я обратила внимание, что наши фотоэксперименты снимали не только мы, но и народ из соседних палаток. Потом Вика взяла в рот у Виталика, и нам с нею предложили перебраться в палатку.

И началась съёмка откровенного порно! Я поняла, что фотографироваться и получать удовольствие очень и очень не просто. Серёга, с фотиком в руках, сидел в «дверях» палатки и руководил нашими совместными действиями. А мы, сбившись в кучу, пытались не отдавить друг — другу ноги и руки и, одновременно, создать эротическую экспозицию. Для эротики, на мой взгляд, раздувшихся пенисов было слишком много. Зато для качественной порнухи — в самый раз.

На этот раз память моя, не замутнённая винными парами, сбоев не дала. И темнота не скрыла от меня деталей. — Помню всё! И как мы с Викой фотографировались с членами во рту, как лежали, раздвинув ноги, и целовались, пока мужчины в несколько рук оглаживали наши тела. Помню, как сначала Вика, а потом я, одновременно сосали, лизали и отдрачивали одновременно четверым мужчинам. — Невероятные ощущения! Когда сжимаешь руками эти пружинящие, горячие стволы, когда во рту пульсирует ещё один, а в щёку тычется второй... Когда перестаёшь понимать где чей орган, а внимание концентрируется только на командах фотографа и собственных эмоциях. А сами эмоции просто зашкаливают! Когда с нетерпением ждёшь новой команды, а чей-то конец жжёт тебе ладонь. Когда натыкаешься (вдруг) на женские губы, скользящие по напряжённому члену и облизываешь уже без разбору и сам член и эти губы... А потом, неожиданно, оказываешься лежащей на спине под грудой тел, уткнувшись лицом в женское влагалище, пока у самой во влагалище кто-то пристраивает нечто очень длинное и приятное. Потом приходится замереть, чтобы наш фотограф успел всё зафиксировать, а потом вдруг член «фотографа» находишь возле своего рта. Жадно хватаешь его, понимая, что никто уже ничего не снимает и можно уже позволить себе всё...

Да, впечатления ещё живы, как видите. Нам было очень тесно. Но какое фантастическое чувство полнейшего единения! — Я бы не поверила, что такое вообще возможно. Я просто воспринимала себя, как некую часть одного огромного клубка или даже организма, что ли. Агонизирующего и слабо колышущегося организма, с множеством отверстий и выпуклостей, намертво сцепленных и заплетённых в единое целое. Пятеро мужчин и две женщины! Казалось, — всего-то. Но ни секунды я не оставалась одна, ни на секунду мой рот и промежность не пустовали. И со всех сторон ко мне безостановочно прижимались жаркие, потные тела моих партнёров. Я кончала. Нет, конечно, не безостановочно. — Я не считала, я отдалась своим каким-то внутренним переживаниям, и всё. Да, было тесно. Да, — периодически кто-то кому-то мешал. Но, в какой-то момент, накатывал оргазм, затем ещё... И ещё...

Не знаю, что видели, слышали и думали те, кто находился в непосредственной близости от нашей палатки. Я даже не знаю, что думали те, кто был в палатке. Но мне понравилось. Понравилось, что я, наконец, могу не только осязать, но и видеть. Мне даже понравилось, когда мужчины начали выплёскивать на нас с Викой своё накопившееся семя. К тому времени, я, как мне кажется, уже потеряла способность кончать, да и соображать — тоже. Я просто обнаружила, что захлёбываюсь спермой, и пришла в себя. Проглотила всё, чем щедро одарил меня Виталик и, тем самым, сохранила себе жизнь! Чуть позже, пока я допивала остатки Виталикова коктейля, где-то в нижней части моего тела состоялось очередное семяизвержение ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх