Дневники отдыхающих 1. Коктебель 2008.

Страница: 3 из 23

бы пить лёжа, — и Серёга тут же принялся беззастенчиво рассматривать мою промежность. Конец его начал стремительно увеличиваться в размерах, загибаясь головкой к животу. Интересный, надо сказать у него кончик оказался: длинный, загнутый и весь покрытый сетью тонких вен; крупные, блестящие яички, бритые налысо, как и лобок, заметно оттягивают вниз кожаный мешочек. У Димона член тоже красивый, — гладкий, ровный и толстый, с аккуратной круглой головкой, обросший кудряшками. А Серёгин намного тоньше и чуть длиннее, но головка очень крупная и цветом, и размером напоминает шляпку гриба. — Мне даже захотелось его облизнуть, почувствовать под языком разбегающиеся в разные стороны венки, скользнуть мокрыми губами по этой непропорционально большой головке... Молчу, Молчу!

Потом он попросил меня сесть так же, как я сидела вчера в ресторане, я отказалась. Сказала, что не могу здесь при всех. Он тогда нагло спросил, а смогу ли я не здесь и не при всех. Я, кажется, покраснела, — так бесцеремонно разговаривать на эти темы мне ещё не доводилось. Но кивнула, соглашаясь и, одновременно затаив дыхание, — во что же я вляпываюсь?

Спас меня Димон, ненаглядный, — накупался-таки! Оценил обстановку, в особенности — Вику и Викины параметры, со всеми познакомился церемонно и, естественно, брякнулся на живот. Так ему Вика приглянулась, кажется! От вина, правда, не отказался. Молодчина!

Блин! — А за окошком уже светает! Увлеклась я впечатлениями. Но коротко дорасскажу.

Димон всё описал очень точно, за исключением того, чего рассказать не мог, по причине пьянства. И сна, вызванного этим пьянством.

Весь день мы пили, купались и загорали, разумеется. Весь день Вика поддрачивала Серёгу, а Серёга Вику и меня. Правда, правда! — Несколько раз гладил мне попу и грудь, а один раз даже попытался засунуть мне палец в дырочку! Я старательно делала вид, что не замечаю, а у самой текло вовсю.

А уже перед уходом, Вика меня обняла и поцеловала прямо в губы! И сказала, что хочет меня сильнее, чем даже её муж. И предложила пойти к ним в гости, чтобы ещё выпить. Димону было всё равно, куда и к кому пойти; Серёге — почти уже тоже. Поэтому мы пошли к нам! По дороге приобрели ещё одну бутылочку Муската.

Димон рухнул в койку чуть ли не с порога, а мы устроились на веранде с вином и фруктами. Серёга несколько раз порывался снять шорты и заняться любовью с Викой, но после первого стакана его постигла участь Димона, — он был отправлен в ту же койку.

А любовью с Викой занялась я! Точнее, — она со мной. Поскольку мой опыт секса женщины с женщиной исчерпывался парой прочитанных книжек о радостях лесбийских отношений, да фотками из Интернета. А тут...

Только что мы укладывали Серёгу спать, — и вот я уже стою обнажённая, запрокинув голову, а Вика целует меня в шею, и руки её скользят по моей спине, ягодицам, бёдрам. А у меня так кружится голова! И ноги дрожат.

Чуть позже мы на диване. Я лежу на спине, Вика где-то ниже, крепко держит мои ноги и делает мне так приятно. В неверном свете, пробивающемся сквозь тюль окна, я вижу только её затылок, тёмным пятном выделяющийся на фоне моего живота.

Даже сейчас, пишу, засыпая на ходу, но свободной рукой всё глажу и глажу свою мышку, покручиваю двумя пальчиками кнопочку клитора, роняю на обивку пуфика мутные капельки сока. И пытаюсь восстановить в памяти ускользающие детали.

Вика меня ЛИЖЕТ!!! Нет, не так. — Она меня и лижет и сосёт и царапает и покусывает. И один палец даже погрузила мне в попку! Но я чувствую, что это не мужчина, даже если пытаюсь представить себе Димона там внизу. — Нет. Никак! Здесь ласка без агрессии. Не желание заставить меня кончить, — она просто целует меня потому, что хочет меня целовать. Я тяну к ней руки, я тоже хочу её просто целовать. И Вика мне не отказывает.

Теперь она сверху. По-прежнему лицом в моей промежности, но и у меня теперь есть чем себя занять. Я хочу смотреть на неё, но света очень мало, поэтому я вырисовываю силуэт её тела своими руками. Заодно с этим, прижимаю её к своему лицу, и тону в её запахе и влаге.

Мы стонем почти в унисон. Мы прогибаемся под ласками. Мы пьём друг друга и не можем до конца насладиться этим вкусом. Потом лежим, не меняя позы, восстанавливая дыхание.

А потом Вика будит почти невменяемого Серёгу, и они уходят.

А я сейчас тоже ухожу. — Спать.

12.08.2008

Сегодня день обещает быть более насыщенным: с утра мы отлично позагорали, место досталось нам хорошее (почти без маньяков), купались, пили пиво, всё как всегда. Ирка моя весь день до обеда изводила меня прикосновениями к самым моим чувствительным местам, а если я их прятал под животом, то начинала шептать мне на ухо, что она хочет сделать с этими самыми местами, как она это хочет сделать и, что и как я должен буду сделать с ней.

Лежать на животе, извините, с эрекцией, — очень нелегко! Учитывая, что пляж галечный. А супруга моя словно с цепи сорвалась, — фантазии фонтанируют. Пардон за каламбур. И, что ни фантазия, — то обязательно или на пляже, или не на пляже, но всё равно при посторонних. Я даже поинтересовался, что её заставляет постоянно вплетать каких-то чужих людей в наши, якобы, эротические игры. В ответ она честно призналась, что на неё произвело огромное впечатление знакомство с Сергеем и Викой. И, в особенности (никогда раньше она мне о таком не говорила), — их прилюдные ласки на пляже. И ещё добавила, что её безостановочно, на протяжении часа, разглядывает подросток, а её, мол, это дико заводит.

Покрывшийся испариной, с красными плечами, подросток лет семнадцати, действительно лежал в метре от нас, и тщетно пытался изобразить равнодушие к первичным половым признакам моей супруги. Неудивительно, что паренёк выглядел так плохо, — даже я, матёрый самец, разглядывая с такого расстояния и в таком ракурсе свою драгоценную супругу, врядли смог бы удержать порыв плоти.

Самое интересное, — меня это почему-то тоже завело. Не ревновать же, в конце концов, к пацану малолетнему, тем более, на нудистском пляже. А если Ирке нравится, — пусть смотрит, от меня не убудет. Я даже предложил ей чуть увеличить зону обзора, чем она тут же и воспользовалась. — Перевернулась на спину, а ноги так раскинула, словно не на пляже загорает, а у гинеколога обследуется. Минут через пять наш зритель не выдержал этого шоу, и спешно покинул нас. Дрочить пошёл, не иначе!

А Ирка отдрочила меня в воде после этого! — Мне показалось это забавным. Не знаю, заметил кто-нибудь нас, или нет?

А потом пошли на обед, и возле палаточного городка встретили Вику с Сергеем, они там у каких-то знакомых палаточников тусуются, пригласили нас ближе к вечеру шашлык жарить. Мы не отказались.

12.08.2008

Ха! — Не отказались! Сначала Димон долго ломался, типа: не удобно, мы не знаем никого. А когда узнал, что там четверо парней, без девушек, вообще чуть не сбежал. Только на мои уговоры и поддался. Так что вечером идём изучать быт жителей палаточного городка. И шашлык с вином употреблять. И купаться в ночном море, и в мужском внимании, разумеется.

Да, а паренёк на пляже, и в самом деле, обгорел. Но зато, кончил себе в покрывало, — это я точно видела. А чтобы он кончил, я сделала всё. Ноги я, конечно, во весь пляж не разбрасывала, тут мой дорогой переборщил с определениями, но и лежать, как монашка не собиралась. Это мой благоверный ходит на пляж с постоянным вопросом — «стесняться или нет», а я хожу на пляж, чтобы рассматривать мужчин (читай — мужские члены), на худой конец (!), — симпатичных женщин; и, самое главное, показывать себя. Так что раздвинуть ноги не проблема, даже пальчиками чуть-чуть себе помочь, — тоже не проблема. Не исключаю, что я самая заурядная эксгибиционистка. Но зато вечером, накопленные за день эротические эмоции выплёскиваются в ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх