Северное сияние или старинный рецепт спермы северного оленя

Страница: 1 из 2

Эту сногсшибательную историю, мне рассказала подруга моей мамы. Не знаю, правдивая эта история или вымысел, но я реально текла. Это случилась в далекие семидесятые.

После окончания вуза, Мама и Наталья Ивановна, по распределению попали на полуостров Диксон на метеостанцию. Рядом с их станцией стоял чум оленеводов. Девушка-чукча, она уже не помнит ее имени, была примерно одного возраста с ними, которая постоянно приходила к ним коротать длинные, полярные вечера. Однажды она не появлялась пару дней. Пришла она вечером, вся сияет.

 — Что случилось, спрашивает Наташа.

 — Ты знаешь, мы с сестрой спасли геолога, он просил вас передать по рации, что он жив, и уже здоров.

 — А как это случилось, спрашивает Наташа?

 — В понедельник моя старшая сестра, возвращаясь из соседнего стойбища, и наткнулась на замерзающего русского. Привезла в чум полуживого, и тут появилась я. Так мы его и спасли.

 — Слушай, говорит Наташа, но обморожение, это очень тяжелая травма, и без квалифицированной помощи, здесь не обойтись.

 — Давай рассказывай, как это было?

 — Нет, нельзя, это наш старинный секрет, который передается из поколения в поколение и о котором нельзя рассказывать. Любопытство их распирало, и Наташа пошла на хитрость. Достала последние остатки спирта, разбавила водой и дала ей выпить. Через несколько минут она опьянела. Наташа опять прицепилось с расспросами. И тут она, не устояла.

 — Ладно, только вы поклянитесь, что никому больше не расскажете и не будете над нами с сестрой смеяться. Они естественно поклялись и приготовились слушать, уютно устроившись втроем на топчане. А на улице завывал ветер и лютый мороз «предупреждал» — что лучше сидеть дома.

Извините меня за наглый прием, но я буду рассказывать эту историю от своего имени, мне так удобнее передавать свои эмоции, ведь я на одном дыхании с героиней прошла весь этот, невероятный путь, пока слушала Наталью Ивановну.

И так минуточку внимания.

 — Когда я вошла в чум, моя сестра уже поднимала бесчувственное тело геолога на нары, в котором едва теплилась жизнь.

 — Ты вовремя, говорит сестра.

 — Помоги мне. И вот мы раздели его догола. Он был холодный, как доски пола в вашем тамбуре. Сестра накрыла его шкурами, взяла меня за руку и повела на улицу.

 — Чтобы вытащить его с того света, нам надо добыть сперму оленя.

 — И как же мы добудем? Спрашиваю я.

 — Меньше задавай вопросов и делай все, что я скажу, иначе он умрет.

 — Сейчас приведи сюда двух оленей и поставь одного в стойло. Когда я все выполнила, поступил следующий приказ.

 — Пока я буду привязывать, сбегай в чум, посмотри как наш «замороженный», и не забудь миску под сперму.

Когда я вернулась, она уже привязала ноги оленя к вбитым жердям. Так обычно мы осматриваем больных оленей и делаем им различные процедуры.

 — Смотри внимательно и хорошо запоминай, говорит сестра, и ничему не удивляйся.

Со вторым оленем будешь справляться сама.

 — А сейчас возьми руками яйца оленя и согревай их теплом, можешь на них подышать. Я беспрекословно стала выполнять ее указание, сняла рукавицы, и первый раз в жизни взяла в руки яйца оленя. От моего прикосновения он даже не дернулся.

Мои руки ощутили теплые шарики, покрытые нежным мехом. Я слегка сжала их и как бы стала, перекатывать их в ладонях. А сестра тем временем поднырнула под оленя и встала на колени. Двумя руками она схватила кожаный мешочек, из которого выглядывал кончик головки члена. И стала водить по стволу. В народе говорят — «дрочить». Но в 30 градусный мороз, даже у оленя не хотел подниматься. Я смотрела на эту «процедуру» с открытым ртом, для меня это была такая невероятная фантастика, что я не решаясь, что ни будь спросить. Сестра, видя, что член не встает, приступила ко второму этапу. Она оттянула член на себя, и к моему удивлению, даже не удивлению, а шоку, взяла головку в рот. Если честно, то от такой картины, меня чуть не хватила «кондрашка», тошнота подступила к горлу, тело бросило в жар, а ноги чуть не подкосились. В общем, полный набор. Даже в бредовом сне, мне не могла прийти в голову такая мысль — пососать у оленя. Член оленя, хоть и был «в спячке», но довольно внушительных размеров и едва помещался в орту. Я даже за нее испугалась, а что если он там встанет? А она, продолжала ртом насаживаться на член, короче говоря — сосать с проглотом. Не знаю, каким образом это случилось, но когда я пошевелилась, то почувствовала, что вся теку. Не скрою, текла сильно, единственное, что я сообразила тогда, это сжать ноги, чтобы моя смазка как то задержалась внутри, так как влага на морозе, «не есть хорошо».

А тем временем сестра работала, как ударник коммунистического труда. И тут я уловила «исторический» момент, когда член стал резко увеличиваться, и сестра попыталась выдернуть его, но головка настолько увеличилась, что плотно застряла на выходе, из широко открытого рта. Я застыла в ужасе, и только молила, что бы она ни задохнулась или не захлебнулась от спермы. Я машинально схватила миску и подставила снизу. И тут олень дернулся, да так сильно, что член опять влетел в рот сантиметров на 20. Сестра отпрянула и белая вязкая сперма, мелкими толчками стала бить в подставленную мной миску. Когда последняя капля скатилась тоненькой и вытянутой струйкой в миску я облегченно вздохнула, совсем забыв, что сестра мужественно держит полный рот спермы. Тут я сообразила, что ей тоже нужна миска, и мигом подставила к орту. Освободив рот, она закашлялась.

Затем схватила миску и говорит.

 — Ты все видела, я побежала к больному, а ты «обработай» второго оленя, да, только не забудь посуду, а то в орту не донесешь. Пока я меняла олений местами, меня стал бить сильный озноб. Я настолько была «ошарашена» увиденным, что не знала с чего начать, и разрыдалась. А сестра как знала. Она забегает ко мне в сарай лблбь и кричит.

 — Ты что дура ревешь, мне срочно вторая порция спермы нужна, иначе эффекта не будет. И это меня вывело из ступора. Я нырнула под оленя, а сестра убежала к больному. Теперь настала моя очередь отсасывать. Как ни странно, но экстремальная ситуация поставила все на свои места. Чувство брезгливости, ушли на второй план, и к отсосу оленя, я уже отнеслась ни как к разврату последней стадии, а как «экстренная помощь на дому». Я смотрела на член как удав на кролика, и еще несколько минут не могла решиться взять в рот. Но чувство ответственности меня подтолкнуло к действию. Я губами припала к головке и кончиком язычка дотронулась до его дырочки. И как это не отвратительно на первый взгляд, но вкус члена мне понравился сразу. У меня было такое чувство, что в орту у меня соленая брынза, а запах напоминал, давно немытого члена. Может, кто и не поверит, но я восприняла все это, как должное, и отвращения в тот момент не испытывала. А перед глазами у меня, все время была картина, как моя сестра не может вынуть из орта вздыбленный член. Но с большим усилием, я пересилила себя, и стала сосать. Прошло минут 15, и член стал резко увеличиваться. Я схватила миску и подставила под подбородок, при этом, ни на секунду не останавливаясь. Член заполнил весь рот и стал с трудом двигаться. Мне стало трудно дышать, головка уже не просто ходила у меня в орту, она еле протискивалась, тем самым возбуждая меня через похотливый ротик, а о моей киске и говорить нечего, она текла как весенний ручеек. Ощущение было такое, как будто я вставила в мою девственную дырочку огромный огурец в пупырышках, и первые движения были дискомфортными, зато от последующих, я текла конкретно.

Олень дернулся, и член глубоко влетел в рот. Струя так резко ударила мне в горло, что от неожиданности я чуть не повалилась на землю. Рефлекс самосохранения ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх